Ссылки для упрощенного доступа

Военная хунта вернулась к власти в Мьянме. Что будут делать Запад и другие игроки?


Барак Обама и Аун Сан Су Чжи. Янгон, 19 ноября 2012 года.

Мировые лидеры, в основном на Западе, обсуждают, как реагировать на переворот в Мьянме – и могут ли они сделать в этой связи что-то более существенное, чем "выразить глубокую озабоченность" и ввести "точечные санкции". А вновь захватившие в Мьянме власть военные, уверенно заявляющие, что действовали они в соответствии с Конституцией, блокируют в стране соцсети и отказываются сообщать, что стало с уже теперь бывшим фактическим лидером страны, нобелевской лауреаткой Аун Сан Су Чжи, в последнее время сильно разонравившейся Западу из-за своей причастности к преследованиям народа рохинджа.

Аун Сан Су Чжи, дочь национального героя Аун Сана (основателя Коммунистической партии Бирмы, тесно сотрудничавшего с Японией во время Второй мировой войны), бывшая политзаключенная, лауреат Нобелевской премии мира 1991 года, лидер правившей партии "Национальная лига за демократию" (НЛД), де-факто возглавляла правительство Мьянмы (бывшей Бирмы) с 2016 года.

Она имела особый статус и занимала специально для нее придуманную должность первого государственного советника, то есть премьер-министра, из-за невозможности (согласно принятой в 2008 году Конституции) баллотироваться в президенты лицам, имевшим даже в прошлом иностранное гражданство. Аун Сан Су Чжи, как и ее покойный муж, английский тибетолог и исследователь истории буддизма Михаэль Эйрис, ранее была гражданкой Великобритании.

Аун Сан Су Чжи на церемонии передачи ей власти генералом Мин Аун Хлайном. 30 марта 2016 года
Аун Сан Су Чжи на церемонии передачи ей власти генералом Мин Аун Хлайном. 30 марта 2016 года

Что происходит с ней сейчас, как и с ее соратником, президентом Вин Мьином, также долго сидевшим за решеткой во время предыдущей военной диктатуры, никто не знает, кроме самих арестовавших их военных. Официально они, как и еще довольно большое число членов свергнутого правительства и руководителей НЛД, остаются "под домашним арестом в неизвестном месте". Есть информация, что Аун Сан Су Чжи собираются обвинить якобы в нелегальном ввозе в Мьянму партии мелкой техники.

1 февраля в ходе переворота военные, сразу объявившие в стране чрезвычайное положение сроком на год, задержали в общей сложности несколько сотен человек. Исполняющим обязанности президента они временно назначили вице-президента Мьина Шве, но в реальности вся полнота государственной власти теперь сосредоточилась в руках главнокомандующего вооруженными силами Мьянмы старшего генерала Мин Аун Хлайна.

Старший генерал Мин Аун Хлайн. 2018 год
Старший генерал Мин Аун Хлайн. 2018 год

2 февраля генерал Мин учредил Государственный административный совет, состоящий из 11 членов, в качестве исполнительного руководящего органа Мьянмы. При этом военная верхушка заявила, что по-прежнему привержена многопартийной демократической системе, и пообещала провести "новые честные и демократические выборы после окончания выполнения задач периода действия режима чрезвычайного положения".

Мьянма находилась под властью генералов до 2011 года, когда в стране начались демократические перемены под руководством Аун Сан Су Чжи. Это в целом уникальное в смысле политического устройства государство, когда-то и созданное военными, правившими здесь десятилетиями с момента получения независимости от Великобритании. И даже теперь, то есть в последние несколько лет, вся ее современная политическая система (в том числе и пресловутая Конституция 2008 года) была выстроена так, чтобы сохранять огромное влияние за генералами, которые считают только себя истинными блюстителями законности и гарантами суверенитета и правопорядка. Например, 25 процентов мест в обеих палатах парламента и ключевые (силовые) должности в кабинете министров, даже после перехода власти к гражданской администрации Аун Сан Су Чжи, сохранялись исключительно за депутатами и чиновниками, назначенными военной верхушкой.

С точки зрения Мин Аун Хлайна и его соратников, действовали они сейчас вполне в рамках закона и собственных представлений о "дисциплинированной демократии". 8 ноября прошлого года в Мьянме состоялись очередные парламентские выборы, на которых, по официальным данным, убедительную победу одержала "Национальная лига за демократию", набравшая 83 процента голосов. Армейские военачальники и лидеры ряда других партий, оппозиционных НЛД, сочли результаты подтасованными, однако местный ЦИК отказался проверять все обвинения в фальсификациях. И поскольку Аун Сан Су Чжи и ее министры разрешили парламенту собраться в новом составе, генералы, по их словам, и решили вновь взять власть в свои руки. Они сослались на один из пунктов новой Конституции, гласящий, что "прямой обязанностью вооруженных сил является отстранение правительства и объявление чрезвычайного положения в случае, когда политическая стабильность и суверенитет Мьянмы оказываются под угрозой".

В знак неповиновения генералам группа депутатов, избранных в ходе голосования 8 ноября, как стало известно, 4 февраля провела символическое парламентское заседание в помещении, где они содержатся после переворота. Небольшие уличные акции протеста состоялись в главном городе страны, бывшей столице, Янгоне. Свою кампанию гражданского неповиновения устроили и многие местные врачи. Однако никакого массового выхода оппозиции на улицы в Мьянме, стране с длинной и кровавой историей разгона любых демонстраций, не случилось.

"Наблюдая за последними событиями, я чувствую себя вернувшимся в старую Мьянму, изолированную от всего мира", – пишет на страницах The New York Times известный мьянманский журналист-эмигрант Ай Мин Тан. "Реальность переворота очевидна, и в обществе нарастает паника". Поскольку в стране продолжают вспыхивать спорадические протесты, однако в основном пассивные и выражаемые через интернет, пришедшая к власти военная хунта решила полностью заблокировать в стране Facebook и многие другие соцсети, начиная с 7 февраля.

К Facebook новый правитель Мьянмы 64-летний генерал Мин Аун Хлайн испытывает давнюю нелюбовь: его аккаунты там, а также в Instagram, заблокированы с 2018 года "за пропаганду ненависти и религиозной вражды". Профессиональный военный, он известен миру в первую очередь как организатор репрессий и очень похожих на этнические чистки боевых операций против боевиков и мирного населения из числа многочисленных местных национальных меньшинств – когда-то качинов, шанов и каренов, а в последние годы – мусульманской этноконфессиональной группы рохинджа. Несколько месяцев назад в интервью российским журналистам Мин Аун Хлайн (которого можно считать если не союзником Москвы, то точно человеком, с симпатией относящимся к официальному Кремлю) заявил: "История Мьянмы – это история вооруженных сил, история вооруженных сил – это история Мьянмы".

В конце 2018 года группа экспертов ООН, занимавшаяся изучением конфликта с рохинджа, опубликовала отчет, в котором рекомендовала начать преследование Мин Аун Хлайна и других высших генералов Мьянмы в Международном уголовном суде, а также запретить продажу этой стране оружия и наложить санкции на все ее руководство. Расследователи пришли к выводу, что командование вооруженных сил Мьянмы во главе с Мин Аун Хлайном устроило геноцид рохинджа, которых военные считают нелегальными иммигрантами из соседней Бангладеш, не имеющими права на гражданство, несмотря на то что многие представители этого этнического меньшинства живут в Мьянме более 100 лет.

Хотя в странах Запада к нему относятся фактически как к палачу и диктатору (например, с 2019 года ему запрещен въезд в США, против него Вашингтоном и Лондоном введены персональные санкции), в России Мин Аун Хлайн довольно частый и очевидно желанный гость. Не так давно Минобороны России наградило генерала медалью "За укрепление боевого содружества". Незадолго до нынешнего переворота к Мин Аун Хлайну в новую мьянманскую столицу Нейпьидо прилетал российский военный министр Сергей Шойгу, после чего армия Мьянмы (в основном и так вооруженная российскими самолетами, танками и орудиями) объявила о решении закупить у Москвы дополнительно несколько видов новейших вооружений. В июне 2020 года, побывав на параде по случаю "отложенного" Дня Победы в Москве, Мин Аун Хлайн восторженно заявил: "Российские военные парады – это что-то грандиозное".

Аун Сан Су Чжи, бывший лидер многолетнего противостояния военной хунте и признанный борец за демократические ценности, друг многих известных западных лидеров, в их глазах, конечно, по-прежнему остается законно избранным лидером Мьянмы. Однако репутация ее в последние годы оказалась очень подмочена. Хотя в последние дни многие мировые политики призывали к ее немедленному освобождению, она явно уже больше не та героиня и почти икона многих борцов за соблюдение прав человека, которой когда-то была.

Люк Бессон вряд ли теперь снимет о ней сиквел своей картины "Леди" 2011 года. Хладнокровное молчаливое согласие Аун Сан Су Чжи с резней рохинджа испортило ее имидж до такой степени, что некоторые известные в мире демократические активисты ранее обратились в Осло с петицией – лишить ее Нобелевской премии. Вот что думает о положении, в котором оказалась Аун сан Су Чжи, российский востоковед Василий Головнин:

Василий Головнин
Василий Головнин

"Когда Су Чжи стала главой гражданской власти, военные сохранили свои могучие полномочия – контроль над силами безопасности, особая строка в конституции, квота в парламенте. И она начала долгую игру, началась скучная политика... Целью Аун Сан Су Чжи стал пересмотр Конституции и вообще законодательства, который бы лишил военных особой политической роли и превратил армию просто в армию. Это была опасная игра на долгую дистанцию, она требовала огромных жертв и компромиссов. Именно поэтому Су Чжи ушла от осуждения генералов за кровавое подавление мусульманского меньшинства, ведь действия армии поддерживали избиратели. В своей борьбе нобелевская лауреатка могла опираться только на массовую поддержку. И она сделала выбор – пока не правозащитница, а лидер большинства 54-миллионной страны, желающей демократизации и свободы.

Су Чжи ушла от осуждения генералов, ведь действия армии поддерживали избиратели

Но эти маневры вызвали возмущение мировой прогрессивной общественности – она подвергла Аун Сан Су Чжи убийственному остракизму. Что, бесспорно, учли ее враги. И теперь она вновь находится под арестом: военные победили, хотя Аун Сан Су Чжи по-прежнему активно или вяло поддерживает большинство избирателей, а на всеобщих выборах в ноябре ее сторонники получили неимоверное количество голосов. И она вновь может стать символом борьбы, уже последней в ее жизни".

Военный патруль на улице в Мандалае, втором по величине городе Мьянмы. 3 февраля 2021 года
Военный патруль на улице в Мандалае, втором по величине городе Мьянмы. 3 февраля 2021 года

Военный переворот в Мьянме, безусловно, стал неприятным сюрпризом для Вашингтона, годами выстраивавшего вокруг Китая, своего главного в XXI веке геополитического противника, своеобразную "азиатскую дугу обороны" из стран-союзников. Мьянме, как и Таиланду, Малайзии, Вьетнаму, Филиппинам или Южной Корее, в этой стратегической игре отводилась очень важная роль. В 2011 году состоялся первый в истории визит в Мьянму госсекретаря США – тогда в администрации Барака Обамы этот пост занимала Хиллари Клинтон. Облетевшие мир фотографии ее встречи с Аун Сан Су Чжи в Янгоне для них обеих оказались моментом настоящего профессионального триумфа. А через год, в 2012-м, и сам Обама стал первым действующим президентом США, когда-либо посещавшим эту страну – официально для признания заслуг Аун Сан Су Чжи в деле "уверенного продвижения по пути демократии", но также и для того, чтобы подтолкнуть Мьянму ближе к сфере влияния Вашингтона. И подальше от Пекина.

Теперь нынешний президент США Джо Байден (и бывший вице-президент при Обаме) пригрозил вернуть все прежние санкции в отношении Мьянмы, снятые в 2011–2016 годах. Но, в то время как большинство западных правительств, в первую очередь США, осудили мятежных генералов, большинство авторитарных государств во главе с КНР и Россией этого не сделали. Пекин вообще назвал переворот "перестановкой в кабинете министров" и заблокировал в Совбезе ООН резолюцию, направленную против пришедшей к власти хунты. Двусмысленно промолчала и Москва. Василий Головнин продолжает:

"Все происходящее в Мьянме имеет к Китаю самое прямое отношение, поскольку он всеми силами стремится удержать свое преобладающее стратегическое присутствие в этой стране, невероятно для него важной. КНР – крупнейший и жизненно важный торговый партнер Мьянмы. На Китай приходится до трети иностранных инвестиций в эту страну – и очень существенных, в инфраструктуру. Мьянма для Пекина – стратегический выход к Индийскому океану, где Китай выстраивает цепь контролируемых им портов. Это сухопутный коридор, позволяющий в случае чего обогнуть узкое морское горлышко, ведущее из Тихого океана к Африке, Персидскому заливу и Суэцкому каналу. Мьянма играет ключевую роль и в ещё более широких планах Китая по созданию транспортно-экономических трасс нового Шелкового пути в южной и юго-восточной части Евразии.

Мьянма для Пекина – стратегический выход к Индийскому океану

При военной диктатуре эта страна находилась под международными санкциями, что давало там Пекину монопольные возможности. Победа демократических сил в 2016 году изменила ситуацию. Санкции были сняты, в Мьянму пошел западный и японский капитал, у Китая появилась альтернатива. Но это и как бы легализовало присутствие КНР в очень бедной стране, вписало его в нормальный международный контекст. Пекин быстро наладил отношения с Су Чжи и ее партией. В 2020 году Мьянму с помпой посетил председатель КНР Си Цзиньпин, были достигнуты миллиардные договоренности о транспортном коридоре к порту в Индийском океане. Все было на мази, тем более что звезда Аун Сан Су Чжи на Западе слегка закатилась.

И вот теперь – возвращение к власти генералов. Китай теперь будет выжидать. Поддержать хунту пока нельзя, ее приход к власти обозлил Запад и будет мешать грандиозным планам Пекина в этой стране – глядишь, и сам под американские санкции попадешь как пособник душителей демократии. Но терять Мьянму Китай не собирается: он быстро найдет там пути усиления своего влияния и при военной диктатуре".

Материал Русской редакции Радио Азаттык - Радио Свобода.

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG