Ссылки для упрощенного доступа

Постпред ВОЗ покинет свой пост? В соцсетях вновь ищут виновных в распространении вируса


Галина Перфильева

Не подтвержденная официально, но «гуляющая» в соцсетях новость об отставке постоянного представителя ВОЗ в Таджикистане вызвала новый виток споров о роли и ответственности Галины Перфильевой в коронавирусном кризисе в стране.

Критики обвиняют постпреда ВОЗ в углублении кризиса, так как, по их словам, повторив в эфире гостелевидения заявление Минздрава об отсутствии коронавируса в Таджикистане, она ввела в заблуждение население страны. Сама Перфильева позже заявила в интервью Радио Озоди, что «никогда и нигде не писала, что коронавируса в Таджикистане нет». Другая часть таджикистанцев считает, что ответственность за быстрое распространение нового вируса, которым уже заражены, по официальным данным, более 500 и умерли 14 человек, лежит на руководстве страны и министерстве здравоохранения Таджикистана.

Галина Перфильева, представитель ВОЗ в Таджикистане, с 17-летним опытом работы в этой организации и почти 30-летним опытом в области кадровых ресурсов здравоохранения, оказалась в последние недели в центре внимания СМИ и пользователей социальных сетей. В интервью Sputnik.tj постпред ВОЗ в РТ связала свою отставку с окончанием контракта. "Я не ухожу с поста, я временно находилась на этой должности. Я уже очень давно на пенсии в ВОЗе, поэтому истекает мой контракт", - сказала она в беседе со Sputnik Таджикистан. Один их таджикских чиновников также подтвердил, что у Перфильевой был шестимесячный временный контракт и «даже если она покинет свой пост, это будет связано с истечением срока контракта и пенсионным возрастом».

Сама Перфильева говорит, что на данный момент это не имеет значения, куда более важна работа миссии экспертов ВОЗ, прибывшей 1 мая в Таджикистан для изучения ситуации с распространением и борьбой с новым коронавирусом. За день до их прибытия таджикские власти признали коронавирус в Таджикистане и сообщили о первых 15 случаях заражения в стране.

В поисках «козла отпущения»?

Слухи о предстоящем уходе с поста Перфильевой появились через несколько дней после того, как 5 мая от занимаемой должности был освобожден министр здравоохранения страны Насим Олимзода. Неизвестно, насколько увольнение министра, который утверждал об отсутствии нового коронавируса в Таджикистане, связано с возможными недостатками в его работе и решениях. Его преемник Джамолиддин Абдуллозода сказал в короткой телефонной беседе с Радио Озоди, что «ситуация находится под контролем», все медицинские учреждения страны работают в круглосуточном режиме с одной целью – остановить эпидемию.

Тем не менее многие пользователи социальных сетей жалуются на отсутствие прозрачности в работе властей, отсутствие точной и исчерпывающей информации о мерах, принимаемых республиканским штабом по предотвращению распространения коронавируса, отсутствие связей с общественностью и отсутствие специальной пресс-службы, которая отвечала бы в нынешней ситуации на вопросы журналистов.

Парвина Ибодова, активистка гражданского общества, сказала в беседе с Радио Озоди, что Таджикистан мог бы предпринять своевременные действия, как соседние Узбекистан и Кыргызстан, которые ввели карантин в марте, перед Наврузом, и объявили чрезвычайное положение.

«На тот момент мы были в более выигрышной ситуации, если можно так выразиться, так как у нас было достаточно времени на подготовку и профилактику. Никакие цели и причины не могут быть оправданием, когда под удар поставлен народ, когда хаос и паника заполнили всех, когда нет нормальной структуры или человека, со стороны государства, который, как в других странах, могли бы говорить с народом, объяснять, успокоить», - говорит она.

В чем вина ВОЗ?

Парвина Ибодова привела в пример другие страны, где президенты, премьер-министры, другие высокопоставленные лица, пресс-службы ежедневно отчитывались о ситуации с коронавирусом в своих странах, призывали к адекватности. «Это не менее важно, чем лекарство и врачи. Но у нас все наоборот. Что касается миссии ВОЗ и ее реакции, думаю, если отбросить эмоции, можно понять почему так все произошло. И это не их проблема, а наша. Да, ВОЗ где-то упустила, недосказала, и они должны ответить за это. Но, в целом, проблема не в них...», - считает собеседница.

Обозреватели считают, что таджикские власти пытались скрыть наличие коронавируса в стране, чтобы не отказываться от празднования заранее запланированных публичных мероприятий по случаю Навруза в Худжанде, и, возможно, повлияли на позицию постпреда ВОЗ. По мнению Питера Леонарда, журналиста Еurasianet.com, «пример Китая не оказался уроком для организации». «Как и Пекин, Душанбе на протяжении нескольких недель отрицал наличие коронавируса, и постпред ВОЗ в Таджикистане позволила себе быть втянутой в «правительственный сговор». Очень прискорбно видеть, как таджикский народ страдает от пренебрежения властей общественным здоровьем», - говорит он.

По словам репортера, международное сообщество предоставило Таджикистану значительную финансовую помощь для смягчения кризиса в области здравоохранения, безработицы, укрепления продовольственной безопасности и эти проблемы, по его словам, станут серьезным вызовом для Таджикистана в долгосрочной перспективе.

«Правительство должно действовать справедливо и прозрачно, чтобы эти ресурсы не были потрачены впустую или разбазарены. Должен быть учтен каждый доллар и сомони. Власти должны взять на себя обязательства на постоянной основе сообщать гражданам, журналистам и донорам о потраченных средствах», - говорит Питер Леонард.

Оценивая действия на кризис в Таджикистане, таджикский аналитик Парвиз Муллоджонов сказал, что правительство и высокопоставленные чиновники в стране принимают решения без учета мнения экспертов и гражданского общества.

«Аналитические институты, такие как Центр стратегических исследований, неправительственные аналитические центры, не могут влиять на процесс принятия решений. То есть правительство определило эти действия (на коронавирусный кризис) и не задумывалось о последствиях. Перфильева не могла повлиять на эти решения. Ее единственная вина в том, что она поддержала эти действия без доли скептики или критики. Информация была сомнительной, вызывала недоверие, а она поддержала официальные данные. Не просто как личность, а как влиятельная организация. То есть она поддержала сомнительную информацию Минздрава. И это ее главная вина», - сказал Муллоджанов.

«Сель не проникнет в мой дом»

По мнению таджикского аналитика, сейчас власти должны думать о последствиях, чтобы не дать кризису углубиться. «Если бы с марта мы ввели жесткий карантин, то к концу апреля уже могли бы ослабить ограничительные меры, но мы решили действовать по-другому. Сейчас уже кризис ударил по экономике, крупному и малому бизнесу», - сказал Муллоджанов.

Таджикистан может справиться с ситуацией только с международной финансовой помощью, оказывая поддержку малому и среднему бизнесу, предоставляя льготное налогообложение, а также финансовую помощь нуждающимся, чтобы избежать социальной напряженности, добавил эксперт.

Другой собеседник Радио Озоди сообщил, что реакция властей страны на коронавирусную пандемию напоминает ситуацию, когда река выходит из своих берегов и грозит сильным наводнением, а человек плотно закрывает свою дверь, наивно полагая, что вода не проникнет в его дом.

По его словам, пандемия стала серьезным испытанием для таджикских властей в условиях кризиса и для доверия населения.

Материал Таджикской службы РСЕ/РС

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG