Ссылки для упрощенного доступа

«Бесчестный пропагандист» Назарбаева и блоги как оплот свободы слова в Казахстане


Американский режиссер Оливер Стоун на Венецианском кинофестивале. Венеция, Италия, 5 сентября 2020 года

Американского режиссера Оливера Стоуна продолжают критиковать за фильм об экс-президенте Казахстана. В ответ тот предлагает «хвалить [Назарбаева] за то, что он не превратил страну в помойку». Американский журнал Foreign Policy, между тем, высоко отзывается об «альтернативной прессе» в Казахстане - блогах, но опасается, что этот позитивный тренд «продлится недолго».

«АГИОГРАФИЯ» ОТ ОЛИВЕРА СТОУНА

Западная пресса продолжает реагировать на фильм о Нурсултане Назарбаеве «Qazaq. История Золотого человека», который называет «пропагандистской эпопеей», и критиковать голливудского режиссера Оливера Стоуна за участие в работе над лентой.

Так в британской газете Telegraph пишут, что «Нурсултан Назарбаев продолжает взращивать культ личности как «отец нации»: «Когда он ушел из власти, он был самым продолжительно правившим и успешным среди бывших коммунистических чиновников, которые стали диктаторами в новых независимых странах Центральной Азии после распада Советского Союза».

Стоуна уже не раз подвергали критике за ряд лояльных интервью с влиятельными автократами в последние годы, включая четырехчасовую серию бесед с президентом России Владимиром Путиным, которую он опубликовал в 2017 году, а также интервью со свергнутым президентом Украины Виктором Януковичем для документального фильма о революции в этой стране.

Dо время интервью американского режиссера Оливера Стоуна (справа) с президентом России Владимиром Путиным. Москва, 19 июля 2019 года. Стоун снял фильм «Нерассказанная история Украины» (Revealing Ukraine), в котором трактуются события в Украине с позиций Кремля
Dо время интервью американского режиссера Оливера Стоуна (справа) с президентом России Владимиром Путиным. Москва, 19 июля 2019 года. Стоун снял фильм «Нерассказанная история Украины» (Revealing Ukraine), в котором трактуются события в Украине с позиций Кремля

В британской газете Guardian фильм Стоуна о Казахстане назвали «агиографией, способствующей культу личности» Назарбаева (агиография – богословская дисциплина, изучающая житие святых. – Ред.).

«В фильме «Qazaq. история Золотого человека» Стоун использует тот же неконфронтационный подход к интервьюированию автократов, который сделал его фаворитом Владимира Путина, бывшего президента Украины Виктора Януковича и других, стремящихся отполировать свою репутацию в беседе с оскароносным режиссером «Взвода» и «Джона Кеннеди», - пишет Guardian.

Отвечая на критику относительно его работы над фильмом про Назарбаева, Оливер Стоун заявил Guardian, что не собирается «читать этим людям лекцию о том, как управлять их странами и как управлять демократией». Он сравнил Назарбаева с «вождем племени», который «руководит сложной страной».

«Вы можете называть Назарбаева как хотите — диктатором, сильной личностью, тираном или основателем, но вы увидите его скромным человеком, объясняющим гибель советской империи и важный переход его страны к независимости, в том числе ее отказ от ядерного оружия», — написал Стоун в своем Twitter’е.

«Скромный» не то слово, которое часто используют для описания 81-летнего Назарбаева, правившего Казахстаном три десятилетия. Он выиграл выборы в 2015 году, набрав 97,5% голосов, и принял титул елбасы, или «отец нации», а его именем названы столица, аэропорт, главный университет и центральные улицы. Только за последнюю неделю были открыты два новых памятника ему», - парирует голливудскому режиссеру Guardian.

«Крепко сидит, за кресло держится». Два монумента одному человеку к его дню рождения

«Крепко сидит, за кресло держится». Два монумента одному человеку к его дню рождения
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:54 0:00

Этот фильм «очевидно, является частью его непрекращающегося культа личности», - заявила изданию работающая в Казахстане американская журналистка Джоанна Лиллис, автор книги «Мрачные тени: внутри тайного мира Казахстана». Она упомянула также аналогичные проекты, уже имевшие место в прошлом, такие как биографический фильм-эпопею о Назарбаеве из шести частей, снятый в Казахстане.

«Это можно охарактеризовать только как пропаганду… Она, очевидно, направлена на иностранную аудиторию, чтобы укрепить его репутацию и наследие», - считает Лиллис.

Стоун «очень похож на людей, управляющих идеологической работой в Казахстане», - заявил британской газете Вячеслав Абрамов, основатель независимого новостного сайта Vlast.kz.

«Назарбаев, конечно, добился некоторых успехов, но Стоун весьма умело игнорирует то, что можно было бы назвать ошибками или проблемами, которые возникли в стране за 30 лет [нахождения экс-президента] у власти», - добавил Абрамов, сообщив, что его издание намеренно не писало о фильме. За десять лет с момента основания Vlast.kz, рассказал издатель, этот ресурс не смог взять интервью ни у Назарбаева, ни у нынешнего президента Касым-Жомарта Токаева.

«Доступ журналистов к Назарбаеву чрезвычайно ограничен и строго контролируется. Идея о том, что независимый или критически настроенный журналист или режиссер может получить какой-либо доступ… абсолютно исключена», - заключает Джоанна Лиллис.

Сам Стоун, который никогда не был в Казахстане до съемок фильма, сообщил, что большую часть известной ему информации о стране получил от своего продюсера Игоря Лопатенока.

«Что плохого в том, чтобы отпраздновать 30-летие правления Назарбаева», - так Стоун ответил на вопрос, не беспокоит ли его, что фильм будет использован в качестве пропаганды. Режиссер также оскорбительным образом высказался об Украине. «Просто отдайте ему честь за то, что он построил страну и сохранил мир, а не превратил ее в помойку, как Украина», - цитирует Стоуна Guardian.

Оливер Стоун и Лопатенок отказались обсуждать финансирование фильма. Режиссер не назвал и размер своего гонорара, но сказал, что он «соизмерим» с деньгами за его работу в качестве интервьюера и продюсера документального фильма. Он также признал, что сознательно не беседовал с представителями казахстанской оппозиции, поскольку это «не укладывалось в его сценарий».

«Конечно, Стоун не хотел снимать честный фильм о Казахстане. Это не было его целью или желанием. Он обычный, и, я думаю, бесчестный пропагандист. По крайней мере, это то, во что он превратился», - заявил Guardian Абрамов.

«МЕДИЙНАЯ ЗАНОЗА» РЕЖИМА

В американском журнале Foreign Policy, между тем, описывают медиа ландшафт в Казахстане – «Альтернативные СМИ Казахстана процветают - и находятся в опасности».

Издание также не обошло негативным вниманием новый фильм о Назарбаеве, который был охарактеризован как «восьмичасовая агиографическая ода самодержцу Нурсултану Назарбаеву», «особенно гротескная в стране, где правительство систематически душит СМИ с тех пор, как была провозглашена независимость от Советского Союза».

По мнению издания, сегодня в Казахстане осталось лишь несколько независимых традиционных СМИ, но они неспособны освещать яркую социально-политическую жизнь страны, которая процветает, несмотря на авторитаризм.

Мурал с Назарбаевым: как добродушный металлург превратился в клоуна

Мурал с Назарбаевым: как добродушный металлург превратился в клоуна
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:02 0:00

Сейчас этот пробел заполняется альтернативными медиа: множество блогеров используют площадки YouTube, Telegram и Instagram, чтобы сообщать о событиях и «противоречить наративам проправительственной традиционной прессы».

«Альтернативная журналистика процветает, и возникают вопросы о том, как далеко она может зайти до того, как казахстанские власти отключат им розетку», - пишет Foreign Policy.

Делая ракурс в историю, в журнале отмечают, что не всегда дела у традиционных СМИ Казахстана шли так плохо. На протяжении первой половины 1990-х годов власти Казахстана выдавали лицензии на вещание всем, кто готов был внести небольшую плату. К 1996 году количество выданных лицензий достигло 200, и в Казахстане было 47 независимых теле- и радиоканалов.

Основатель независимого новостного сайта Vlast.kz Вячеслав Абрамов называет 90-е годы «ренессансом казахстанской прессы».

1997 год стал переломным: в этом году была предпринята попытка усилить контроль над вещанием, во время вторых президентских выборов режим Назарбаева объявил, что компаниям нужно повторно подать заявку на получение лицензии и доказать, что у них есть экономическая устойчивость. В результате некоторые лишились права на вещание.

«После этого свобода прессы только ухудшалась», - пишет Foreign Policy, рассказывая, как давление на СМИ продолжало поступательно усиливаться: в 1999 году правительство сняло любые ограничения на монополии, открыв путь для консолидации СМИ в руках проправительственных деятелей. В 2001 году власти ввели систему регистрации средств массовой информации. После президентских выборов 2005 года налоговые и правоохранительные органы получили право проверять любые средства массовой информации без предупреждения. С 2017 года журналисты должны получать разрешение от людей, чью личную и финансовую информацию они намереваются опубликовать. В марте 2021 года были внесены поправки в правила аккредитации журналистов, ужесточившие доступ сотрудников СМИ к правительственным и другим официальным мероприятиям.

«Сегодня административный кодекс страны включает 40 различных статей, регулирующих деятельность прессы. Нарушение любого из пунктов обычно приводит к приостановке деятельности или блокировке вебсайтов. По оценкам международного фонда свободы слова «Адил соз», в период с 2010 по 2015 год санкции применялись ежегодно в отношении пяти - девяти средств массовой информации. В 2021 году Казахстан занял 155-е место из 180 стран в ежегодном рейтинге свободы прессы организации «Репортеры без границ», - сообщает журнал.

«Традиционный медийный ландшафт был разрушен, но образовавшийся разрыв создал возможности для нетрадиционной журналистики», - добавляет издание.

Foreign Policy особо отмечает YouTube каналы Вадима Борейко, Дмитрия Дубовицкого, Мурата Данияра и Максима Пономарева. Также выделяют сатирическую instagram-страницу Le Shapalaque и страницы Асем Жапишевой.

«Эти нетрадиционные медиапроекты активно набирают аудиторию, и, особенно важно, влияние. Эти проекты реагируют на события и распространяют информацию быстрее, чем мы в традиционных СМИ», - говорит бывший редактор газеты «Уральская неделя» Лукпан Ахмедьяров.

«Почему же правительство Казахстана позволяет существовать этой «новой нетрадиционной медийной занозе?» - задается вопросом Foreign Policy.

«Сейчас не худший момент [для роста альтернативных СМИ], потому что у нас есть президент, который хочет выглядеть как реформатор, и его окружают люди, которые пытаются создать ему этот имидж. Это создает определенные возможности для людей», - отвечает Вячеслав Абрамов.

Правительство может также осознавать, что эти нетрадиционные СМИ выполняют важную функцию «клапана давления», ослабляя общественное недовольство до того, как оно выйдет из-под контроля.

На данный момент интернет остается гибкой и менее регулируемой средой. Но это, опасается Foreign Policy, «может продлиться не долго»: некоторые блогеры подозревают, что до конца 2021 года их деятельность подвергнется регулированию и ограничениям.

«Но до тех пор, пока этого не произошло, альтернативные СМИ Казахстана будут продолжать бросать вызов правительству», - пишет Foreign Policy.

Радио Азаттык

XS
SM
MD
LG