Ссылки для упрощенного доступа

Права человека в Казахстане: «Сейчас "лежит" вся страна»


Полиция задерживает протестующего в Алматы. 1 марта 2020 года.

10 декабря — международный День прав человека. Всеобщая декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 72 года назад, провозглашает необходимость защиты основных прав и свобод человека. Как положения этого документа реализуются в Казахстане, принявшем декларацию в 1992 году?

Высшими ценностями государства являются человек, его жизнь, права и свободы, отраженные во Всеобщей декларация прав человека. Это прописано в Конституции Казахстана. Также основной закон гласит, что наряду с гражданскими и политическими правами государство гарантирует защиту экономических, социальных и культурных прав, права и свободы граждан не могут быть ограничены по политическим мотивам. Но реальная ситуация в стране совсем иная, говорят казахстанские правозащитники.

ПОЛИТИЧЕСКИХ ЗАКЛЮЧЕННЫХ СТАЛО БОЛЬШЕ

В конце прошлого месяца экспертный совет казахстанских правозащитников сообщил, что список политзаключенных Казахстана пополнен именами восьми человек. Большинству из них инкриминировали «принадлежность к запрещенной организации» (статья 405 УК РК).

По данным Qaharman Kz на 7 декабря, количество политзаключенных в Казахстане достигло 28. Дела против как минимум 95 активистов и правозащитников имеют политическую подоплеку: девять человек находятся под домашним арестом и 71 — под угрозой тюремного заключения, говорится в сообщении организации. Большинству из них предъявлены обвинения по статьям 405 и 182 уголовного кодекса («Организация и участие в деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации после решения суда о запрете их деятельности или ликвидации в связи с осуществлением ими экстремизма или терроризма»). 14 активистов привлечены к уголовной ответственности по двум статьям.

Около 300 человек участвовали в санкционированном митинге 31 октября в Алматы с требованием политических реформ и прекращения политически мотивированных преследований.
Около 300 человек участвовали в санкционированном митинге 31 октября в Алматы с требованием политических реформ и прекращения политически мотивированных преследований.

По данным правозащитной организации, 85 человек подверглись преследованиям за поддержку двух незарегистрированных организаций — движения «Демократический выбор Казахстана» (ДВК) и «Көше партиясы».

Официальный Нур-Султан отрицает существование политзаключенных в стране и отвергает обвинения в преследовании инакомыслящих и несогласных.

В марте 2018 года суд Казахстана признал движение ДВК экстремистской организацией и запретил его деятельность. В мае этого года Генпрокуратура заявила, что столичный суд запретил деятельность незарегистрированного движения «Көше партиясы». В заявлении прокуратуры говорилось, что суд «запретил деятельность ДВК на всей территории Казахстана под новым наименованием» «Көше партиясы». Власти не опубликовали свое решение о запрете ДВК и «Көше партиясы». Правозащитники считают решение суда о ДВК как «экстремистской организации» расплывчатым и противоречивым.

Правозащитница Бахытжан Торегожина на митинге Алматы. 31 октября 2020 года.
Правозащитница Бахытжан Торегожина на митинге Алматы. 31 октября 2020 года.

По мнению президента общественного фонда «Ар.Рух.Хак» Бахытжан Торегожиной, социальные, экономические и культурные права не могут быть отделены от политического права.

Сейчас «лежит» вся страна: и образование, и медицина, и экономика, и культура, потому что очень печальное состояние реализации политических прав граждан.

— Это в первую очередь свобода выражения мнений, это право на протест, это право избирать и быть избранным, это те основополагающие права, от которых уже зависит всё остальное. Хотя господин Назарбаев [Нурсултан, бывший президент Казахстана] всегда говорит, что вначале экономика, а потом политика, жизнь показывает, что всё же вначале политика, потому что без реализации политических прав экономика не встанет на ноги. Потому сейчас «лежит» вся страна: и образование, и медицина, и экономика, и культура, потому что очень печальное состояние реализации политических прав граждан, — говорит правозащитница.

ГРАЖДАНСКИЕ ПРАВА И ПОЛИТИЧЕСКИЕ СВОБОДЫ

Спустя полвека после принятия Всеобщей декларации прав человека Генеральной Ассамблеей ООН в 1998 году была принята Декларация о правозащитниках. Поэтому 10 декабря — День прав человека — нужно оценивать не только с точки зрения прав человека, но и с точки зрения правозащитников, которые следят за соблюдением этого права, говорит глава Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис.

Евгений Жовтис, казахстанский правозащитник.
Евгений Жовтис, казахстанский правозащитник.

— За последний год кардинально ничего не изменилось, у нас картина всегда разноцветная, а в отношении прав человека и гражданских свобод — более тёмная, чем светлая. Значит, плохо, чем хорошо. Из позитивного: есть неплохое движение в сторону реализации обеспечения прав инвалидов — есть социальная помощь, пандусы. ЦИК пытается бюллетени переводить на язык Брайля, чтобы незрячие смогли проголосовать. Второе — закон об общественном контроле, это позитивный шаг, — говорит он.

Однако Жовтис считает, что ситуация со свободой выбора и политическими партиями в стране ухудшилась.

— В этом году власти, объявив экстремистской, запретили «Коше партиясы», так и не зарегистрировали Демократическую партию. Уже нет выборов по одномандатным округам, и оппозиция отказалась. И это уже не выборы, а назначение депутатов. Опять же, приняли закон о мирных собраниях, который не соответствует международным стандартам, местами даже хуже того, который был у нас в 1995 году. Ну и вот «свежачок» — это наезд на правозащитные НПО, без всяких юридических оснований, но, несмотря на это, от 10 до 13 организаций уже не занимаются правозащитной или общественно полезной работой, а отбиваются от налоговиков. Понятно, что это связано с выборами, — говорит Жовтис.

СВОБОДА СЛОВА ВО ВРЕМЯ КАРАНТИНА

Юрист общественной организации «Правовой медиацентр» Гульмира Биржанова говорит, что режим чрезвычайного положения на всей территории страны для борьбы с коронaвирусной инфекцией «ограничил реализацию гражданских и политических прав граждан Казахстана, и ситуация стала тревожной».

Борьба с вирусной инфекцией, можно сказать, легализовала ограничение свободы выражения мнения в Казахстане.
Юрист Гульмира Биржанова.
Юрист Гульмира Биржанова.

— На мой взгляд, борьба с вирусной инфекцией, можно сказать, легализовала ограничение свободы выражения мнения в Казахстане. В частности, в интернете. А именно: проблемы с доступом к информации о деятельности государственных органов, брифинги представителей государственных органов проходили в онлайн-формате без участия журналистов. Были проблемы с доступом к освещению судебных процессов. Наблюдались случаи уголовного преследования граждан, аресты гражданских активистов, блогеров и журналистов. К примеру, статья «Распространение заведомо ложной информации» (статья 274 уголовного кодекса) стала активно использоваться именно в этом году, — говорит правозащитница.

В октябре международная правозащитная организация Freedom House опубликовала ежегодный доклад о свободе интернета — Freedom on the Net — 2020. Организация включила Казахстан, получивший 32 балла из 100, в ряд стран с « несвободным интернетом». В нынешнем докладе Freedom House Казахстан характеризуется как страна «с часто блокируемым интернетом, социальными сетями и коммуникационными платформами», «ограниченным политическим, социальным и религиозным контентом» и страна, где «часто преследуются, привлекаются к ответственности, подвергаются нападениям блогеры, правозащитники, пользователи сети и критики власти».

Биржанова говорит, что ситуация со свободой слова в Казахстане тоже ухудшилась. По данным организации «Репортеры без границ» (RSF — Reporters without border), Казахстан занимает 158-е место из 180 стран в списке стран со «сложной ситуацией со свободой прессы».

— К сожалению, в Казахстане в 2020 году не соблюдались основные международные принципы, регулярно нарушалась статья 19 Пакта о гражданских и политических правах, — говорит Гульмира Биржанова. — Из хорошего: небольшой сдвиг совершил президент Касым-Жомарт Токаев, подписав закон о декриминализации статьи о клевете. Из примеров ужасных: сертификат безопасности, нападения на Санию Тойкен, Ботагоз Омарову, Хадишу Акаеву, уголовное преследование Альнура Ильяшева, Зауре Мирзаходжаевой и налоговая «атака» на десятки независимых организаций в конце года.

По словам гражданского активиста врача Каиргали Конеева, право граждан на медицинское обслуживание в стране закреплено в Кодексе о здоровье народа и системе здравоохранения, который был принят в этом году, но на практике у граждан обязанностей больше, чем прав.

Организатор митинга врач Каиргали Конеев выступает с речью. Алматы, 18 сентября 2020 года.
Организатор митинга врач Каиргали Конеев выступает с речью. Алматы, 18 сентября 2020 года.

— Есть обязанность вакцинироваться. Понятно, что многие моменты необходимы, но при этом у человека должен быть выбор. А когда нет выбора и есть только обязанности, это приводит к тому, что развивается коррупция в сфере здравоохранения. Есть, например, право пройти скрининг, но параллельно есть обязанность работодателя: все работники должны пройти скрининг. В противном случае он может уволить работника. Казалось бы, это всё правильные медицинские явления, но всё это — нарушение его прав и свобод, — говорит Конеев.

Он считает хорошим знаком тот факт, что в 2020 году начали разоблачать коррупционные схемы в сфере медицины. По его словам, было бы хорошо, если бы сектор здравоохранения был взят под общественный контроль. При этом коронавирус показал, что медицинская система страны слишком уязвима, говорит активист.

— По официальным данным, коллапс в системе здравоохранения, считающийся самым сильным, унес жизни двух тысяч человек, а по неофициальным данным, — около 15 тысяч человек. Это невосполнимые человеческие потери. Для страны с небольшим населением такая цифра — большая катастрофа, — говорит Каиргали Конеев.

ПРАВА ЗАКЛЮЧЕННЫХ

Елена Семенова, известная защитой прав заключенных, говорит, что ей на свободе непросто добиться правосудия и доказательств нарушения прав, а заключенным — куда труднее.

Те, кто не в состоянии выдержать пытки и жестокое обращение в тюрьмах, наносят себе увечья и идут на такие меры, чтобы привлечь внимание общественности к тому, что происходит с ними. В прошлом году на YouTube были размещены десятки видеороликов о пытках и жестоком обращении с заключенными в казахстанских тюрьмах. На одном из них заснят момент пыток заключенного со стороны тюремных надзирателей в учреждении, напоминающем колонию ЛА-155/8 в поселке Заречный близ Алматы. После этого инцидента начальник колонии в Заречном и несколько сотрудников были уволены. Однако правозащитники заявляют, что они «легко отделались за оскорбление заключенных».

Родственники заключенных возле тюрьмы (ЛА-155/12) в поселке Заречный Алматинской области. Крайняя справа — правозащитница Елена Семенова. (Фото предоставлено Еленой Семеновой.) Поселок Заречный Алматинской области, 23 апреля 2018 года.
Родственники заключенных возле тюрьмы (ЛА-155/12) в поселке Заречный Алматинской области. Крайняя справа — правозащитница Елена Семенова. (Фото предоставлено Еленой Семеновой.) Поселок Заречный Алматинской области, 23 апреля 2018 года.

Елена Семенова регулярно сообщает о пытках в колониях, и сейчас она судится с несколькими колониями. Администрации исправительных учреждений подали в суд на Семенову. Она проходит ответчиком по ряду гражданских исков о защите деловой репутации, а в некоторых случаях — и о защите чести и достоинства.

Громкие заявления КУИС о том, что каждая жалоба и заявление осужденных отправляются с учреждения в соответствии с требованиями законодательства, не соответствуют действительности.

— Можно отметить, что массовые пытки, что были последние пять лет во время проведения обысковых мероприятий, прекратились, «встреча»(заключенных из других колоний обычно избивает тюремный персонал или осужденные, работающие в администрации колонии) этапов и «прохождение» карантина (прибывшие этапом несколько дней заполняют документы, проходят медицинское обследование и находятся на карантине до определения места) во многих учреждениях прекратились. Но громкие заявления КУИС о том, что каждая жалоба и заявление осужденных отправляются с учреждения в соответствии с требованиями законодательства, не соответствуют действительности. Вопиющий случай в этом году — это то, что произошло во время посещения Эльвиры Азимовой колонии в Атбасаре, когда избили и спрятали заключенного. И ещё один случай — это гибель осужденного, который находился на «лечении» в туберкулезной зоне. Он подавал несколько раз прошения об УДО, но ему отказывали и освободили менее чем за месяц до окончания срока. После освобождения его сразу положили в больницу в реанимацию и там сказали, что у него уже запущенная болезнь. Его пытались спасти, но, увы, не смогли. Это, к слову, об оказании медицинской помощи в учреждениях, тем более профильных. В некоторых учреждениях пытки и жестокость в обращении продолжаются до сих пор, — говорит Елена Семенова.

Глава МВД Ерлан Тургумбаев, курирующий уголовно-исполнительную систему, сообщил летом прошлого года, что количество заключенных и тюрем в стране сократилось. По официальным данным, на 50 процентов за последние восемь лет — Казахстан опустился с третьего на 95-е место в мире по количеству заключенных.

Однако правозащитники заявляют, что случаев пыток и членовредительства среди заключенных в тюрьмах Казахстана меньше не стало.

Материал Казахской службы РСЕ/РС

XS
SM
MD
LG