Ссылки для упрощенного доступа

Каспийский саммит не решил проблемы между Ираном и его соседями


Президент Азербайджана Ильхам Алиев, президент Ирана Хасан Роухани, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, президент России Владимир Путин и президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов (слева направо) выпускают молодь осетра в Каспийское море в день подписания конвенции о правовом статусе водоема. Актау, 12 августа 2018 года.

Президенты Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркменистана давно покинули саммит по Каспию, но к документу о делении моря, подписанному ими в Актау 12 августа, до сих пор есть вопросы.

Достигнут определенный прогресс, и урегулированы некоторые давние проблемы. Основной нерешенной задачей, по всей видимости, остается то, как между Ираном и соседними Азербайджаном и Туркменистаном следует провести морские границы, чтобы ими были удовлетворены все стороны.

В ходе саммита президент Ирана Хасан Роухани заявлял, что по границам на Каспии нужны новые переговоры, хотя соглашения, ранее подписанные между Азербайджаном, Россией и Казахстаном, а также между Казахстаном и Туркменистаном, разрешили споры этих стран задолго до саммита в Актау.

Замечания Роухани означают, что в ближайшем будущем Азербайджан и Туркменистан, возможно, не смогут вести разработку шельфа в части Каспия, лежащей вдоль не определенной пока границы с Ираном. По крайней мере, сделать это им не удастся, если они не станут консультироваться с Ираном и, по всей видимости, включать его в свои проекты.

ТРАНСКАСПИЙСКИЙ ТРУБОПРОВОД

Конвенция по Каспию, подписанная 12 августа, гласит, что страны «могут прокладывать подводные кабели и трубопроводы по дну Каспийского моря». Это имеет отношение и к давно планируемому Транскаспийскому трубопроводу, который, по планам, должен поставлять из Туркменистана в Азербайджан и в итоге в Европу около 30 миллиардов кубометров газа.

Конвенция также предоставляет соседним странам право заключать двухсторонние соглашения о прокладке тех трубопроводов, которые будут проходить по дну исключительно в их территориальных водах. Таким образом, с юридической точки зрения для строительства Транскаспийского трубопровода нет никаких препятствий, в особенности потому, что его маршрут лежит значительной севернее любой потенциальной морской границы с Ираном.

Но так было и до подписания конвенции.

Самым значительным препятствием остается другая часть документа. Она гласит, что «стороны могут прокладывать подводные трубопроводы по дну Каспийского моря при условии, что их проекты соответствуют экологическим стандартам и требованиям, содержащимся в подписанных [ими] международных соглашениях».

Россия и Иран используют аргумент об угрозе окружающей среде последние два десятка лет, чтобы остановить строительство Транскаспийского трубопровода. И текст конвенции, по всей видимости, оставляет пространство для дискуссий относительно «стандартов и требований».

В своих вступительных речах президент Азербайджана Ильхам Алиев и президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов касались этого вопроса и заявляли, что их страны с большим вниманием относятся к проблеме окружающей среды и консультируются с ведущими экспертами с тем, чтобы гарантировать ее сохранность.

Но, по-видимому, им всё еще предстоит убедить Иран и это может стать нелегкой задачей.

ИЗМЕНИТЬ ПОДХОД?

Азербайджан и Иран связывают крепкие отношения. Между Ираном и Туркменистаном в начале 2017 года возникли сложности после того, как туркменские власти прекратили подачу газа на север Ирана, объяснив свое решение неоплаченными счетами.

Азербайджану и Туркменистану необходимо убедить Иран, что экосистема Каспийского моря не пострадает в результате строительства Транскаспийского трубопровода. Для этих целей Ашгабату необходимо изменить подход, рассоривший его с Ираном.

Пока Ашгабат никак не дал понять, что готов отказаться от денежных претензий к Ирану. Туркменистан заявляет, что Иран задолжал почти два миллиарда долларов за газ, полученный за зиму 2007–2008 годов. Тегеран отказывается оплачивать счета, настаивая, что в тот особенно холодный период Туркменистан повысил стоимость газа на 900 процентов от оговоренных цен.

Хотя конвенция и подписана, этот двухсторонний финансовый спор, а также вопросы окружающей среды могут остаться сдерживающим фактором в строительстве Транскаспийского трубопровода несмотря на то, что, на первый взгляд, этот существующий много лет проект получил зеленый свет.

Мнение, выраженное в данном материале, необязательно отражает позицию Азаттыка.

XS
SM
MD
LG