Ссылки для упрощенного доступа

Бывшая заключенная о беззаконии и условиях содержания в туркменской тюрьме  


Снос тюрьмы в Туркменбаши, июнь, 2008.

Гражданка Туркменистана, бывшая сотрудница администрации Копетдагского этрапа Ашхабада, приговорённая в 2015 году к тюремному сроку и подвергшаяся насилию со стороны властей рассказала российскому правозащитному центру «Мемориал» о ситуации с коррупцией и беззаконием в Туркменистане, а также условиях содержания в СИЗО.

Информацию, опубликованную Центрально-азиатской программой «Мемориал», в анонимной беседе с Азатлыком подтверждают и другие бывшие заключённые туркменских тюрем.

Воспоминания женщины, освобождённой по амнистии вскоре после приговора, опубликованы под заголовком «50 дней в туркменских тюрьмах».

«О себе не буду много говорить, наверное, это малоинтересно. Во времена Ниязова я работала в Копетдагском этрапе Ашхабада. У меня не было законченного высшего образования, да и с армянской фамилией в Туркменистане невозможно двигаться по служебной лестнице. Поэтому числилась озеленителем, диспетчером жилищно-эксплуатационного треста – ЖЭТ. Фактически я была внештатной помощницей хякима Копетдагского этрапа. В 2007 году Дерья Нурыевич пошел на повышение, и вскоре я обиделась на дискриминацию из-за фамилии и уволилась», вспоминает она, добавляя, что и после увольнения выполняла некоторую работу.

Женщина, чья личность на раскрывается, была обвинена в том, что, воспользовавшись своими связями, помогла одной женщине получить водительское удостоверение после того, как ввели негласный запрет на выдачу женщинам прав. Но на самом деле оказалось, что женщина, которой она помогла, была специально подослана для того, чтобы собрать информацию на бывшего хякима этрапа. Как выяснилось, её брат работал начальником следственного отдела прокуратуры, вспоминает бывшая заключённая в разговоре с центром «Мемориал».

Правозащитная организация приводит справку, что Дерягелди Оразов, 1962 года рождения, в 2004–2007 годах работал хякимом Копетдагского этрапа Ашхабада, в 2007 году был председателем Государственного комитета по туризму и спорту, в 2007—2008 годах хякимом города Ашхабада, а с 2008 по 2012 год занимал должность заместителя председателя Кабинета Министров Туркменистана.

Бывшая заключённая рассказывает, что следователь требовал дать показания на бывшегоруководителя женщины, угрожая отнять её усыновлённого девятимесячного ребёнка.

«Следователя звали Ислам (фамилию сейчас не помню). Так как раньше я работала с Дерья Нурыевичем, он задавал много вопросов о нем, какие сделки хяким совершал, а какие — начальник ЖЭТ (где я когда-то числилась), что происходило с квартирами умерших и т. д. Я поняла: собирают компромат на Дерья Нурыевича. Его могут закрыть на 15 и больше лет, без амнистии, меня сделают подельницей, ничего никому не докажешь. Поэтому я сказала, что ничего не знаю, я — просто мошенница», вспоминает она, подтверждая информацию о том, какие в Туркменистане применяются методы для выбивания показаний.

Судебный процесс над женщиной в 2015 году также указывает на информацию о том, как обстоят дела в судебных органах Туркменистана.

«Судья даёт мне шесть лет. Этот судья по имени Рахман был из Безмеина (сейчас называется Абадан). До этого к нему подходили, он — сосед моей сестры, и он сразу сказал: «Я ничего не смогу сделать. Мне уже звонили с прокуратуры, предупредили, что ее надо закрыть, она много знает, после суда будут с ней дорабатывать», вспоминает бывшая заключённая. Для того, чтобы её помиловали при первой амнистии запросили три тысячи долларов.

«После приговора меня в здании суда поместили в отдельную клетку. Там, если сто манатов за час дашь, может с тобой рядом мама посидеть, ребенка можешь увидеть. Заплатили, и мама со мной сидела. Часа четыре я там ждала, пока конвой приедет», говорит она.

После этого, по словам женщины, её доставили в изолятор временного содержания по улице Житникова в городе Ашхабаде. Там в четырёхместной камере, где уже содержались 16 арестанток, она провела 13 дней.

«Комната квадратная, мы ее измеряли шагами — четыре на четыре, и там нас очень много было, где-то шестнадцать девчонок. Не было ни матрасов, ни подушек — это же ИВС. Тогда в сентябре еще было жарко. Туалет там же, в камере — просто дырка в полу. Вода не идет. Если дежурному деньги дашь, он выдает специальный ключ, открываешь и маленькая струйка чуть-чуть бежит», рассказывает бывшая заключённая.

Она также вспоминает, что бывшие чиновники даже во время ожидания этапа после судасодержались в комфортных условиях.

Женщина, приговорённая к шести годам лишения свободы, благодаря взятке в три тысячи долларов вышла по амнистии.

После прихода Гурбангулы Бердымухамедова к власти президентские помилования, до этого объявлявшиеся только раз в году, стали частым явлением. Это, по мнению наблюдателей способствовало распространению коррупции при применении амнистии.

Рассказ бывшей заключённой туркменской тюрьмы ещё раз подтверждают сообщения об унизительном отношении к женщинам в туркменских тюрьмах. Она рассказывает, как личный досмотр женщин вплоть до нижнего белья проводят надзиратели мужчины. По её словам, случаи жестокого избиения женщин также является обычным делом в туркменских тюрьмах.

«Однажды я попросила дежурного ночью позвонить маме с его сотового. Сотовые там у всех дежурных есть. Мама отправила примерно 100 долларов на его номер в «Алтын аср» (компания сотовой связи), и тогда мне разрешили помыться. А так не разрешают, говорят, ждите этап», вспоминает она.

Бывшая заключённая также рассказывает, что из изолятора на Житникова их забрали водной машине вместе с мужчинами, среди которых были больные туберкулёзом открытойформы.

Из Ашхабада в Яшлык заключённых этапировали на поезде. По дороге надзиратели за деньги предлагали разные услуги, например, позвонить по телефону стоило до 100 манатов.

«Я позвонила маме, она отправила деньги, примерно двадцать долларов, чтобы мне дали холодной воды», рассказывает женщина.

По её словам, бывших чиновников, содержавшихся в изоляторе на Житникова, из Ашхабада в Яшлык перевозили в микроавтобусах «Газель» с кондиционером.

Продолжение следует.

Читайте также на туркменском

Уважаемый читатель, если Вы хотите связаться с Радио Азатлык, самый безопасный способ сделать это, мессенджеры Telegram и WhatsApp. Наши телефоны +420 724 168 989 и +420 773 797 383. В Туркменистане они работают через VPN. Здесь можно скачать наш бесплатный VPN Psiphon 3 для Android телефонов и устройств. Радио Азатлык гарантирует вашу анонимность.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG