Ссылки для упрощенного доступа

«Каждый день допрашивали. Зубов не было». Репрессия никого не пощадила


Иллюстрация

Политические репрессии

В 1937-1938 годы репрессии достигли особенного размаха. На тот момент первый секретарь ЦК Компартии Киргизии Алексей Вагов, руководитель комиссариата внутренних дел Иван Лоцманов хотели быть первыми в этой кровавой вакханалии.

Исследователи подтвердили, что в Кыргызстане лишали свободы граждан в возрасте от 12 лет до 82 лет. Подростка могли арестовать по обвинению за якобы последование «бухаринским идеям», а аксакала - за раскрытие государственной тайны.

Соцсоревнование в поисках «врагов народа»

До сих пор точно не известно, сколько людей были репрессированы в Кыргызстане. Такое мнение высказывалось и на международной научной конференции «Историческая память: Политические репрессии и их последствия» в Бишкеке. Ситуация складывалась аналогично и в других республиках. Причастные к преступлениям не хотели распространять информацию об этом, сохраняя все в тайне.

Хорошо скрытая информация начала всплывать во время Никиты Хрущева, это вызвало опасения у причастных к кровопролитию руководителей, которые воспользовались своими положением, влиянием и успели уничтожить многие документы. Профессор Лодзинского университета Польши Альбин Гловацки на научной конференции в Бишкеке сказал, что необходимо озвучить имена людей, которые уничтожили точные списки жертв репрессий. По его словам, до сих пор неизвестно, где были похоронены жертвы репрессий.

Как сказал Гловацки, с учетом того, что многие не помнят операции НКВД «Поляк», было бы хорошо на уроках истории в школах рассказывать об этом. В Польше был издан учебник по этим событиям.

Между двумя мировыми войнами в СССР было репрессировано 140 тысяч граждан Польши.

Если бы не крах социализма, то кто знает, может быть, со временем люди забыли бы об этих кровавых событиях, никто об этом не говорил бы и не узнал бы правду.

Ученые Кыргызского государственного университета имени Ишеналы Арабаева в настоящее время перевели данные архива Государственного комитета национальной безопасности с русского на кыргызский и издали «Книгу памяти». Во главе этой работы стоял кандидат исторических наук, ветеран спецслужб Болот Абдрахманов. По его словам, в книгу включены все необходимые данные:

- За 3,5 года были изучены 13,5 тысячи уголовных дел. Научно-исследовательская группа перевела данные о списке репрессированных с русского на кыргызский язык. В базу были внесены имена свыше 20 тысяч человек, которые были указаны на 4 тысячах страницах. Масштабы репрессий достигли чудовищного размаха. В списках можно было найти людей разных возрастов - от 16 -летнего подростка до 82-летнего старика.

Систематизированы уголовные дела с 1920 по 1953 годы. Архивы с 1918-го до 1920 года находятся в Ташкенте. «Книга памяти» состоит из 10 томов, мы выпустили только сигнальные экземпляры. В ближайшее время издадим полностью. Наша цель – обнародовать правду. Собраны данные по расстрелянным, отправленным в ссылку, задержанным.

Репрессии на пространстве СССР проходили везде одинаково. Всюду людей обвиняли в том, что они «враги народа», «иностранные шпионы» и так далее. Во время размаха кровавой расправы первый секретарь ЦК Компартии Киргизии Алексей Вагов даже наградил народного комиссара внутренних дел Ивана Лоцманова легковой машиной - за усердие в выявлении «врагов народа».

«Встречался с Алашом и Тураном»​

Во времена, когда репрессии достигли своего апогея, руководство НКВД на местах могло «найти» своих жертв просто на улице среди обычных людей - все для того, чтобы понравиться центральной власти. Невиновных могли осудить просто для того, чтобы округлить цифру в отчете. Об этом рассказывает ученый, кандидат исторических наук Жумагул Байдилдеев, изучающий историю репрессий в Кыргызстане:

- По моим данным, в Кыргызстане, например, в Нарынском районе могли посадить 12-летнего ученика школы как «юного бухаринца». Самый старый, 82-летний аксакал был расстрелян в нарынской тюрьме за то, что он не скрыл государственную тайну. То есть у нас возрастная категория была от 12 до 82 лет.

В чем особенность репрессий в Кыргызстане? 4 сентября 1937 года по предложению Ежова комиссаром НКВД Киргизской ССР был назначен Лоцманов. После его прихода между районами было организовано соцсоревнование среди энкавэдэшкников. В архивах сохранился рапорт руководителя Беловодского НКВД. В нем он пишет, что задержано 99 «врагов народа».

В центре у него спрашивают: «Почему 99? Доведите до ста!». Тот вышел на улицу, там человек вел корову. Корову привязали к столбу, а его завели в здание и спросили: «Когда ты стал членом партии «Алаш-Ордо?»​. А тот бедный говорит: «Я был на джайлоо, встретился с аксакалами Алашем и Тураном, но с тех пор их не видел».

Пока людей репрессировали по таким надуманным и невероятным поводам, первый секретарь ЦК Компартии Киргизии Алексей Вагов подарил Лоцманову легковую машину и тем самым вдохновлял его на усиление репрессий.

Пытки в подвалах

Жылдыз Орозбекова - внучка Абдыкадыра Орозбекова, который подвергся чудовищным пыткам в подвалах НКВД. На этом месте сегодня находится один из известных книжных магазинов. В НКВД Орозбеков явился сам, но он не знал, что идет прямиком в железные челюсти капкана:

- Его задержали, когда он заходил в подвал НКВД. Его схватили и провели в здание. Оказывается, он пошел, чтобы доказывать, что он не «враг народа». Он сказал: «Я чист, я работал на советскую власть». 20 сентября 1937 года он зашел и не вышел из тюрьмы. Его допрашивали до 18 мая 1938 года. Каждый день. Зубов не было. Пальцы и ногти на них были разбиты… В архиве КГБ есть дело моего дедушки. Он должен был подписать повинную. Дедушка не согласился.

Семья Ишеналы Арабаева также прошла через машину репрессий. Его внучка Майрамкан Арабаева рассказывает, что Ишеналы Арабаева арестовали неожиданно:

- Когда никому не говорят и просто забирают с работы, что это может означать?.. Это большая потеря, не только для родных, но и кыргызского народа. Не только Ишеналы Арабаева, они просто уничтожили таких молодых людей, как Жусуп Абдрахманов, Касым Тыныстанов, Торокул Айтматов...

В 1991 году были найдены захоронения 138 жертв сталинских репрессий, они были похоронены в месте, где теперь построен мемориал «Ата-Бейит». Теперь это место является священным, там мы отдаем дань памяти жертвам кровавых репрессий. Останки были извлечены из подвалов завода в Чон-Таше и идентифицированы. 30 августа 1991 года состоялась государственная траурная церемония перезахоронения. Один из организаторов мероприятия по захоронению, ветеран спецслужб Болот Абдрахманов рассказывает, что 137 останков были идентифицированы, неизвестной осталась личность 138-го человека, который там был захоронен:

- Уточнение: Я своими руками копал. Честно говоря, тогда мы выкопали останки 138 человек. Уникальность в том, что это единственное место, которое нашли в СНГ. На глубине 3-3,5 метров в яме, где жгли кирпичи, вместе с костями стали находить фрагменты одежды. За 53 года вещи сгнили. Там же были найдены обвинительные приговоры в отношении Торокула Айтматова и Жусупа Абдрахманова.

«Японский шпион, расстрелять врага народа», - говорилось в приговоре от 5 ноября 1938 года за подписью Лоцманова. Когда мы нашли копию документа в архиве, нашли фамилии 137 человек. Среди Них Исакеев, Тыныстанов и другие. Когда мы копали, были найдены останки 138 человек. Мы потом изучали, либо одного еще человека либо не внесли в список, либо он стал случайным свидетелем, его расстреляли и бросили туда. Его имени мы не знаем.

Жумагул Байдилдеев подтверждает, что точное число репрессированных остается неизвестным. По его словам, жертвами стали примерно 40 тысяч человек:

- Ни один ученый точно не скажет о числе репрессированных. Предварительно на сегодняшний день говорится о 40 тысячах человек, такие мы подводим итоги. Вот недавно были опубликованы архивные материалы Государственного комитета национальной безопасности, будет издана «Книга памяти». Там в списке оправданных около 20 тысяч человек. Сегодня ни один историк не назовет точную цифру.

Руководитель научно-исследовательской группы Болот Абдрахманов говорит, что репрессиям подверглись около 20 тысяч кыргызстанцев. По его словам, они изучили 13,5 тысячи уголовных дел, которые были закрыты в специальном фонде КГБ:

- Так, с 1920 по 1953 годы составлен список из 20 тысяч человек, которые подверглись репрессиям. Среди них больше всего кыргызов, русских, уйгуров. Мы в этом списке нашли данные о дунганах, корейцах, поляках – представителях 55 различных национальностей, которые тогда проживали в Кыргызстане.

Согласно архивным материалам, кровавые репрессии проводились в плановом порядке. Все указания для союзных республик о том, сколько человек нужно расстрелять, сколько посадить и сколько отправить в ссылку, давались во время работы как его тогда называли «железной руки» - Николая Ежова. В соответствии с приказом главы НКВД в 1937 году в Кыргызстан поступил план об отнесении к первой категории 250 человек, 500 человек - ко второй категории (задержать). Комиссар НКВД Киргизской ССР Лоцманов перевыполнил план в три раза. К первой категории относили людей, которых отправляли на расстрел.

JsO

Перевод с кыргызского. Оригинал материала здесь.

Материал Кыргызской редакции РСЕ/РС

XS
SM
MD
LG