Ссылки для упрощенного доступа

IOM: Около 60 процентов мигрантов в России потеряли доходы


В условиях пандемии коронавируса миграционные эксперты наблюдают так называемую новую категорию мигрантов, условно названную «странствующими мигрантами» (stranded migrants).

По данным Миграционной службы Казахстана, странствующими мигрантами можно считать порядка 10 тысяч человек, в силу объективных обстоятельств вынужденных находится на территории этой богатой природными ресурсами центральноазиатской страны. Среди них и сотни граждан Таджикистана. 3 июня МИД Таджикистана сообщил, что более 200 застаревших на границе с Узбекистаном граждан были доставлены на 5 автобусах на родину через территорию Узбекистана. По словам таджикских властей, некоторые из них провели в ожидании возвращения на родину почти два месяца под открытым небом. Гуманитарную помощь этой категории мигрантов оказали как власти Казахстана, так и Международная организация по миграции (The International Organization for Migration (IOM).

В беседе с Радио Озоди 1 июня Зейнал Хаджиев, региональный координатор IОМ по Центральной Азии с офисом в Казахстане рассказал о новых вызовах в трудовой миграции на примере граждан Центральной Азии.

Зейнал Хаджиев: Дело в том, что это не единственная группа мигрантов. Очень много время от времени приезжают, как это часто бывает... там есть и из России и Казахстана. Открываются коридоры, они проезжают, и если Россия с Казахстаном договорились и они проехали и добрались до южных границ Казахстана, то дальше договариваются с узбекской стороной, Кыргызстаном… такие случаи бывают.

Новое явление: странствующие мигранты

Радио Озоди: Какое количество людей скопилось вот таким образом вокруг границы или внутри Казахстана в период пандемии?

Зейнал Хаджиев: Мы их называем «странствующими мигрантами» (по-английски stranded migrants). Это мигранты без должного обеспечения, каким-то образом они оказались в таком состоянии, они не могут вернуться к себе по причине отсутствия средств или по причине закрытая границ. У них нет работы и постоянных доходов. Часто бывает и места жительства нет, и они оказываются в очень уязвимом положении. По последним данным, которые мы получили от Миграционной службы Казахстана, таких мигрантов в стране порядка 10 тысяч. Это много. Необязательно, чтобы они были на границе. Это люди, которые в больших городах просто сидят и ждут, когда откроются границы, чтобы они могли переехать. У них во всяком случае есть где жить и, кстати, мы очень многим из них также оказывали помощь через наших партнеров. Наши партнеры – НПО очень большую оказывают помощь.

Радио Озоди: Это первая группа граждан Таджикистана или у вас уже были другие группы таджикских мигрантов, попавших в такую ситуацию?

Зейнал Хаджиев: Это первое обращение к нам. Несколько я знаю из общения с послом Таджикистана в Казахстане, большая группа мигрантов все-таки успела уехать на родину до закрытия границы. Он назвал цифру около 1500 мигрантов. Они оказали им помощь и из Казахстана они смогли вернуться. И теперь вот эта группа, которая собралась. Они время от времени организовывали без нас и это первый случай, когда вовлекают нас. Есть группа узбекских мигрантов, которая также постепенно скапливается. Это, в основном, те, кто возвращается из России. Страны тоже пропускают их исходя из своих возможностей, в соответствии со своими правилами (карантина во время пандемии), то есть с учетом того, что после возвращения они должны быть размещены на карантин.

Радио Озоди: Но, как я понимаю, если речь идёт о гражданах Узбекистана, их впускают на родину в соответствие с правилами времени, размещают побывавших на карантин и этот процесс в связи с тем, что тут речь идёт о прямой границе, не так уж сложен?

Зейнал Хаджиев: Естественно, одно дело, когда две страны договариваются между собой, и совсем другое дело, когда речь идёт о трёх странах. Это уже осложняет задачу. Раньше таких вопросов не было.

Роль международного донорского сообщества в условиях пандемии

Радио Озоди: Какова роль международного донорского сообщества в вопросах помощи этой категории мигрантов? Мы знаем, что они присутствуют в странах региона, делается колоссальная работа, но в чрезвычайных условиях, когда нужно принимать быстрые решения, кажется, что происходит сбой. Вы с этим согласны или нет?

Зейнал Хаджиев: Частично да. Но это надо связывать не с нежеланием доноров, просто есть определённые процедуры. У нас были проекты, естественно, бюджет рассчитан на определенный вид деятельности. В связи с ситуацией, которая сложилась, нужно переадресовать эти средства. Да, доноры были щедры в этом плане, они нам позволили это сделать. Если бы они не соглашались, мы бы не смогли оказать такую помощь.

Радио Озоди: То есть в вашей организации изменение стратегии произошло быстро?

Зейнал Хаджиев: Очень быстро и доноры здорово помогли. Мы бы не смогли это сделать. Действительно, те средства, которые можно было переадресовать, мы смогли использовать, но они же не бездонные, не были готовы на такое большое количество мигрантов. Никто не был готов. Чтобы принять такое решение, тоже нужно время. Это не так быстро делается. Примерно три недели назад мы выступили с обращением к донорам. Мы провели быстрый анализ социально-экономических последствий пандемии COVID-а на мигрантов, на миграцию, на страны, которые зависят от миграции. Это Таджикистан и Кыргызстан, они больше всего зависят. Исходя из этого быстрого, не углубленного анализа, мы сделали обращение и пояснили ту помощь, которую нужно оказать мигрантам, которые находились в России. И уже некоторые отклики есть. Но пока решения о финансировании нет. Надеемся, что у нас будет возможность оказать большую помощь.

Радио Озоди: Кому вы адресовали вообще просьбу и кто является вашим ключевым донором?

Зейнал Хаджиев: У нас был проект от США, Норвегии, у нас были какие-то внутренние средства, которые мы могли мобилизовать для оказания такой помощи. Сейчас мы сделали такое обращение к потенциалом донорам – это Евросоюз, Великобритания, правительство Швейцарии, другие страны ЕС, США…. Пока интересуются, задают вопросы, уточняют. Мы надеемся, что это во что-то конкретное выльется.

Странствующий мигрант - уязвимый человек

Радио Озоди: Можете озвучить ключевую проблему странствующих мигрантов одним словом?

Зейнал Хаджиев: Я бы сказал растущая уязвимость мигрантов. Можно говорить долго, но самое главное: многие потеряли работу, они оказались в ситуации, когда не могут вернуться домой. Если даже они вернуться домой, нет гарантии, что они там будут трудоустроены. Поэтому многие мигранты предпочли остаться. В Казахстане на начало марта, по данным Миграционной службы Казахстана, было 170 тысяч мигрантов.

Радио Озоди: Это все трудовые, экономические мигранты?

Зейнал Хаджиев: Экономические, трудовые мигранты. Они остались. Многие уехали. Тоже по официальным данным, мы их получили от таджикской и узбекской сторон, они могут меняться – с начала года порядка 90 тысяч мигрантов таджиков успели вернуться. Это были даже те, кто до COVID-19, в связи с сезонными работами, вернулись домой. 150 тысяч вернулись в Узбекистан. Они уже с началом сезонных весенних работ не смогли вернуться обратно. Об этом тоже нужно беспокоиться. В Казахстане в прошлом году в целом было до 2 миллионов мигрантов. В начале, когда приняли ограничительные меры в связи с пандемией, в стране находилось 170 тысяч мигрантов. Это по официальным данным. Работу теряют не только мигранты, но и местные. Многие сферы обслуживания, торговые центры закрылись, перестали работать.

Что будет с миграцией после пандемии?

Радио Озоди: У вас есть примерный подсчёт того, какой процент трудовых мигрантов в Казахстане осталось без работы?

Зейнал Хаджиев: Таких данных нет, но мы проводим такой социально-экономический анализ. У нас есть данные по России. Как минимум 60 процентов потеряли доход. Это или те, кто потерял работу или же те, кто уехали без оплаты.

Радио Озоди: Ваши прогнозы на то, как может измениться ситуация после пандемии? Как скоро ситуация может стабилизироваться, чтобы люди начали хоть какие-то деньги зарабатывать? Есть какая-то надежда, что ситуации вскоре выровняется?

Зейнал Хаджиев: Прогнозы не самое благородное дело, все зависит от того, как экономики стран – Казахстана и России будут восстанавливаться.

Есть ли надежда? Да, конечно, для этого нужно очень много работать как самим мигрантам, так и другим. Нужно, чтобы они были более готовы. Вместо того, чтобы ехать неизвестно куда, там, где нет работы. Не будет как раньше, однозначно.


Естественно все заинтересованы, чтобы это происходило как можно скорее. Когда будет экономика восстанавливаться, можно ожидать, что национальные правительства стран, принимающих мигрантов, решения будут вносить в пользу своих граждан. Это объяснимо и понятно. Но здесь будут какие-то сферы экономики, где нужны мигранты. Нужно будет решать два вопроса: первое – что сделать, чтобы это было не хаотично. Мы опасаемся, что это может вызвать поток нерегулярных мигрантов, тогда мигранты станут еще более уязвимыми, потому что появится много предложений, но спроса будет меньше. Естественно, очень многие мигранты останутся без работы. Они будут готовы принимать любую работу, они станут легкой добычей для трафикеров, для тех, кто будет заниматься эксплуатацией. То есть нужно быть готовыми к такого рода негативным последствиям. В принципе, уже наблюдаем. Не только в России или Казахстане, но и в странах исхода тоже. Это предсказуемое явление и мы свою работу видим в информировании о таких негативных последствиях. И второе: все ровно в ситуации со снятием ограничений в связи с COVID, принимающим странам нужно решать вопросы с доступом мигрантов к медицинским услугам. Это очень важный момент и то, чего не хватает. Мигранты должны наряду с гражданами этих стран иметь доступ к медицинским услугам. Это здоровье не только мигрантов, но и всего сообщества, в котором они находятся. Поэтому, когда мы обращаемся к донорам, мы говорим не только о гуманитарной помощи, мы говорим в первую очередь о сохранении жизни людей. Есть ли надежда? Да, конечно, для этого нужно очень много работать как самим мигрантам, так и другим. Нужно, чтобы они были более готовы. Вместо того, чтобы ехать неизвестно куда, там, где нет работы. Не будет как раньше, однозначно. Страны исхода мигрантов должны учитывать в своей политике эти необходимости. Нужно максимально стараться создавать рабочие места у себя, чтобы у мигрантов была возможность работать у себя, нежели ехать туда, где неизвестно что их ждёт. Естественно, и партнеры по развитию, и международные организации должны поставить свою работу таким же образом.

Радио Озоди: То есть мигрантам надо становиться более грамотными, чтобы понимать свои права, риски?

Зейнал Хаджиев: Абсолютно верно.

XS
SM
MD
LG