Ссылки для упрощенного доступа

Казахстан запретил въезд создателю базы жертв лагерей Синьцзяна


Евгений Бунин. Алматы, 10 сентября 2019 года

Казахстан запретил въезд в страну сроком на пять лет создателю базы жертв лагерей и тюрем Синьцзяна Евгению Бунину. Об этом вечером в субботу на своей странице в Facebook’e сообщил сам Евгений Бунин.

«Мне запретили въезжать в Казахстан на пять лет. Только что узнал об этом», – написал он. – После месяца, проведенного в Бишкеке (без каких-либо проблем), я прилетел сегодня ночью в Алматы, и меня не пропустили на паспортном контроле (после ставшего обычным теперь “пожалуйста, присядьте и подождите, пока ваш паспорт у нас”). Через 5-10 минут две девушки из “Эйр Астаны” подошли и предложили помочь купить билет из Алматы, так как мне якобы запретили въезд в страну. Вскоре подошел работник паспортного контроля и пояснил, что мне запретили въезжать в Казахстан на пять лет», – написал Бунин.

По его словам, сотрудник не объяснил причин запрета и предложил обратиться за информацией в министерство иностранных дел Казахстана.

«В итоге я вновь покидаю Центральную Азию, через месяц после возвращения сюда, на рейсе, вылетающем в шесть часов утра. Надеюсь, что мне не запретили въезд в Кыргызстан, но возвращение туда после всего этого меня беспокоит, я подозреваю, что меня как минимум остановят», – также сообщил он.

Правозащитник опубликовал в комментарии к посту фотокопию постановления о депортации от 4 сентября 2021 года. Согласно документу, Бунин попытался въехать в Казахстан по своему российскому паспорту.

Пресс-секретарь министерства иностранных дел Казахстана Айбек Смадияров утром в воскресенье не был доступен для комментариев.

Последние несколько лет Евгений Бунин активно поднимает тему притеснений меньшинств в Китае, пишет об этом на страницах мировых СМИ, привлекая внимание международных организаций к проблеме.

Писатель и переводчик, известный исследователь уйгуров в Китае Евгений Бунин является создателем и куратором базы данных жертв китайской политики в Синьцзяне Shahit.biz, насчитывающей десятки тысяч свидетельств. Как отмечают СМИ, данной базой пользуются журналисты и правозащитные организации. К историям прилагаются видеообращения, официальные документы, фотографии, персональные данные или аудиоматериалы, которые подтверждают репрессии.

В прошлом и позапрошлом году Узбекистан отказал исследователю во въезде в страну. Бунин связал отказ во въезде с его исследованиями по проблеме уйгуров в Китае и проектом Xinjiang Victims Database.

По оценкам ООН, в Синьцзяне миллионы людей были отправлены в «лагеря политического перевоспитания», сотни тысяч приговорены к длительным тюремным срокам по безосновательным, по мнению правозащитников, обвинениям – за то, что практиковали религиозные ритуалы, поддерживали связи с родными за рубежом. Пекин называет эти лагеря «центрами профессионального обучения», а свои действия – «борьбой с экстремизмом».

Сообщения о преследовании уйгуров, казахов и других тюркоязычных меньшинств поступают из Синьцзяна с 2017 года. Казахстанская сторона избегает критики в адрес Пекина, одного из крупных инвесторов и кредиторов. Чиновники не раз заявляли, что происходящее в Синьцзяне является внутренним делом Китая.

«Удивлен, хотя и не шокирован, произошедшим, поскольку, насколько мне известно, у Казахстана до этого не было (каких-либо?) прецедентов (во всяком случае получивших огласку, как это было у Узбекистана)», – добавил Евгений Бунин в своем посте в Facebook’e.

XS
SM
MD
LG