Ссылки для упрощенного доступа

Жизнь после должности. Как живут бывшие таджикские чиновники?


Архивное фото

Например, Наим Мансурзода, экс-глава Высшего экономического суда Таджикистана, который был снят с занимаемой должности в начале этого года, сейчас работает в правовом управлении одного из крупных банков страны «Ориёнбанке».

Его коллега Нусратулло Абдуллоев, экс-председатель Верховного суда страны, на сегодняшний день работает в «Точиксодиротбанке» и курирует обеспечение безопасности. Абдуллоев возглавлял Верховный суд с 2006 по 2016 годы.

Амиршо Миралиев, бывший руководитель исполнительного аппарата президента страны, после ухода с поста и небольшого перерыва был избран главой наблюдательного совета «Точиксодиротбанка» и сейчас руководит Ассоциацией коммерческих банков Таджикистана.

Интересно, что опыт работы в частных компаниях после государственной деятельности начал первый президент Таджикистана Каххор Махкамов. В 1991 году он покинул здание Верховного Совета с фразой «Я уйду, но вы пожалеете об этом», и через какое-то время возглавил частную компанию «Шукур».

Хилватшо Махмуд
Хилватшо Махмуд

Эксперты отмечают, что интерес частных компаний и банков к чиновникам, чья карьера в госструктурах завершилась, вызван неспроста. Дело в том, утверждает таджикский журналист и аналитик Хилватшо Махмуд, что бывшие чиновники имеют нужные связи в истеблишменте, что может всегда пригодиться в достижении целей компаний.

В Таджикистане государственный чин является чуть ли не синонимом авторитета и безграничного уважения в обществе. Чего стоит только магический звонок «сверху», который решает практически все проблемы.

Чиновничья жизнь – это непрекращающиеся телефонные звонки, дорогостоящие служебные автомобили и личный водитель, приглашения в рестораны и щедрые подарки. Но все это, как приятный сон, исчезает после ухода с поста: телефон уже не дребезжит, как прежде, приглашения в рестораны сводятся на нет, многочисленные «друзья» внезапно пропадают.

Муродали Алимардонов
Муродали Алимардонов

По мнению экспертов, именно поэтому чиновники готовы терпеть любую критику со стороны главы государства, лишь бы избежать участи быть уволенным. Одна из таких сцен произошла в 2007 году, когда на критику президента за недостаточное финансирование аграрного сектора тогдашний глава Нацбанка Муродали Алимардонов лишь покорно отчеканил: «Однозначно виновен, Джаноби Оли!».

Эксперты отмечают, что произойди подобное в западных странах, чиновник бы лично подал в отставку, однако в Таджикистане нет культуры подачи в отставку. Похоже, что правительство страны старается угодить даже уволенным чиновникам: им предоставляют возможность проявить себя в общественных структурах, обеспечивают должностью их детей.

Аналитики говорят, что таким образом власти ограждают себя от появления «пятой колонны». Например, после ухода с должности посла Таджикистана в России Абдулмаджида Достиева, его сын, Фарход Салими, был назначен послом Таджикистана в США. А сам Достиев сейчас занимается выращиванием лимонов.

Гайбулло Афзалов
Гайбулло Афзалов

Мирзошохрух Асрори, экс-министр культуры и Гайбулло Афзалов, экс-председатель Хатлонской области – из числа тех чиновников, которые после работы в государственных структурах «ушли» в общественный сектор. Первый руководит ОО «Харакати Вахдати милли», а второй является его заместителем. Гайбулло Афзалов сказал 15 ноября в беседе с Радио Озоди, что очень доволен своей жизнью.

«Чувствую себя хорошо. Я не из тех, кто после прощания с портфелем впадает в депрессию. Наоборот, я бодр и счастлив. Наш Лидер нации поощрил нас и предложил работу. Вот, работаю на новом месте. И еще получаю государственную пенсию», - рассказал он.

Иброхим Усмонов
Иброхим Усмонов

Иброхим Усмонов, экс-советник президента и бывший заместитель министра культуры, который приглашает бывших чиновников на дебаты в свой клуб «Диалог цивилизаций», говорит, все по-разному воспринимают уход с должности. «Для некоторых, это, конечно, болезненно. Лично я встретил новость о снятии с должности спокойно, потому что мы всегда должны понимать, что когда-то и мы заняли места того, кто ушел на пенсию и придет время и мы должны будем уступить дорогу молодым кадрам», - говорит Усмонов.

По словам собеседника, некоторые бывшие чиновники жалуются на то, что полны сил и энергии, но их опыт и потенциал не используется. Он привел в пример опыт спецпредставителя генерального секретаря ООН в Таджикистане Меррема, который в настоящее время работает на символическую зарплату в 1 доллар, но ООН до сих пор использует его опыт. По мнению Усмонова, и в Таджикистане можно использовать нерастраченный потенциал и опыт бывших чиновников.

Материал Таджикской редакции РСЕ/РС

XS
SM
MD
LG