Ссылки для упрощенного доступа

Ложь во время пандемии. COVID-19 как объект дезинформации


Вакцинация против COVID-19

«По имеющейся у меня информации, готовится план дискредитации ивермектина с помощью смерти (то есть убийства) нескольких пациентов, которые его принимают. Если вы – врач или медсестра и являетесь частью этого плана, не делайте этого!!! Даже если вам угрожают!!!».

Такое сообщение в начале марта у себя в Facebook разместил депутат парламента Чехии Любомир Вольны (он был избран от правопопулистской партии «Свобода и прямая демократия», но потом рассорился с ней и основал собственную). Ивермектин – противопаразитический препарат, слухи о способности которого облегчать течение COVID-19 распространились во многих странах. При этом его победы над коронавирусом не подтверждены авторитетными клиническими испытаниями, а недавнее заключение ВОЗ по этому поводу звучит скептически.

Депутат Вольны известен своим скандальным поведением: он категорически отказывается носить маску, в том числе в зале заседаний парламента, а несколько недель назад спровоцировал там потасовку. Судя по его записям в социальных сетях, он склонен верить самым экзотическим теориям заговора, касающимся пандемии COVID-19 – например, о таинственных самолетах, распыляющих содержащие коронавирус вещества над чешскими и другими европейскими городами. Полиция заинтересовалась словами Вольного о «врачах-убийцах», разъяснив депутату, его единомышленникам и широкой публике:

«​Тот, кто заслуживающим доверия образом узнает о том, что кто-либо занимается подготовкой преступления (в том числе убийства), и при этом не воспрепятствует таким действиям и не сообщит о них, может сам считаться совершившим уголовно наказуемое деяние. Это относится и к лицам, которые не обладают вышеописанной информацией, а лишь распространяют [неподтвержденные] сведения».

Депутата вызвали для объяснений, началось разбирательство.

FAKE NEWS, СЛУХИ И КОНСПИРОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ

Вольны, уже ставший в своей стране притчей во языцех, – пример, возможно, экстремальный. Однако специалисты по борьбе с дезинформацией отмечают, что, хотя пандемия длится уже второй год, она, как и в первые месяцы, сопровождается огромным количеством fake news, слухов и конспирологических теорий, касающихся COVID-19, вакцин против этого заболевания, карантинных ограничений и политических аспектов пандемии.

Крупнейшие социальные сети были вынуждены разработать специальные правила, касающиеся распространения их пользователями информации о коронавирусе. Как отмечается в недавнем сообщении компании Twitter, с момента вступления в действие этих правил администраторы этой соцсети удалили 22 400 твитов и закрыли или вынесли предупреждения владельцам 11,7 млн аккаунтов по всему миру. 25 марта основатель Facebook Марк Цукерберг и руководители Twitter и Google Джек Дорси и Сундар Пичаи приняли участие в слушаниях в Конгрессе США, на которых обсуждалась стратегия этих компаний по борьбе с дезинформацией о COVID-19. Несколькими днями позже Google объявил, что выделяет 25 миллионов евро новому европейскому фонду, который займется борьбой с распространением fake news и повышением медиаграмотности.

Основные темы дезинформаторов, связанные с пандемией, примерно таковы:

  • происхождение коронавируса – здесь есть целый «букет» конспирологических теорий, связанных с представлениями о вирусе как продукте программ разработки биологического оружия (иногда они описываются как китайские, чаще – как западные);
  • степень его опасности – многочисленные вариации представлений «ковид-диссидентов» о COVID-19 как заболевании, по сути, не слишком опасном, степень угрозы со стороны которого намеренно раздувается властями ради установления тотального контроля над обществом;
  • непродуктивность карантинных ограничений, также рассматриваемых исключительно как инструмент управления и подчинения граждан;
  • опасность или неэффективность вакцинации против коронавируса – от экзотических теорий о прививках как «чипировании» людей с целью превращения их в «биороботов» до сомнений в эффективности конкретных вакцин или, наоборот, пропаганды неподтвержденных данных об успешности тех или иных препаратов (см. выше – ивермектин).

Как отмечают эксперты международного аналитического центра European Values, подобно самому коронавирусу, дезинформация, связанная с ним, тоже распространяется волнами. Если в начале пандемии преобладала тема происхождения вируса и его (без)опасности, то сейчас доминирует всё, связанное с вакцинами.

Участники демонстрации протеста против ограничений, связанных с пандемией, в немецком городе Кассель, 20 марта 2021 года
Участники демонстрации протеста против ограничений, связанных с пандемией, в немецком городе Кассель, 20 марта 2021 года

«КОВИД-ДИССИДЕНТЫ» И НАМЕРЕННАЯ ДЕЗИНФОРМАЦИЯ

По мере того как радикальные «ковид-диссиденты» становятся более организованными, эффективнее действуют и каналы распространения fake news. Так, в Германии движение Querdenken (можно перевести как «Альтернативное мышление»), весьма активный участник массовых акций протеста против карантина, в том числе прошлогодней попытки штурма здания Бундестага в Берлине, имеет сотни тысяч последователей в социальных сетях, где активно распространяются «альтернативные» сведения о COVID-19.

Например, в конце декабря – начале января аккаунты организаций Querdenken активно ссылались на статью в австрийском бульварном издании Wochenblick под названием «Ужасные риски: после вакцинации организм начинает бороться с собственными клетками». За несколько дней этот текст прочитали более 200 тысяч человек.

Речь, однако, идет не только о рядовых распространителях дезинформации вроде какого-нибудь симпатизанта Querdenken, размещающего в своем твиттере ссылку на сомнительный текст. В «войне вакцин» между западными, российскими и китайскими производителями также используются методы дискредитации конкурентов.

Как сообщило в начале марта издание Wall Street Journal, российские спецслужбы начали через сеть связанных с ними сайтов и аккаунтов в социальных сетях кампанию по дискредитации вакцины фирмы Pfizer. Последовала реакция на уровне Госдепартамента США, представитель которого Нед Прайс заявил, что «Россия опять принялась за старое, на сей раз потенциально подвергая опасности жизни людей путем распространения дезинформации о вакцинах, которые ежедневно спасают жизни».

Кремль отверг эти обвинения. В свою очередь, глава Российского фонда прямых инвестиций (производителя вакцины Sputnik V) Кирилл Дмитриев ранее заявлял о «политическом давлении со стороны Запада», который «постоянно борется с российской вакциной».

ИНФОРМАЦИОННЫЕ АГРЕССОРЫ И ПРОТИВНИКИ ВАКЦИНАЦИИ

О том, почему пандемия стала театром информационной войны, Радио Свобода беседует с экспертом Атлантического совета в области информационной безопасности, бывшим ведущим сотрудником East StratCom Task Force Якубом Каленским.

Якуб Каленский
Якуб Каленский

– Компания Google сообщила, что будет участвовать в финансировании Европейского фонда медиа и информации. Насколько это важно, по-вашему, и как еще такие колоссы медиарынка, как Google, могли бы помочь улучшению состояния мирового информационного пространства?

– Мне кажется, лучшее, что могут сделать такие компании, – это финансировать тех исследователей, аналитические центры и НКО, которые уже занимаются работой в этой области, а не организовывать новые проекты, в каком-то смысле изобретая велосипед. Насколько я понимаю, упомянутый вами фонд как раз и будет выделять средства тем организациям, которые уже доказали своей работой, что понимают суть проблемы и сделали кое-что реальное для ее решения. Это можно только приветствовать.

Перед началом пандемии COVID-19 много говорилось о политических fake news, о попытках одних стран с помощью кампаний дезинформации повлиять на исход выборов в других странах, об опасности информационных войн для демократии. Пандемия отодвинула эти тренды и эти проблемы на задний план или они как-то связаны друг с другом?

– Еще до «коронавирусной эпохи» многие эксперты обращали внимание на активность информационных агрессоров в среде противников вакцинации. Клинт Уоттс пишет в своей книге, которая вышла за два года до пандемии, о том, как он сам оказался под влиянием дезинформации о прививках, якобы вызывающих аутизм, будучи при этом профессионалом в области борьбы с fake news! Это интересный пример того, насколько опасны технологии дезинформации, коль скоро они способны повлиять даже на людей, занимающихся борьбой с ними.

Так что «для тех, кто в теме», ничего удивительного в происходящем сейчас нет. Дезинформаторы активно паразитируют на актуальных темах, чтобы привлечь внимание публики. А что может быть в эти месяцы актуальнее пандемии? В значительной мере речь идет о продолжении противостояния дезинформаторов и «стандартных» СМИ, которое началось раньше и затрагивало политическую тематику. Если вам удастся убедить людей в том, что «мейнстрим скрывает правду», что, скажем, Би-би-си, Чешское телевидение или Радио Свобода не говорят об опасности, которую якобы несут с собой прививки от коронавируса, то вам будет легче убедить потом публику в том, что эти же самые СМИ врут, скажем, об Украине, Сирии, российских допинговых скандалах, отравлении Навального и прочем.

«ДЛЯ КРЕМЛЯ ОЧЕНЬ ВАЖЕН ПРОПАГАНДИСТСКИЙ ЭФФЕКТ»

В нынешней ситуации с вакцинами для Кремля очень важен пропагандистский эффект

Не бьет ли информационная война, которая развернулась в последнее время вокруг вакцин, по обычным людям, ждущим вакцинации как избавления от карантинных ограничений, как способа вернуться к привычной жизни? Возьмем ситуацию с российской вакциной Sputnik V в Европе. С одной стороны, некоторые страны ЕС – Венгрия, Австрия, Словакия, Словения – проявили к ней интерес и уже закупают или собираются закупать ее, хотя на уровне всего Евросоюза применение Sputnik V пока не санкционировано. С другой стороны, критики российской вакцины рассматривают ее прежде всего как инструмент геополитического влияния Кремля и часть его пропагандистской кампании. Это так? И даже если да, так ли это важно, если речь идет о спасении жизней?

– У меня нет сомнения в том, что в нынешней ситуации с вакцинами для Кремля очень важен пропагандистский эффект. Они якобы предлагают западному миру некие миллионы доз вакцины, на самом деле не будучи в состоянии обеспечить ею собственное население. (По данным на первую половину марта, Россия находилась на 9-м месте в мире по числу примененных доз вакцин против COVID-19, но лишь на 60-м – в пересчете на 100 человек населения. – РС). Какова цель? Вакцина становится инструментом внесения раскола в общественное мнение западных стран, подрыва доверия общества к демократическим правительствам – с этой целью и используется столь актуальная и чувствительная тема. Конечно, это нечестно по отношению к обычным людям, но надо понимать, кто несет за это ответственность. Это решение не Брюсселя, Вашингтона или Берлина, а Кремля.

Прививка вакциной Sputnik V в Алматы (Казахстан)
Прививка вакциной Sputnik V в Алматы (Казахстан)

Реально ли, чтобы за огромным количеством дезинформирующих сообщений на тему вакцин и пандемии стояла очень небольшая группа людей – например, как пишут авторы одного недавнего доклада, всего 12 активистов антипрививочного движения?

– Не думаю, что это так. Столь небольшая группа вряд ли в состоянии произвести и распространить действительно огромное количество дезинформации. Как я уже говорил, антипрививочная кампания началась не вчера и пришла не с COVID-19. Пандемия лишь дала возможность усилить ее, сделать более громкой и видимой. Кампании дезинформации основаны, с одной стороны, на непрерывном повторении каких-то утверждений, а с другой – на расширении аудитории, до которой эти утверждения доводятся. Они длятся годы, по принципу "капля камень точит" – о чем, кстати, хорошо знали в свое время в КГБ, обращая внимание на этот принцип при организации кампаний пропаганды и дезинформации за рубежом. Так что эти 12 человек, о которых вы говорите, могут быть такими «капельками», но без тысяч им подобных они не достигли бы серьезного эффекта.

ГРАНИЦЫ СВОБОДЫ СЛОВА

У каждого может быть свое мнение, но не может быть своих фактов

Как всегда, когда мы говорим о дезинформации, встает вопрос о границах свободы слова. В случае с пандемией, вакцинами и т. д. ситуация выглядит еще неоднозначнее, чем обычно, потому что и у специалистов до сих пор нет единого мнения по множеству вопросов, связанных с коронавирусом и борьбой с ним. Что эффективно, что не очень, а что просто опасно? Вспомним хотя бы недавние проблемы с вакциной компании AstraZeneca. Не кажется ли вам, что западный мир, в том числе информационные гиганты вроде Google, Facebook и Twitter, избрал слишком репрессивный подход к «​альтернативным» ​мнениям о COVID-19 и обо всем происходящем вокруг него?

– Когда речь идет об информации как таковой, уместно исходить из принципа, сформулированного некогда американским политиком и аналитиком Пэтом Мойниханом: «У каждого может быть свое мнение, но не может быть своих фактов». В том смысле, что факты всегда одни, хотя их интерпретации могут быть разными. Дезинформация – это информация, несоответствие которой реальности можно доказать. То есть речь тут идет не о мнениях, а о фактах. Если кто-то утверждает, скажем, что ношение масок вызывает развитие раковых заболеваний, или что сама пандемия COVID-19 представляет собой часть некоего коварного плана «глобальных элит» по сокращению численности населения планеты, то это не мнение, а ложь и распространение паники. За такие вещи следует наказывать в рамках действующих законов. Ведь если следовать принципу признания лжи всего лишь «мнением», то нужно легализовать, скажем, финансовые махинации или брачные аферы. Это ведь то же самое.

Но, конечно, есть области, в которых ясных и общепризнанных фактов нет, поэтому там трудно говорить о дезинформации, зато есть больше пространства для разных мнений. Скажем, мы не можем однозначно судить, кто из двух известных актрис красивее – Эмма Уотсон или Кира Найтли. Если кто-то скажет, что Эмма красивее Киры или наоборот, то это его личное мнение, потому что конкретных, фактических, подлежащих измерению критериев в таких вопросах просто нет.

С вакцинами ситуация иная, там речь зачастую идет о недостатке фактов. Скажем, (без)опасность вакцины от AstraZeneca может быть измерена и установлена в результате конкретных исследований. Это область объективных фактов, которые, видимо, не были в полной мере известны до того, как появились сообщения о случаях осложнений после применения этой вакцины в нескольких странах. Это не та ситуация, когда речь идет о мнениях, каждое из которых имеет равный вес, как мнения о красоте актрис. В интересах нас всех, чтобы о применении всех вакцин и его возможных последствиях общество было проинформировано максимально подробно на основании как уже имевшихся, так и вновь открывшихся фактов.

Дезинформаторы же занимаются чем-то совсем иным. Они раздувают масштабы проблем, то есть искажают факты, а потом используют их для построения конспирологических теорий, которые с фактами вообще не имеют ничего общего. Красная линия проходит именно здесь. Так что суть дела, с моей точки зрения, проста. Если есть факты, то о них можно информировать или дезинформировать. Если есть нечто, о чем можно высказать лишь субъективное мнение, то это другая ситуация. Борьба с дезинформацией – нужное и правильное дело. Борьба с мнениями – дело ненужное и неправильное.

Но в данный момент опасность, которую несет с собой деятельность дезинформаторов, представляется мне явной и очень серьезной. Скажем, высказывания депутата Вольного о якобы готовящемся заговоре медиков с убийством пациентов – это несомненное распространение панических слухов, караемое в Чехии по закону. В том числе и потому, что такие поступки угрожают жизни людей. Как и очень многие другие примеры дезинформации, появившиеся в период пандемии COVID-19.

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG