Ссылки для упрощенного доступа

В китайском посольстве в столице не приняли родственников людей, оставшихся в Синьцзяне


Обратившиеся в китайское посольство граждане, обеспокоенные положением своих родственников в Китае. Нур-Султан, 29 сентября 2020 года.

29 сентября группа людей, чьи родственники остаются в Китае, попытались пройти в посольство этой страны в Нур-Султане, но их никто не принял.

Один из пяти пришедших, Каракат Абдеш рассказала «Азаттыку» (Казахской редакции Радио Свобода), что беспокоится о судьбе своих родственников в Синьцзяне и хочет получить информацию о них.

– Мой муж, свекор, два младших брата остались в Китае. Неизвестно, живы ли они. Я хочу знать, где они. Я прошу их освободить, – говорит Каракат Абдеш.

По ее словам, в декабре 2018 года китайский суд приговорил четверых мужчин к 11 с половиной, 11, семи и трем годам тюрьмы за «организацию драки».

– Китайская полиция обвинила их в «организованной преступности». Но никакого преступления или группы не было. Абсолютно. Когда не нашли доказательств, пришли к нам, их женам, с оружием и насильно заставили подписать бумаги. Пострадавших людей нет. Имущество не пострадало. Недвижимость не пострадала. После суда я узнала, что их увезли далеко. Сейчас нет никаких новостей. Живы ли они, неизвестно, – сказала Абдеш.

Наряду с ней к китайскому посольству также пришли Гульнур Косдаулеткызы, Фарида Кабылбек, Алтынай Арасан и Зенис Даркан. По словам трех женщин, их мужья находились в «лагерях» в Синьцзяне. Зенис Даркан сообщил, что не знает о судьбе жены и сына, оставшихся в Синьцзяне.

По словам Абдеш, хотя посольство было открыто, пришедшим на прием сотрудники сказали позвонить по некоему номеру телефона, который, заявили пришедшие, не отвечает.

Собравшиеся сообщили также, что ранее писали в министерство иностранных дел и администрацию президента Казахстана с просьбой о помощи. Однако ответа не последовало.

В этот же день посольство также посетил представитель акимата Есильского района. Он сообщил «Азаттыку», что знает всех пришедших. «Мы зашли внутрь, предупредили. Мы не знаем, что решит посольство». В диппредставительстве на вопросы «Азаттыка» не ответили.

Люди, чьи близкие пропали в Синьцзяне, также собирались перед консульством Китая в Алматы в надежде получить информацию о родных. В большинстве случаев им не удается узнать желаемое.

Пекин, который подвергался масштабной критике со стороны международного сообщества за насильственное помещение в «лагеря политического перевоспитания» уйгуров, казахов, кыргызов, таджиков и других мусульманских групп в Синьцзяне, заявлял, что большинство задержанных были освобождены. Независимые следователи говорят, что «лагеря» в этом районе продолжают расширяться. Не уменьшается количество жалоб людей, потерявших связь с близкими, попавшими в «лагеря» или оставшимися на китайской территории.

По данным ООН, с 2017 года не менее миллиона уйгуров, казахов, кыргызов и других мусульман, проживающих в Синьцзяне, были заключены в «лагеря». Пекин называет эти заведения «центрами профессионального обучения». Согласно обнародованной Китаем официальной информации, через них прошло 7,7 миллиона жителей Синьцзяна.

Правозащитники и очевидцы настаивают, что в лагерях происходят грубейшие нарушения прав человека, применяются пытки, насилие и принудительный труд. Среди свидетелей, благодаря которым данная информация становится достоянием общественности, – много этнических казахов, которым удалось выехать из страны.

Правительство Казахстана, которое экономически зависит от Китая, по большей части воздерживается от комментариев относительно репрессий в отношении мусульманских этносов в Синьцзяне.

XS
SM
MD
LG