Ссылки для упрощенного доступа

«Нарисованные проценты», «манипулятивная ловушка» и новая «операция "Преемник"»? С политологом — о выборах и не только


Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев голосует на референдуме по изменению Конституции на избирательном участке в Нур-Султане. Казахстан, 5 июня 2022 года

Казахстанский политолог Димаш Альжанов поделился с Азаттыком мнением по поводу того, как прошли президентские выборы, почему не стоит верить официальным данным о числе проголосовавших «против всех» и ожидает ли Казахстан в следующие семь лет вторая операция «Преемник».

«ПОКАЗАТЬ, ЧТО ОН УМЕЕТ МОБИЛИЗОВЫВАТЬ ЛЮДЕЙ»

Пётр Троценко: По предварительным итогам, Токаев набрал примерно 81 процент голосов. Почти как его предшественник Нурсултан Назарбаев. Как ты оцениваешь эти выборы?

Димаш Альжанов: Они прошли в дежурном ключе: полностью контролировались и исход с процентом голосов выше 80 планировался изначально. Близкие к Акорде аналитики уже вбрасывали эту информацию в общество.

Для чего это было сделано? В силу событий в январе, из-за того, что Токаев является преемником Назарбаева, он несет в себе весь этот негативный имидж. А для него, как для автократа, важно показать, что он умеет мобилизовать людей. В реальности это сделать сложно, через выборы такая картина создается легче.

Поэтому явка составила плюс-минус 70 процентов, а итоговый результат — выше 80 процентов. Примерно по такой же логике выстраивались и выборы Назарбаева. Это общепризнанная стратегия для авторитарных стран, когда уровень поддержки должен постоянно нарастать. Диктатору, который узурпировал власть, важно демонстрировать себе, соперникам, обществу, что у него есть такие способности.

Если взять данные, которым мы могли бы доверять, например данные наблюдателей, которые вели параллельный подсчет голосов, то в ряде участков Алматы явка составила только 18 процентов против [заявленных официально] 28 (по данным ЦИК, явка в Алматы составила 28,72 процента от общего числа избирателей. — Ред.). Примерно так же можно рассчитать, насколько явка завышена в регионах.

Это показывает реальную картину того, как общество относится к действующему политическому режиму и непосредственно к Токаеву. Это то количество избирателей, которое Токаев смог мобилизовать через административные ресурсы и рычаги.

Даже наблюдатели, сидящие на участках, не могут проверить, сколько людей подвозят, на скольких на разных предприятиях и госучреждениях было оказано давление с тем, чтобы они пошли на участки, обязательно сфотографировались, проголосовали.

Ведь еще перед выборами приняли постановление правительства, которое фактически разрешало доступ к голосованию людей не по месту прописки. И это открыло широкие возможности для того, чтобы нагнать большое количество людей.

Пётр Троценко: Второй по популярности (после графы с фамилией Токаева) стала графа «Против всех». По данным ЦИК, так проголосовали 5,8 процента избирателей, или свыше 460 тысяч человек. О чём это говорит?

Димаш Альжанов: Люди, конечно, пытаются ухватиться за эти цифры и сказать, что та часть общества, которая проголосовала против всех, настроена критически. На самом деле результат в пять процентов за графу «Против всех» — это манипуляция и сценарий Акорды, чтобы на фоне нарисованных 80 с лишним процентов за Токаева обескуражить протестно настроенное общество.

С учетом полного контроля за формированием результатов Акорда и рассчитывает на всестороннее обсуждение этих данных обществом как показателя оппозиционных настроений, запроса на перемены, что он «ничтожно низкий», а курс президента востребован. Мы не должны попадать в эту манипулятивную ловушку.

Власть не зарегистрировала серьезных кандидатов, которые могли бы составить альтернативу Токаеву. При этом, чтобы у общества была возможность не отторгать эти выборы, а принять в них участие, они создали эту функцию «Против всех». Эта графа пустая, она не содержит никаких политических или юридических последствий.

Пётр Троценко: Но всё равно ведь почти полмиллиона граждан поставили галочку в этой графе, а это, повторюсь, больше, чем голосов у любого другого кандидата.

Димаш Альжанов: Естественно, если других кандидатов нет. Люди, которые баллотировались в президенты, делали достаточно глупые заявления, чтобы на своем фоне выставить Токаева в максимально выгодном свете. И такие кандидаты, полностью контролируемые со стороны Акорды, по сценарию этих выборов, не должны вызывать никакой симпатии у избирателей.

Задержание активистов движения «Oyan, Qazaqstan!», проводивших акцию против президентских выборов. Алматы, 20 ноября 2022 года
Задержание активистов движения «Oyan, Qazaqstan!», проводивших акцию против президентских выборов. Алматы, 20 ноября 2022 года

И второй момент: мы не можем точно сказать, что против всех проголосовали именно пять процентов избирателей. Возможно, эти цифры намного выше. Но проблема в том, что сама система организации выборов содержит столько возможностей для Акорды влиять на итоговые результаты, что нам сложно сказать, как серьезно интерпретировать эти данные. То есть официальные данные, которые показывают больше 80 процентов за Токаева, — это данные исключительно нарисованных выборов.

«ПРОДАТЬ ОБЩЕСТВУ ПУСТУЮ ИДЕЮ МОДЕРНИЗАЦИИ»

Пётр Троценко: 20 ноября я был на выборах, видел, что явка была действительно низкой, голосовали в основном пенсионеры и бюджетники, молодежи не было. Почему?

Димаш Альжанов: Сейчас, когда у нас нет никакой независимой социологической службы и никому, кроме разрешенных организаций и организаций, связанных напрямую с партией «Аманат», не разрешается вести сбор данных экзитполов, мы не можем точно сказать, кто эти избиратели, которые пришли на участки, — по возрастному цензу или иным другим параметрам.

К тому же общество давно требует альтернативы. Сама дискуссия и фон этих выборов: почему Токаев всё время пытается продать обществу пустую идею политической модернизации?! Потому что это и есть общественный запрос. Он уже идет давно, со времен Назарбаева. И власти постоянно спекулируют на этом запросе.

Ведь Токаев не говорит ни о чём другом, не говорит, что часть его программы нацелена на какие-то иные приоритеты или аспекты. Нет, он всячески повторяет, что Казахстан модернизируется политически.

Почему мы уже давно говорим о том, что в Казахстане нужна смена власти? Почему люди поддерживают эту идею, почему люди идут на большой риск, чтобы реализовать эту идею? Фактически в январе люди пошли под пули, пожертвовали собственными жизнями.

Это, а не результаты таких выборов, показатель настроений в обществе.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

Пётр Троценко: Впереди эпоха семилетнего правления Токаева. Чего нам от нее ждать?

Димаш Альжанов: Думаю, серьезных перемен не будет. Токаев показал, что он крайне консервативен в этом отношении, а в целом его видение сильно не отходит от того, что было продемонстрировано его предшественником: сохранение авторитарной системы, постоянное напоминание обществу о том, что надо жить в определенных правилах.

Будут определенные косметические изменения. Для откупа на политическое поле будут допущены несколько провластных партий, но политика сильно не изменится. Изменения в закон о выборах, которые были внесены, показывают, что Акорда всё так же защищает институты власти от прямого доступа граждан.

Поэтому, чтобы стать кандидатом в депутаты, людям всё равно придется быть членами политических партий или какого-нибудь республиканского объединения. Напрямую выдвигаться не получится: закон этого не предусматривает.

И основным приоритетом для Токаева, по всей видимости, будет вопрос пересмотра собственности и усиления влияния на экономику страны.

Касым-Жомарт Токаев голосует на президентских выборах. Астана, 20 ноября 2022 года
Касым-Жомарт Токаев голосует на президентских выборах. Астана, 20 ноября 2022 года

Пётр Троценко: А потом нас ждет вторая операция «Преемник»?

Димаш Альжанов: По всей видимости, да. Многое будет зависеть от состояния Токаева на тот момент, то есть или по окончании семилетнего срока, или раньше будут приняты определенные комбинации с изменением Конституции в целом или отдельных конституционных положений для того, чтобы этот транзит организовать.

После того, что случилось в январе, это тоже одна из задач для выживания Токаева. Ему важно не только гарантировать себе семь лет президентства, но и позаботиться о том, как выйти из этой ситуации. Потому что в январе погибли люди и этого теперь уже не изменить.

XS
SM
MD
LG