Ссылки для упрощенного доступа

Как нынешний Афганистан изменит отношение России, Китая и США к Центральной Азии?


Карта Афганистана.

Резкая смена власти в Афганистане, несомненно, повлияет на отношения Центральной Азии с крупными державами. Некоторые считают, что в ближайшие годы присутствие России будет усиливаться в регионе и есть вероятность того, что влияние Китая и США пойдет на спад.

Что означает победа движения «Талибан» в Афганистане для отношений Центральной Азии с крупными державами? Некоторые эксперты считают, что окончательный вывод войск США из Афганистана нанесет удар по репутации Вашингтона в Центральной Азии и положит начало спаду в отношениях между Соединенными Штатами и пятью постсоветскими республиками в регионе.

Однако правительства стран Центральной Азии навряд ли забудут, насколько значимы для них были 20 лет военной операции в Афганистане под руководством США.

Особенно сейчас, когда в Афганистане, как представляется, возрождается «Талибан», можно утверждать, что ни одна страна не выиграла от присутствия США в Афганистане больше, чем государства Центральной Азии.

После того как в конце 1990-х годов силы «Талибана» добрались до границ Центральной Азии, правительства Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана были буквально на грани паники. Только Туркменистану, с его официальной политикой нейтралитета, удалось достичь взаимопонимания с афганской группировкой боевиков.

Солдаты «Талибана» проверяют автомобили у въезда в Зеленую зону, где расположено большинство посольств. Кабул, 22 августа 2021 года
Солдаты «Талибана» проверяют автомобили у въезда в Зеленую зону, где расположено большинство посольств. Кабул, 22 августа 2021 года

Однако после начала военных операций в Афганистане в конце 2001 года Соединенными Штатами и их союзниками эти угрозы близ границ Центральной Азии были устранены, и северный Афганистан стал относительно мирным регионом до 2013 года.

В те годы Центральная Азия получила возможность развиваться, оставаясь при этом защищенной от афганской нестабильности благодаря усилиям Соединенных Штатов, их иностранных союзников и правительственных сил Афганистана.

В то время как последствия ухода войск США из Афганистана могли оказаться неожиданными, о самом выводе вооруженных сил было объявлено еще 10 лет назад — на тот момент президентом Барак Обамой. Так что лидерам Центральной Азии было известно о том, что иностранные войска покинут Афганистан, и у них было 10 лет на подготовку к этому.

В период с 2001 по 2021 год Соединенные Штаты помогли Центральной Азии повысить свой потенциал по выявлению и нейтрализации угроз из Афганистана посредством совместного обучения, финансирования и оснащения оборудованием для обеспечения безопасности на границах, а также военной техники, включая квадроциклы, грузовики и (для Узбекистана) бронетранспортеры с защитой от мин и нападений из засад.

Соединенные Штаты предоставили и продолжают оказывать помощь Центральной Азии, включая вакцины против COVID-19 с недавнего времени. США пытались стимулировать торговлю с отдельными государствами региона, где это возможно, и поддерживали усилия этих государств по присоединению к международным организациям, таким как Всемирная торговая организация (ВТО).

Соединенные Штаты — своего рода противовес России и Китаю, позволяющий Центральной Азии не допускать попадания под слишком сильное влияние Москвы или Пекина.

РОССИЯ

Некоторые считают, что влияние России в Центральной Азии значительно усилится после завершения вывода сил США и их союзников из Афганистана.

В плане обеспечения безопасности в Центральной Азии Россия обеспечила свое присутствие там на протяжении длительного времени. Начало этому было положено задолго до того, как войска США и их союзников были размещены на базах в Кыргызстане, Таджикистане и Узбекистане для поддержки операций в Афганистане.

201-я российская дивизия базируется в Таджикистане с 1940-х годов и по условиям соглашения, подписанного в 2012 году, будет оставаться там как минимум до 2042 года.

Таджикистан. Во время переброски танкистов российской 201-й военной базы на приграничный с Афганистаном полигон «Харб-Майдон»
Таджикистан. Во время переброски танкистов российской 201-й военной базы на приграничный с Афганистаном полигон «Харб-Майдон»

В 2003 году Россия открыла в Кыргызстане военную базу в Канте — уже после того, как силы США были размещены в стране. Согласно условиям соглашения, подписанного в 2012 году, российские войска останутся там как минимум до 2027 года с возможностью продления этой сделки на еще пять дополнительных лет.

Формально базой в Канте руководит возглавляемая Россией Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), которая объединяет Россию, Армению, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан. Однако на данный момент почти весь военный контингент и военная техника прибывают из России.

Нет никаких признаков того, что Россия планирует увеличить свое военное присутствие в Кыргызстане или Таджикистане, и пока нет ни слова о том, что Россия стремится использовать базы в других странах Центральной Азии.

Недавно Россия провела совместные военные учения с Таджикистаном и Узбекистаном недалеко от афганской границы, а 24 августа начались учения ОДКБ в Кыргызстане.

Россия регулярно проводила совместные учения с Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном и в конце 1990-х, и на протяжении всех лет пребывания США в Афганистане. А после того как в 2016 году Шавкат Мирзиёев стал президентом Узбекистана, Москва также возобновила совместные военные учения с Узбекистаном.

Безусловно, Москва может сыграть на опасениях Центральной Азии перед угрозами со стороны Афганистана — большинство из которых Кремль подогревал на протяжении 25 лет — и использовать свое новое влияние в регионе, чтобы оказать давление на государства Центральной Азии в целях сближения с Россией и отдаления от Запада или даже от Китая.

Россия также может убедить Узбекистан вернуться в ОДКБ, членом которой Ташкент уже был дважды и также дважды ее покидал (с 1992 по 1999 год и с 2006 по 2012 год), или даже вывести Туркменистан из изоляции и подмять под свое влияние — процесс, который в последние годы уже идет полным ходом.

Однако Москва в последнее время посылает смешанные сообщения об угрозе со стороны Афганистана.

Российские официальные лица сейчас преуменьшают опасность «Талибана». При этом некоторые высказывают предположения о том, что с правительством талибов будет легче сотрудничать, чем с поддерживаемым ООН правительством, которое на данный момент почти полностью бежало из Афганистана. Это далеко не то, что приходилось слышать от Москвы жителям Центральной Азии на протяжении последней четверти века.

Российские официальные лица теперь утверждают, что угроза из Афганистана исходит от неафганских исламистских экстремистов, некоторые из которых являются гражданами стран Центральной Азии и могут проникнуть на сопредельные с Афганистаном территории и создать нестабильность.

Правительства Центральной Азии вполне могут согласиться с такой оценкой.

Но даже если это так, насколько Россия может им помочь?

Разве что у таких группировок хватит смелости попытаться пересечь границу в массовом порядке. В противном случае российская боевая мощь мало что может сделать в оказании помощи странам Центральной Азии.

Небольшим группам экстремистов или отдельным лицам, проникающим на территорию Центральной Азии для совершения террористических атак, трудно дать отпор. Хотя, по сути, именно они представляют собой внутреннюю угрозу для любой рассматриваемой страны.

Двусторонние или многосторонние договоры в области обороны основаны на иностранных или внешних угрозах, и партнеры не обязаны приходить на помощь отдельной стране, сталкивающейся с угрозой со стороны внутренних врагов. Более того, до сегодняшнего дня в Центральной Азии никто ничего подобного не совершал.

КИТАЙ

Высказывались предположения, что Пекин может воспользоваться выводом войск США из Афганистана для расширения своего влияния в Центральной Азии.

Но влияние Китая в регионе в основном носит экономический характер, хотя оно, несомненно, помогло государствам Центральной Азии справиться с предполагаемыми угрозами безопасности (в основном для того, чтобы такие угрозы не распространились на Китай).

Парад российских, китайских и монгольских войск и военной техники по окончании дня учений «Восток-2018» на полигоне «Цугол» недалеко от китайско-монгольской границы в Сибири, 13 сентября 2018 года
Парад российских, китайских и монгольских войск и военной техники по окончании дня учений «Восток-2018» на полигоне «Цугол» недалеко от китайско-монгольской границы в Сибири, 13 сентября 2018 года

Китай продает оружие в Центральную Азию и проводит совместные военные учения и тренировочные занятия как в двустороннем порядке, так и под флагом Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), в которую также входят Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Узбекистан, а также Россия, Пакистан и Индия.

Пекин также имеет небольшую военную базу в отдаленном районе восточного Таджикистана, которая охраняет высокогорные ворота в Китай.

Некоторые думают, что Китай может отправить войска для оказания помощи Центральной Азии в случае дестабилизации региона из-за элементов, исходящих из Афганистана.

Но это вряд ли произойдет.

Развертывание китайских войск для поддержки правительства в преимущественно мусульманской стране может усугубить любые проблемы безопасности, которые могут возникнуть у центральноазиатского государства, потенциально делая его магнитом для джихадистов.

Жестокая кампания, развернутая Пекином против проживающих в стране мусульман — уйгуров, казахов, кыргызов, а также хуэй — уже подорвала репутацию Китая и вызвала возмущение у многих сторонних наблюдателей.

Более того, хотя Китаю за последние 25 лет удалось нарастить внушительную армию, история иностранных военных авантюр с момента прихода к власти коммунистов не вызывает ощущения особой уверенности в их силах.

Китайские войска понесли колоссальные потери в Корее в начале 1950-х годов, в ходе краткой битвы на реке Уссури с советскими войсками в 1969 году, а также во время вторжения во Вьетнам в 1979 году. Пекин не отправлял свой военный контингент для участия в боевых действиях в другую страну на протяжении более чем 40 лет.

В 2016 году в Южном Судане были убиты два китайских миротворца — новость, которая шокировала китайскую общественность. Объяснение потери десятков китайских солдат в результате другой иностранной авантюры может оказаться проблематичной для Пекина.

Тем не менее Пекин вложил большие деньги и смог добыть огромное количество сырья — включая нефть, природный газ, уран, железо и многое другое — за период более чем двух десятилетий в Центральной Азии.

Правительства региона, судя по всему, извлекли выгоду из этих предприятий, а некоторые из их граждан нашли работу, трудясь над китайскими проектами.

Но дни огромных китайских проектов в Центральной Азии — нефте- и газопроводов, новых железных и автомобильных дорог, нефтеперерабатывающих заводов и другой инфраструктуры — подходят к концу, если они уже не сочтены.

Китай продолжит инвестировать в Центральную Азию и добывать ценные ресурсы. Но Пекин более не будет тратить те суммы денег, как он делал это 10 и 20 лет назад. А взятые в те годы правительствами Центральной Азии у Китая займы тоже подходит время погашать, и многим из этих стран будет крайне сложно производить выплаты.

Антикитайские настроения в Центральной Азии продолжают расти и могут усилиться, поскольку граждане всё больше придерживаются мнения, что их правительства продались Пекину.

НУЖНА ЛИ ПОМОЩЬ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ?

Опасения правительств стран Центральной Азии по поводу Афганистана могут вынудить их принять в ближайшие месяцы опрометчивые решения об иностранных партнерских отношениях.

Но, по правде говоря, им вообще может особо не понадобиться помощь извне.

Люди идут по мосту во время церемонии его открытия в Нижнем Пяндже на афгано-таджикской границе, 26 августа 2007 года
Люди идут по мосту во время церемонии его открытия в Нижнем Пяндже на афгано-таджикской границе, 26 августа 2007 года

Когда силы «Талибана» впервые появились близ их границ, все пять центральноазиатских государств были независимыми на протяжении всего пяти лет, а в Таджикистане на тот момент всё еще бушевала гражданская война.

В то время у их лидеров была веская причина беспокоиться о своем будущем в свете растущей нестабильности в регионе.

Ныне эти страны уже 30 лет как независимые государства, гражданская война в Таджикистане закончилась почти что 25 лет назад, Центральная Азия в целом рассматривается как стабильный регион, а региональные связи лучше, чем они были в первые годы независимости.

Их военные силы больше и лучше вооружены.

Их границы с Афганистаном защищены гораздо лучше.

Кроме того, теперь они немного больше ознакомлены с движением «Талибан», чем это было во второй половине 1990-х годов, когда эта группировка боевиков впервые распространилась в Афганистане.

Лучшей их защитой может стать их собственное единство.

Перевела с английского языка Алиса Вальсамаки.

Выраженные в публикации мнения могут не отражать точку зрения редакции Азаттыка.

XS
SM
MD
LG