Ссылки для упрощенного доступа

Туркменистан-2020: сложный и незабываемый


Очередь за хлопковым маслом в Мары

Уходящий 2020 год, прошедший в условиях экономического кризиса, отягощённого пандемией COVID-19 и её последствиями, стал ещё одним тяжёлым годом для народа одной из самых закрытых стран мира. Туркменские власти подверглись резкой критике не только за то, что не выполнили свои обязательства перед жителями страны, но и за то, что оставили в беде своих граждан за рубежом.

Эта критика, похоже, в какой-то степени подействовало на ситуацию с проблемами, с которыми сталкиваются туркменские мигранты, когда обращаются в посольства Туркменистана. То, что некоторые мигранты смогли решить свои паспортные вопросы в посольствах, это стало одной из немногих положительных новостей в прошлом году. Но это, конечно же, не стало кардинальным решением этой важной для тысяч туркменов проблемы. Туркменские мигранты уже много лет остаются один на один с этой проблемой, но боясь «попасть в ловушку» если вернутся домой и потерять возможность заработка, они предпочитают оставаться на чужбине в нелегальном статусе. У себя на родине эти туркменистанцы не могут прокормить свои семьи, которые уже несколько лет живут впроголодь, поэтому единственным выходом является трудовая миграция.

Просматривая статьи и сообщения Азатлыка за каждый месяц 2020 года, можно увидеть, что, к сожалению, прошедший год для туркменов был довольно тяжелым.

Акция протеста туркменских активистов. Вашингтон, июнь, 2020
Акция протеста туркменских активистов. Вашингтон, июнь, 2020

Государственное информационное агентство Туркменистана сообщало о повышении зарплат на 10 процентов с января 2020 года, что само по себе должно было бы быть хорошей новостью. Но официальное сообщение тогда умолчало другой важный аспект этой новости – то, что цены на товары и услуги выросли в несколько раз больше повышения зарплат. Тем более, что предыдущий 2019 год жители Туркменистана уже закончили в тяжёлой экономической ситуации, сопряжённой отменой льгот на бесплатный газ и электричество, а также предупреждениями населения об отключении этих услуг в случае неуплаты долгов.

Туркменский манат, которому в прошлом году исполнилось 27 лет, продолжил дешеветь по отношению к американскому доллару. Впрочем, правительство не продолжило не замечать того факта, что огромная разница между официальным курсом валюты и её стоимостью на чёрном рынке оказывает дополнительное давление на жизни обычных людей. По последним данным курс доллара на чёрном рынке в Туркменистане в восемь раз выше официального.

В начале 2019 года туркменское правительство отменило действовавшие более четверти века льготы для населения на бесплатную воду, электричество и природный газ. Это решение было принято на сессии Халк Маслахаты (Народный Совет) в сентябре 2018 года. Тогда это объяснили улучшением уровня жизни населения, что конечно не соответствовало реалиям в Туркменистане. Хотя нужно признать то, что положение некоторых местных строительных фирм, если они были довольно близки к властным фигурам, заметно улучшилось.

Например, в январе прошлого года сообщалось, что тендер по строительству крупного государственного объекта выиграла ещё одна строительная фирма, контролируемая близкими к президенту лицами. Незнакомая до этого фирма «Туркмен Автобан» получила госконтракт на 2,3 миллиарда долларов США.

Речь идёт о контракте на строительстве автотрассы Ашхабад-Туркменабад. Тогда сообщалось о планируемой сдаче отрезка Ашхабад-Теджен данной автодороги к декабрю 2020 года. Учитывая, что известная турецкая строительная компания, строившая автотрассу Ашхабад-Туркменбаши, была вынуждена покинуть страну, оставив незавершённый проект, в прошлом году ряд дорогостоящих объектов были переданы местным предпринимателям.

Ещё одним видным событием прошлого года стала реакция в стране на выход на мировые экраны американского фильма, действия в котором разворачиваются в вымышленной стране, напоминающей Туркменистан. Несмотря на вымышленность страны, событий и героев фильма «Призрачная шестёрка», созданной и выпущенной в прокат американской компанией Netflix, доступность его просмотра туркменскими зрителями серьёзно обеспокоило туркменские власти.

Напомним, в фильме-боевике действия разворачиваются в некой стране под названием Тургистан, которой руководит дикатор Ровач Алимов. Кульминацией фильма становится свержение диктатора и приход к власти его брата Мурата Алимова.

Зрители фильма с лёгкостью могут уловить в Тургистане детали, сильно напоминающие Туркменистан, такие как туркменские государственные символы, имена людей, а также туркменский язык, на котором разговаривают герои произведения.

Также следует отметить, что год, начавшийся с «повышения зарплат», особенно запомнился устойчивым ростом цен, дальнейшей девальвацией маната и ростом безработицы. По последним данным, в новом году ожидается увольнение сотен сотрудников туркменской полиции.

Сокращение штата в силовых структурах происходит спустя год после увольнения и осуждения бывшего министра внутренних дел Искандера Муликова, смещения министра национальной безопасности Яйлыма Бердиева, а также назначение на должности вице-премьера по безопасности, военным и правовым вопросам и секретаря Государственного совета безопасности Чарымурада Аманова, который несколько лет назад был уволен за недостатки в работе.

Хотя туркменские власти не признают высокого уровня безработицы и инфляции, в Азатлык в течение года регулярно сообщал о массовых увольнениях в бюджетной сфере начиная с детских садов, дайханских объединениях и кончая министерствами и ведомствами. Кроме того, Туркменистан был отмечен в числе 10 стран мира, где интернет подвергается жёсткой цензуре. В Ашхабаде увольняли учителей за то, что у учеников обнаруживали мобильные телефоны.

В январе появилась позитивная новость о том, что Швейцария возвращает в Туркменистан 1,3 миллиона долларов США, конфискованные у туркменских коррупционеров. Также стало известно, что Туркменистан, являющийся одним из самых коррумпированных стран мира, будет проводить очередную перепись населения с помощью цифровых технологий. Возможно, этот подсчёт даст ответы, которые появились в результате предыдущей переписи населения.

В феврале Азатлык сообщил о туркменистанцах, возвратившихся из Китая и помещённых в карантинные зоны. Возвращение туркменистанцев, застрявших в других странах из-за ограничений в связи с пандемией, растянулось до конца года. Проблемы и трудности, с которыми население Туркменистана сталкивалось в течение всего года, из-за введённых для предотвращения распространения коронавируса, стали ещё одной основной темой в повестке Азатлыка в то время, как государственные СМИ продолжали не замечать тревожную ситуацию. На вопросе о подходе туркменского правительства к ситуации с пандемией и готовности системы здравоохранения к этому кризису необходимо остановиться подробнее.

Туркменистан с самого начала пандемии коронавируса, охватившей практически весь земной шар, начала отрицать возможность наличия случаев на своей территории, по сей день власти не признают реальной ситуации с заболеваемостью и смертностью, связанной с COVID-19. В первые месяцы пандемии правительство не предпринимало никаких мер по предупреждению распространения коронавируса. Напротив, как ни в чём не бывало, продолжались проводиться массовые мероприятия, с большой помпой отметили Новруз, тысячи людей, в том числе представителей международных организаций привлекли на велопробег в честь дня здоровья, о чём на весь мир были показаны телевизионные репортажи. На 9 мая устроили военный парад, который до этого в Туркменистане никогда не проводили. А тем временем весь мир продолжал предпринимать срочные меры для сдерживания распространения коронавируса, отменяя крупные международные мероприятия.

В Туркменистане же власти пресекали любые частные попытки граждан защитить себя от болезни. На улицах задерживали и выписывали штрафы людей, появлявшимся на улицах в защитных масках на лице, в аптеках запретили продажу масок. В школах в неотапливаемых классах детей заставляли сидеть без верхней одежды.

В то время, как весь мир был в поисках лекарств и разрабатывал вакцины против COVID-19, туркменский лидер предлагал бороться с новым коронавирусом с помощью юзарлика, саксаула и перчёной лапши. А к концу года туркменский президент и пропагандист лечебных растений добавил в свой арсенал средств против коронавируса и корень солодки.

До сих пор правительство продолжает утверждать, что в стране не зарегистрировано ни единого случая заболевания COVID-19, продолжая делать вид, что не замечают, как больницы переполнены людьми с симптомами коронавируса, заметно увеличилось количество свежих могил на кладбищах. При этом продолжают создаваться новые карантинные зоны по всей стране и планируется закупка российской вакцины против COVID-19.

Впрочем, в последние месяцы туркменские власти стали «вести себя, как будто коронавирус в стране есть», как это им рекомендовала Миссия ВОЗ, посетившая Туркменистан для оценки ситуации. Группе экспертов ВОЗ после нескольких месяцев переговоров всё-таки удалось приехать в Туркменистан в июле. ВОЗ попросила разрешить приезд второй миссии, но пока этого им не удалось. Теперь международные эксперты хотят проверить образцы из Туркменистана в зарубежных лабораториях. Президент Туркменистана обещал разрешить это в августе, но с тех пор прошло более четырёх месяцев и неясно будет ли выполнено обещание президента.

Многие страны уже начали вакцинировать своих граждан против коронавируса, а Туркменистан продолжает пытаться заверить весь мир, что коронавируса на его территории нет. А народ продолжает жить в условиях серьёзной опасности.

В Туркменистане официальные СМИ не сообщали не только о жертвах пандемии, но и о смертях солдат в рядах туркменских вооружённых сил. Азатлык в течение года регулярно сообщал о случаях гибели солдат, погибших на срочной службе в мирное время. О первом таком случае мы сообщили в феврале, когда в военном госпитале в Мары скончался молодой солдат.

Но туркменские власти никак не объяснили причин этой и других трагических смертей молодых парней. В одном случае солдат покончил жизнь самоубийством, не выдержав насилия и мучений над собой, но проведённая проверка не нашла других виновных, кроме как самого парня. В другом случае матери, требовавшей расследование обстоятельств гибели сына в армии, пригрозили, что такое же может случиться и с другим её сыном. В прошедшем году мы также сообщали о том, как с отслуживших свой срок солдат требовали взятку за своевременную демобилизацию.

Кроме того, частой темой наших сообщений была острая нехватка продовольствия в армии. Но выражение «голод не тётка» было актуально и на «гражданке». В Ашхабаде и регионах заметно выросло количество людей, бродящих по помойкам. Корреспонденты Азатлыка сообщали о том, как сердобольные ашхабадцы оставляли возле мусорных контейнеров пакеты с хлебом и продуктами. «Люди на помойках ищут баклажки, бутылки, картонные коробки и конечно же, хлеб. Многие теперь начали остатки еды оставлять в пакетах, некоторые берут его для скота, а некоторые для себя», сообщал наш корреспондент 25 февраля.

Тем временем на полках государственных продуктовых магазинов уменьшилось количество продовольственных товаров и их видов. По всей стране продолжили расти цена на импортные и местные продукты питания. В столице в течение недели в четыре раза подскочили цены на картошку, импортируемую в Туркменистан из Ирана.

Но государственные СМИ в течение всего года не переставая трезвонили об обеспечении продовольственного изобилия в Туркменистане. Азатлык в это время сообщал о росте объёма импорта продовольствия по сравнению с предыдущим годом, беседовал с экспертами о кризисе в сельскохозяйственной отрасли и путях выхода из него.

Эксперты считают, что причиной создавшейся ситуации некомпетентное управление экономикой, схожий с тем, что имел место в советские времена, в конце концов приведшее к экономическому и продовольственному кризису. Правительство и президент не уставали говорить о необходимости обеспечить фермеров и арендаторов водой и сельхозтехникой для достижения высокой урожайности и импортозамещения, но на деле, и в этом году арендаторы земель рассказывали Азатлыку о проблемах с оросительной водой, удобрениями, сельхозтехникой, в результате чего многие дайхане в очередной раз закончили год с долгами перед государством. Вопрос занятости и заработка сельского населения остаётся не решённым вот уже около 30 лет.

Но и в городах граждане сами себя обеспечивавшие работой, открывая частные лавки столкнулись с рядом трудностей, в результате чего многие потеряли возможность заработка. Например, в начале марта появились сообщения, что в Ашхабаде буду закрыты все частные магазины и предприятия, расположенные внизу многоэтажных домов. Местные наблюдатели отмечают, что произвол властей в отношении к частным предпринимателям продолжается уже 30 лет. Это создаёт большие препятствия для развития производства, что в свою очередь приводит к росту цен в то время, как власти пытаются насильно удержать их, говорят наблюдатели.

В том числе в связи с этими обстоятельствами в апреле в стране вспыхнули продовольственные протесты. Азатлык сообщал об одном из первых таких протестов 3 апреля, независимые издания также сообщали о перекрытии дорог, десятках жителях, протестовавших возле местных хякимликов. Люди выражали недовольство отсутствием в государственных магазинах муки, растительного масла и других основных продуктов питания. Люди рассказывали о том, что на рынках цена муки выросла настолько, что они не могут себе позволить её купить, жизнь в сёлах стала невыносимой и надвигающемся голоде.

Протесты против продовольственного кризиса и ухудшения уровня жизни проходили и в других регионах. Корреспонденты Азатлыка в Туркменабаде сообщали что продуктовые очереди из сотен людей стали обычным явлением в регионе. Власти пытались решить проблему не обеспечением продовольственного изобилия, а увеличением полицейского надзора на рынках и перед госмагазинами. В то же время сотрудники МНБ брали с людей расписки о неразглашении и усилили борьбу с использованием VPN.

Если в какой-то степени и удавалось скрыть информацию о ситуации внутри страны, скрыть трагическую гибель десятков туркменских мигрантов в Стамбуле от отравления самодельным алкоголем туркменским властям не удалось. В сообщениях иностранных СМИ говорилось о гибели почти 60 туркменских мигрантов, которые употребляли самопальную водку для того, чтобы защититься от коронавируса. Но правительство Туркменистана не оказало какой-либо помощи в похоронах своих граждан и даже не выразило соболезнований близким погибших. Они вообще ничего не сказали по поводу этой трагедии.

Кроме продуктовых очередей в Туркменистане в прошедшем году актуальным и часто упоминаемым явлением стали банкоматные очереди – очереди за наличными манатами. «В Туркменабаде сотни людей с раннего утра выстраиваются в очереди перед банкоматами, чтобы обналичить свои средства на картах. Но наличности хватает только десяткам людей. Деньги в банкоматах быстро кончаются», сообщал 5 апреля корреспондент Азатлыка в Туркменабаде.

Проблемы с наличностью продолжались по всей стране на протяжении всего года. Власти никак не комментируют острую нехватку наличных средств, а тем временем появилась информация, что за пределами Туркменистана скопились миллиарды манатов. Посреди трудностей с наличными туркменский президент продолжал твердить о необходимости введения системы безналичного расчёта и раздавал соответствующие указания.

Власти в прошлом году оказывали давление не только на частных предпринимателей, но и обычные жители стали объектом запретов и ограничений, так, например, частным лицам запрещали печь хлеб в тандырах для своей семьи, женщинам запрещали красить волосы, ногти и использовать накладные ресницы.

Туркменские власти и раньше никогда не сообщали о землетрясениях, наводнениях и других стихийных бедствиях. В апреле 2020-го на Лебапский и Марыйский велаяты обрушился сильнейший ураган, приведший к человеческим жертвам и серьёзным разрушениям. Корреспонденты Азатлыка сообщали о гибели по меньшей мере пяти человек в Марыйском велаяте. Среди жертв урагана были школьники, которых придавил упавший столб. По последним данным в Лебапе и Мары жертвами стихийного бедствия стали по меньшей мере 35 человек. Очень много людей получили ранения. Ураганом был нанесён огромный ущерб, в том числе разрушены и повреждены тысячи домов, здания государственных учреждений, в Лебапском велаяте были уничтожены дестяки тысяч гектаров хлопковых и пшеничных полей и других сельхозугодий.

В отличие от президента соседнего Узбекистана, южные регионы которого также пострадали от урагана, туркменский лидер не поехал в пострадавшие регионы и не интересовался положением жителей, оставшихся без крова. Бердымухамедов, однако, выразил готовность оказать помощь Узбекистану в устранении последствий стихийного бедствия. Туркменистан также направлял гуманитарную помощь в Россию и другие страны в связи с пандемией коронавируса. Тем временем туркменские власти продолжали молчать о беде дома, более того они начали преследовать и оказывать давление на туркменских граждан внутри и за пределами страны, собиравших гуманитарную помощь для пострадавших от урагана соотечественников. Спустя месяц после урагана в больницах Туркменабада увеличилось количество больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями, сообщал корреспондент Азатлыка.

В отличие от властей, туркменские граждане за рубежом активно выражали солидарность с пострадавшими соотечественникам в Лебапе и Мары. Многие из них выходили на протесты против бездействия властей в оказании помощи пострадавшим. Протесты проходили перед посольствами Туркменистана в Вашингтоне, Стамбуле, а также в других городах США, Турции, Северного Кипра, перед штаб-квартирой ООН в Нью-Йорке. Участники протестных акций требовали не только оказать помощь пострадавшим, но и отставки президента Туркменистана. Таким образом, туркменские активисты в разных странах начиная с мая до ноября продолжали протестные акции против правительства Туркменистана. Протестные мероприятия проводились и в интернет-формате.

Наблюдатели отмечают, что протесты туркменских граждан в 2020-м стали самыми организованными и дерзкими акциями за последние 30 лет. Примечательно также то, что после долгого застоя активизировалась и туркменская оппозиция, в которой появились новые личности. Кроме того, в прошедшем году протестные выступления наблюдались и внутри Туркменистана, которые в основном проводились женщинами. Например, 13 мая в Туркменабаде на улицы вышли около тысячи недовольных граждан, в основном женщин. они также требовали от властей оказать помощь населению, пострадавшему от урагана и ливней. Спустя около пяти часов на место стихийного протеста прибыли представители властей и органов безопасности и пообещали «решить проблемы» людей.

В течение года женщины выходили на протесты, выражая недовольство экономическими трудностями, нехваткой продуктов питания и другими проблемами. В начале апреля в Мары население, опять-таки в основном женщины, провели несколько протестов с требованием решить проблемы с нехваткой муки и растительного масла, а также с постоянно растущими ценами. В связи с недовольством населения власти вынуждены были найти способ отправить в регионы продовольственные товары первой необходимости и дать обещания о скорейшем решении существующих проблем. Но обещания оказались пустыми и граждане, уровень жизни которых не улучшился, продолжали стихийные протесты до конца года.

Наблюдатели говорят, что вместо того, чтобы выполнять данные обещания, чиновники власти на протяжении всего года были заняты возвеличиванием культа личности президента и усилением репрессий. Это особенно выражалось на праздновании 63-летия – достижения возраста пророка – Гурбангулы Бердымухамедова, когда в мечетях все чиновники от мала до велика молились за его здоровье и благополучие, давали садака (жертвоприношение) и всё это показывали голодному населению по телевизору. А туркменские священнослужители стали орудием пропаганды, призывая народ не выражать недовольство трудностями, а быть благодарным за «благополучную жизнь».

Между тем усилились преследования в отношении активистов, выражающих своё мнение в социальных сетях, что по мнению наблюдателей, показало, насколько власти обеспокоены растущей напряжённостью в обществе. Из Мары даже поступали сообщения о том, что МНБ проверяло мобильные телефоны сотрудников полиции. Родственников туркменских мигрантов начали вызывать на допросы в полицию, а тех, кто присоединился к протестному движению, объявили «изменниками» и пригрозили им наказанием. Посреди этих событий Бердымухамедов, предлагавший бороться с инфекционными заболеваниями с помощью юзерлика и саксаула, появился в виде рыбака у озера и накормил сирот уловом рыбы. Наблюдатели увидели в этом образе президента аналогию с библейскими историями об Иисусе, накормившем голодных двумя рыбами.

Конечно, в мифических историях возможно многое, но в реальной жизни Туркменистана в прошлом году массово сократились рабочие места, а новых создано не было. Кроме того, перестали летать самолёты, закрыв возможность для туркменов уехать на заработки за границу. «Конца кризису не видно. Среди учителей много тех, кто ждёт, когда возобновятся полёты самолётов», сообщали корреспонденты. Но правительство продолжало строительство дорогостоящих объектов и между делом для замыливания глаз сажала мелких чиновников, обвиняя их в коррупции.

Например, бывший хяким Беркарарлыкского этрапа города Ашхабада в прошлом году получил 22 года тюрьмы. По телевизору опять регулярно показывали каявшихся за коррупционные преступления чиновников. Эксперты отмечают, что практика бесконечной смены кадров является способом скрытия коррупции во власти.

В сентябре международный консорциум журналистов-расследователей (ICIJ) опубликовал результаты глобального журналистского расследования, в котором описаны десятки подозрительных трансакций, связанных с Туркменистаном в период с 2001 по 2016 год, которые в общей сложности составили 1,4 миллиарда долларов США. В расследовании, в котором участвовало Радио Азатлык, речь идёт о переводе сотен миллионов долларов США государственными органами Туркменистана на счета подставных компаний.

Но и эту новость официальный Ашхабад оставил без комментариев, возможно в соответствии с поговоркой «молчание – знак согласия». В прошлом году коррупция, ранее наблюдавшаяся при поступлении в высшие учебные заведения, проявилась и в средних общеобразовательных школах. Выяснилось, что состоятельные граждане и чиновники готовы выкладывать крупные суммы, чтобы устроить своих детей в школы с русским языком обучения, вероятно, что в туркменских их дети не смогут получить нормального качественного образования. Ответом властей на это стало закрытие в начале учебного года многих русских классов, даже были случаи, когда гражданам запрещали говорить на русском языке.

Систематические нарушения религиозных свобод в Туркменистане также оставались в центре международного внимания. Некоторые американские политики, в связи с этим заклеймили Туркменистан «нео-сталинистским государством» и заявили, что поддержка официального Ашхабада не в интересах Соединённых Штатов Америки. Но это не повлияло на позицию туркменского режима в отношение без вести пропавших в туркменских тюрьмах людей, а также в отношение политзаключённых, к освобождению которых призывали американские сенаторы.

Туркменистан, внося изменения и поправки в конституцию страны и перейдя на двухпалатную парламентскую систему, не стал слушать и активистов, требовавших проведения всенародного референдума перед изменением главного закона.

25 сентября депутаты 6-созыва туркменского парламента приняли закон о конституционных изменениях, согласно которым, конституция Туркменистана лишилась одной статьи, приобретя три новые, а в 27-статью были внесены изменения. Новый закон вступил в силу 1 января 2021 года.

Представители туркменской оппозиции за границей подвергли резкой критики эти поправки, назвав это попыткой сосредоточить власть в Туркменистане только в одних руках, что в конечном итоге может открыть возможность передачи власти по наследству.

Туркменская оппозиция провела акции протеста против очередных конституционных изменений 1 сентября перед штаб-квартирой ООН в Нью-Йорке, а 2 сентября перед посольством Туркменистана в Вашингтоне.

Не произошли изменения и в вопросе с принудительным трудом в Туркменистане. Корреспонденты Азатлыка в прошедшем году регулярно сообщали о массовой отправке бюджетных работников на сбор хлопка с ночёвкой, сборе денег с бюджетников под различными предлогами. Несмотря на низкий урожай власти для замыливания глаз заставляли людей собирать хлопок, которого не было. Государственные СМИ сообщали о богатом урожае хлопка, пшеницы, картошки и других сельхозкультур, но ухудшающийся продовольственный кризис указывал на обратное. Между тем население продолжало сталкиваться с проблемами при обналичивании денег, а в регионах продолжались стихийные протесты жителей, в том числе случаи прямого противостояния с сотрудниками полиции, как это было в Мары, когда протестующие перекрыли главную улицу.

Власти продолжали отвечать усилением репрессий, в Балканабаде местный юрист Пыгамбергельды Аллабердыев, подозревавшийся в связях с активистами протестного движения, был приговорён к 6 годам тюрьмы. Спустя некоторое время к 4 годам тюремного заключения был приговорён 26-летний Нургельды Халыков за то, что послал фотографию независимому изданию.

Хотя дело Дурсолтан Тагановой, задержанной в Турции по запросу туркменских властей после того, как она активно участвовала в протестах, разрешилось в её пользу, судьбы активистов, брошенных за решётку внутри Туркменистана, остались неизвестны несмотря на призывы международных организаций освободить их.

Хотя под давлением международных организаций Дурсултан Таганову удалось вызволить на свободу, в самом Туркменистане на её близких и родных других активистов начали оказывать давление, а международные правозащитные организации потребовали от туркменских властей немедленно прекратить этот произвол. С другой стороны, протесты в разных странах, открытые выступления активистов в социальных сетях и реакция властей на это усилением репрессий способствовали солидарности между туркменскими мигрантами и активистами.

Акция протеста туркменских активистов. Вашингтон, 29 июля, 2020
Акция протеста туркменских активистов. Вашингтон, 29 июля, 2020

Другое значимое событие 2020-го было связано с продолжением строительства дорогостоящих проектов несмотря на экономический кризис. Правительство продолжило строить такие объекты, как фешенебельные гостиницы, мечети, монументы и памятники, а также новые города. Хотя сам президент вроде бы признал экономические трудности, в связи с чем поручил пересмотреть некоторые проекты. Но в прошедшем году дорогостоящие мечети были построены в Лебапе и Балкане, в открытии которых Бердымухамедов участвовал лично. Кроме того, Туркменистан оплатил строительство мечети и в Афганистане.

Сколько денег было потрачено из бюджета Туркменистана, считающегося светским государством, на строительство этих мечетей осталось тайной. В то же власти продолжали собирать деньги с населения на строительство приютов для собак, охрану окружающей среды, высадку деревьев.

Также в прошедшем году продолжали поступать сообщения о массовом уничтожении собак и кошек в то время, как государство усиленно использовало туркменского алабая в качестве пропаганды. А установка памятника собаки в центре Ашхабада стала экзотической новостью для мировых СМИ.

Кроме того, в Ашхабаде был установлен памятник велосипеду, который обошёлся государственной казне Туркменистана в 22 миллиона 424 тысяч манатов, то есть 6 миллионов 407 тысяч манатов по официальному курсу.

Бердымухамедов, ставший ньюсмейкером для мировых новостных агентств после открытия памятников собаки и велосипеду во время пандемии, опять остался недовольным работой местных СМИ. На правительственном совещании 4 сентября, заслушав отчёт своего заместителя по вопросам культуры и СМИ Мяхриджемал Маммедовой, президент в очередной раз выразил негодование тем, что местная пресса недостаточно освещает «достижения» страны. Предшественники Маммедовой были уволены именно по этой причине, но в этот раз ей удалось избежать их судьбы. Вместо этого под предлогом экономии бумаги были объединены некоторые газеты и журналы и обновлены их редакторы.

Но в работе государственных СМИ не было никаких изменений, отмечают наблюдатели, запрещённая по закону цензура действует на полную мощь, госпропаганда сообщает о «великих свершениях», возвеличивая президента, который вслед этим сообщениям объявляет своим чиновникам очередные строгие выговоры с последними предупреждениями или увольняет их «за допущенные в работе серьёзные недостатки».

Уставшие от хвалебной пропаганды в местной прессе читатели и зрители всё больше начали интересоваться новостями зарубежных СМИ. Но и это стало причиной усиленной борьбы органов безопасности с попытками читать неугодные для властей зарубежные издания. МНБ начало выслеживать туркменистанцев, посещающих независимые интернет-издания, задавая им вопрос «Ты что изменник родины?!»

Послесловие

Президент Туркменистана признал, что 2020 год для туркменистанцев был «довольно тяжёлым». Но он всё ещё пытается заверить мировое сообщество в том, что «пандемия коронавируса, спад в мировой экономике, повлекшие кардинальные проблемы в большинстве стран мира, не оказали никакого влияния на политико-экономическую жизнеспособность Туркменистана».

На правительственном совещании 30 декабря Гурбангулы Бердымухамедов ещё раз заявил, что в прошедшем году в стране была обеспечена продовольственная безопасность, было собрано 1 миллион 476 тысяч тонн пшеницы, а урожай хлопка составил 1 миллион 280 тысяч тонн, также было построено около двух тысяч сооружений, общая стоимость которых составила более 37 миллиардов долларов США.

«...хотя год и был трудным, но для нашей страны оказался достаточно хорошим», приводит слова президента государственное информационное агентство Туркменистана.

«Верю, что будущие поколения по достоинству оценят проведённую нами работу», заявил Бердымухамедов на заседании, посвящённом итогам года.

Читайте также на туркменском

Уважаемый читатель, если Вы хотите связаться с Радио Азатлык, самый безопасный способ сделать это, мессенджеры Telegram и WhatsApp. Наши телефоны +420 724 168 989 и +420 773 797 383. В Туркменистане они работают черезVPN. Здесь можно скачать наш бесплатный VPN Psiphon 3дляAndroid телефонов и устройств. Радио Азатлык гарантирует вашу анонимность.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG