Ссылки для упрощенного доступа

История ужасов. В Испании реабилитируют тысячи казненных ведьм


Иллюстративное фото.

В Испании начался процесс реабилитации женщин, ставших жертвами «охоты на ведьм»​, разгоревшейся по всей Европе с конца XV века и продолжавшейся несколько столетий. Все они были обвинены в колдовстве, наведении порчи, сношениях с «​нечистой силой»​ и других «вредоносных деяниях»​, за что подвергнуты пыткам и казнены. Некоторое время назад более 100 авторитетных европейских историков подписали манифест под названием «Они не были ведьмами, они были женщинами»​, после чего такие же реабилитационные процессы начались в Норвегии, Дании, Швейцарии и Шотландии.

С конца XV века, после издания в 1484 году «ведовской буллы» папы Иннокентия VIII –​ «​Summis desiderantes affectibus», в Европе начались времена массовых процессов против ведьм. Количество жертв данной буллы исчислялось десятками и сотнями тысяч человек – и около 80 процентов из них, по современным подсчетам, составили женщины. Последней женщиной в Европе, приговоренной в 1782 году к смерти за ведовство, была швейцарка Анна Гёльди.

«Осмотр ведьмы». Картина, изображающая знаменитый судебный процесс, проходивший в городе Салем в Новой Англии с февраля 1692 по май 1693 года. По обвинению в колдовстве 14 женщин и 5 мужчин было повешено, один мужчина был раздавлен камнями, и от 175 до 200 человек заключено в тюрьму. Художник Томпкинс Харрисон Маттесон, 1853 год.
«Осмотр ведьмы». Картина, изображающая знаменитый судебный процесс, проходивший в городе Салем в Новой Англии с февраля 1692 по май 1693 года. По обвинению в колдовстве 14 женщин и 5 мужчин было повешено, один мужчина был раздавлен камнями, и от 175 до 200 человек заключено в тюрьму. Художник Томпкинс Харрисон Маттесон, 1853 год.

Сейчас в Испании первыми решение о реабилитации ведьм приняли региональные власти Наварры, автономного сообщества и провинции на севере страны. Потом очередь дошла до Каталонии, где в свое время было казнено не менее семисот женщин, больше всего в Испании. Каталонский парламент посчитал, что пришло время исправить ошибки и реабилитировать жертвы мракобесия прошлых веков. Депутат от леворадиальной партии «Комунес» феминистка Сусанна Сеговия заявила в ходе парламентских прений, что «охота на ведьм являлась основной мерой контроля над женщинами в Средние века» и что речь чаще всего шла о «мудрых и независимых женщинах, поведение которых не укладывалось в нормы эпохи». Сеговия и другие депутаты утверждают, что нынешняя реабилитация необходима, поскольку «осуществляется в рамках кампании за женское равноправие, проводимой в Каталонии, и призвана ей содействовать». Гонителей ведьм в древности они сравнивают с некоторыми современными мужчинами, препятствующими равноправию или с презрением отзывающимися о феминистском движении.

«Шабаш ведьм», настенная роспись испанского художника Франсиско Гойи, написанная между 1819 и 1823 годами на стене его «Дома Глухого». Одно из 14 подобных изображений, которое позднее было переведено на холст и ныне хранится в Музее Прадо в Мадриде.
«Шабаш ведьм», настенная роспись испанского художника Франсиско Гойи, написанная между 1819 и 1823 годами на стене его «Дома Глухого». Одно из 14 подобных изображений, которое позднее было переведено на холст и ныне хранится в Музее Прадо в Мадриде.

Каталонский парламент отныне намерен поощрять исследователей, восстанавливающих память погибших много веков назад женщин, а муниципалитетам предписано называть их именами улицы городов и поселков. Есть и рекомендация переименовывать улицы, названные в честь деятелей церкви, присваивая им имена реабилитируемых.

Вопреки бытующему мнению, что основным гонителем ведьм в Испании являлась местная инквизиция, то есть суд католической церкви, все обстояло по-иному. Испанская инквизиция, хотя и была одной из самых зловещих в Европе, не рассматривала этих женщин в качестве преступниц: для духовенства они были чаще всего лишь «жертвами предрассудков, унаследованных от язычества». К примеру, живший в первой половине XVI столетия «великий инквизитор»​ Фернандо де Вальдес считал все разговоры о злых деяниях ведьм выдумкой и в случае ареста требовал от церковных властей отпускать их на свободу. В регионы, где обнаруживались ведьмы, Вальдес предлагал направлять не судей и палачей, а наиболее грамотных священников, для разъяснения постулатов христианства. Веком ранее епископ Авилы Альфонсо Фернандес писал, что все рассказы о полетах на метле или участии ведьм в оргиях нечистой силы – опасные фантазии, возникшие «под воздействием дурмана». А в 1550 году инквизитор Барселоны был отстранен от должности за то, что по своей инициативе казнил семерых женщин, предварительно объявив их ведьмами.

AДворец в Мадриде, когда-то давно бывший местом заседания главного трибунала инквизиции.
AДворец в Мадриде, когда-то давно бывший местом заседания главного трибунала инквизиции.

Кто же тогда, если не инквизиция, занимался в Испании «охотой на ведьм?» Мадридское издание АBС утверждает со ссылкой на исторические свидетельства, что расправу над ними чинили в основном местные светские власти. А инициатива гонений принадлежала городским низам, пытавшимся объяснить свалившиеся на них какие-либо несчастья деяниями потусторонних сил.

Ведьмами чаще всего объявлялись незамужние женщины, вдовы и иностранки, особенно если они, действительно, имели слишком, по меркам тех веков, «независимый характер». Под подозрением находились и женщины, обладавшие какими-то особыми знаниями – собирательницы лечебных трав, акушерки и знахарки, особенно те, что сопровождали лечение каким-либо древним языческим обрядом. Впрочем, ведьмой могла быть объявлена любая женщина, учитывая, что речь порой шла банальном о сведении бытовых счетов. Женщин после любой ссоры обвиняли в поклонении Сатане, а также во всевозможных бедах, включая болезни людей и домашних животных. Кроме того, они считались виновницами природных катаклизмов.

Властям, как напоминает занимающийся историей преследования ведьм в Испании профессор истории Барселонского университета Агусти Алькоберро, «охота на ведьм» часто была выгодна. Она помогала списать все собственные просчеты на происки «темных сил», а показательными казнями ведьм успокоить недовольное население. Неслучайно большое число подобных казней пришлось на XVII столетие, когда на Испанию постоянно обрушивались то засуха с голодом, то мятежи и войны, то эпидемии.

«Охота на ведьм» велась по всей стране, но больше всего, помимо уже упомянутых Каталонии и Наварры, в Риохе и в Арагоне. Кстати, сожжение на костре в те времена считалось слишком дорогой казнью, поэтому ей подвергались лишь «самые опасные», по мнению судей, ведьмы. Остальные, после изощренных пыток, вынуждавших взять на себя любую вину и выдать мнимых подельников, гибли на виселице.

Ведовские процессы осуществлялись по определенным правилам. Сначала в несколько этапов проводились допросы. На первом судьи ограничивались разговором, затем демонстрировали предполагаемой ведьме орудия пыток. И если они не производили на женщину должного впечатления, то незамедлительно пускались в ход. Арсенал этих орудий был внушительным: тиски для раздробления пальцев рук и ног, дыба, колесо, «испанский сапог», металлические так называемые «кошачьи когти», острые и тоже металлические козлы – «испанский осел», «пояс святого Эразма» с шипами, и так далее. Задача палачей состояла в том, чтобы добиться «чистосердечного признания», ведь без него, по тогдашним своеобразным законам и правилам, очень часто нельзя было осудить человека.

Центральная площадь Пласа Майор в Мадриде, где в свое время казнили женщин, обвиненных в ведовстве.
Центральная площадь Пласа Майор в Мадриде, где в свое время казнили женщин, обвиненных в ведовстве.

Были и так называемые способы проверки на связь с нечистой силой – совершенно безвыходные для обвиненных. Подозреваемую бросали связанной в воду – так как считалось, что настоящая ведьма непременно должна остаться на поверхности (и казнена), а невинно обвиненная – самостоятельно утонуть (и быть оправданной посмертно). Проверяли и огнем – могла ли женщина безболезненно ходить по горящим углям раскаленному железу. Иногда кололи иглами: якобы у ведьмы не могла выступить кровь и она была неспособна плакать от боли. Более легкая проверка состояла в исследовании глаз: у ведьм в левом глазу должна была непременно находиться метка самого дьявола. Во время дознания и суда ведьмы содержались в специально отведенных для них строениях. Некоторые из этих сооружений сохранились в Испании до сих пор и по-прежнему называются «ведьмиными башнями».

«Ведьмина башня» в замке поселка Касарубьос, в испанской провинции Толедо.
«Ведьмина башня» в замке поселка Касарубьос, в испанской провинции Толедо.

Образ женщины, связанной с нечистой силой, перекочевал в XV веке из народной молвы в литературу. Писатель Фернандо де Рохас изобразил его в романе «​Селестина»​, названном так по имени главной героини. Ведьма – это злая старуха, жадная, хитрая и коварная колдунья. Она живет в доме среди ядов и магических колдовских формул, а с помощью сил тьмы наводит на людей порчу, манипулирует даже самим Сатаной. Персонаж Селестины стал нарицательным для многих поколений испанцев. Знают о ней и до сих пор – в провинции Толедо есть даже музей, посвященный именно этой ведьме.

Классический образ ведьмы воспроизводят в своих произведениях Лопе де Вега и Мигель де Сервантес, хотя последний описывает этот типаж скорее с юмором. Примером может служить его «Новелла о беседе собак». С течением времени в целом постепенно в литературе и в народной традиции, к примеру, у ярморочных кукольников, ведьмы начали становиться уже не зловещими, а комическими персонажами. Так изображал их в более поздние времена и художник Франсиско де Гойя.

Еще один из 14 фрагментов росписи «Шабаш ведьм» Франсиско Гойи.
Еще один из 14 фрагментов росписи «Шабаш ведьм» Франсиско Гойи.

Королевская власть, например, правивший страной в XVI веке Филипп II, также пыталась время от времени разобраться в вопросе с ведьмами. Этот монарх даже создал специальную комиссию, чтобы дознаться правды, и отправил ее в Галисию – на северо-запад страны, где по слухам, дошедшим до королевского двора, ведьм в то время было особенно много. Составленный комиссией доклад ныне хранится в монастыре Эскориал. В нем утверждается, что члены комиссии видели, как в полночь ведьмы вылетали из труб верхом на метлах. Впрочем монарх, человек довольно просвещенный для своего времени, не придал этому докладу особого значения. С тех пор галисийские ведьмы стали считаться в Испании лишь знахарками, лечившими людей. Эпоха ведьм оставила современным испанцам, помимо разного рода вымыслов, основанных на предрассудках, важные знания из области народной медицины.

Виктор Черецкий, Радио Свобода

XS
SM
MD
LG