Ссылки для упрощенного доступа

В росте цен на продукты питания «виновата» не только пандемия


Лоток самых дешевых яиц в Нур-Султане стоит 1 170 тенге.

В Казахстане наблюдается заметный рост цен на социально значимые продукты питания. Власти уверяют, что делают всё возможное для стабилизации цен, а отечественные производители просят увеличить субсидии.

Министр торговли и интеграции Бахыт Султанов, выступая на заседании правительства 10 декабря, заявил, что рост цен на социально значимые продовольственные товары (СЗПТ) составил 9,6 процента за год. Как полагается чиновнику высокого ранга, цифры министр привел в сравнении, и математика его не подвела: оказалось, что рост на самом деле не рост, поскольку цены ниже на 0,6 процента по сравнению с 2019 годом. Основной «ажиотажный» рост (на 4,1 процента, по данным министра) зафиксирован в период ЧП.

До 30 процентов подорожали восемь из 19 товаров, входящих в СЗПТ. Наибольший рост цен был зафиксирован на импортозависимые сахар и гречку.

Министр торговли и интеграции Казахстана Бахыт Султанов.
Министр торговли и интеграции Казахстана Бахыт Султанов.

— Причиной этому стали рост курса валюты за год и рост мировых цен. Например, импортируемые в основном из России сахар и гречка подорожали на 33,6 процента и 34,6 процента соответственно. Подорожали и отдельные экспортоориентированные товары: подсолнечное масло на 53,8 процента, картофель — на 46,1 процента, — сказал министр.

Выступая в правительстве уже в начале февраля этого года, Султанов заявил, что «прошлогодний 11-процентный рост вызван в основном пятью импортозависимыми и экспортоориентированными товарами».

Для сдерживания цен министр поручил акиматам держать вопрос «на жестком контроле» и нарастить производство сельхозтоваров. Мол, в ближайшее время власти начнут строить по стране 24 оптово-распределительных центра (ОРЦ), из которых семь в 2022 году, как обещает министр, планируется запустить в Нур-Султане, Шымкенте, Алматы, Алматинской, Жамбылской и Павлодарской областях.

«ДО ПАНДЕМИИ БЫЛО ТЕРПИМО»

Среди ощутимо подорожавших социально значимых продуктов — куриные яйца. Официально цена на них в прошлом году выросла чуть менее чем на семь процентов. Однако на некоторых столичных рынках и в магазинах их сегодня продают почти в два раза дороже, чем год назад.

Пенсионерка Любовь Новомодная покупает куриные яйца на коммунальном рынке «Шапагат». Нур-Султан, 15 февраля 2021 года.
Пенсионерка Любовь Новомодная покупает куриные яйца на коммунальном рынке «Шапагат». Нур-Султан, 15 февраля 2021 года.

Пенсионерка Любовь Новомодная ходит за продуктами на коммунальный рынок «Шапагат» в старом центре столицы. Из тканевой сумки-авоськи она вытаскивает неоднократно использованную пластиковую форму для яиц, и продавщица накладывает ей десяток.

— Сколько? — спрашивает пенсионерка.
— Пятьсот…
— А ты какие мне наложила? — уточняет покупательница.
— Крупные, как вы обычно берете, — отвечает продавщица.
— Ой, нет. Давай вон те по 430…

Продавщица с пониманием терпеливо заменяет крупные на более мелкие.

— Было терпимо до пандемии. После нее сразу всё начало дорожать. Вот эти были в прошлом году по 320 тенге. Приходится экономить. Яйца в чистом виде уже реже едим, в основном добавляем в тесто, блины испечь там. Пенсию, говорят, скоро поднимут на несколько тысяч, а цены уже повысились. Толку от такой прибавки! Сейчас она у меня — 71 тысяча тенге [около 170 долларов США], — жалуется пенсионерка.

Бакытжан Турлыбай несколько лет торгует куриными яйцами у входа на территорию рынка. Его ассортимент состоит из яиц четырех разных казахстанских производителей. Торговля идет бойко. По словам Турлыбая, в среднем яйца подорожали на 60 тенге за десяток. Лоток (30 штук) самых дешевых у него стоит 1 350 тенге. В 2020 году он продавал их по 900 тенге. Лоток самых дорогих — 1 560 тенге.

— Люди думают, что мы сами добавляем сверху. Но наша надбавка — это всего два тенге с яйца. А за аренду бутика мне 170 тысяч надо платить. По мне, это нормальная цена. Всё зависит от потребностей человека, — комментирует торговец.

Внутри самого рынка за лоток самых дешевых яиц просят 1 170 тенге.

— Лоток подорожал в два раза с прошлого года. Были по 200 тенге за десяток, — говорит продавщица Елена.

В магазине торговой сети «Магнум», находящемся напротив коммунального рынка, цена за десяток составляет от 445 до 555 тенге.

На левом берегу столицы, где располагается правительство и руководство страны, в рядовых продуктовых магазинах цена за десяток яиц доходит до 630 тенге.

Куриные яйца в уличном бутике на рынке «Шапагат». Нур-Султан, 15 февраля 2021 года.
Куриные яйца в уличном бутике на рынке «Шапагат». Нур-Султан, 15 февраля 2021 года.

«НА ГРАНИ ЗАКРЫТИЯ»

В Ассоциации яичных производителей Казахстана, куда входят 12 птицефабрик, говорят о мировом росте цен на куриные корма и неконтролируемых торговых наценках.

Глава ассоциации Максим Божко утверждает, что себестоимость мяса птицы и яйца на 60–70 процентов состоит из затрат на комбикорма и ингредиенты, которые хотя и производятся в Казахстане, но цена на них за последние три месяца выросла в несколько раз.

— Пшеница, кукуруза, подсолнечник, соя и растительное масло подорожали во всем мире не только из-за пандемии, но больше из-за неурожаев в основных странах, производящих зерновые культуры. Особенно соя и кукуруза, используемые в основном для птицеводства. А так как мы эти товары тоже в Казахстане производим и экспортируем, соответственно, мировой рост цен и сказался на внутреннем рынке, — говорит Божко.

Себестоимость производства, по словам главы ассоциации, за последние три-четыре месяца выросла на 30 процентов.

К этой цене добавляется маржинальность, и средняя цена продаж на сегодня, допустим, – 400 тенге за десяток с фабрики.

— Если раньше она была, например, около 250 тенге за десяток, то сейчас выросла до 350 тенге. К этой цене добавляется маржинальность, и средняя цена продаж на сегодня, допустим, — 400 тенге за десяток с фабрики. А дальше уже посередине есть оптовики, дистрибьюторы, сами магазины накручивают. И каждый на своем этапе по 10–20 процентов добавляет. В итоге вот такая цена получается у потребителя. И ни один магазин вам не скажет, что они много накрутили. Это уже надо проверять и регулировать, — считает Максим Божко.

По его мнению, сейчас тяжело что-то прогнозировать, потому что рост цен на корма не остановился.

— Например, соевый шрот летом мы покупали по 200 тысяч тенге за тонну, а сейчас он стоит 320 тысяч тенге. Если корма будут дальше расти, соответственно, будет дорожать и продукция. Прогнозировать мировые цены на зерновые культуры я не могу, — говорит он.

По данным Ассоциации яичных производителей Казахстана, после прошлогодней вспышки птичьего гриппа, когда, по официальным данным, погибло 2,6 миллиона кур-несушек, пять птицефабрик яичного направления по стране приостановили свою работу.
По данным Ассоциации яичных производителей Казахстана, после прошлогодней вспышки птичьего гриппа, когда, по официальным данным, погибло 2,6 миллиона кур-несушек, пять птицефабрик яичного направления по стране приостановили свою работу.

После прошлогодней вспышки птичьего гриппа, когда, по официальным данным, погибло 2,6 миллиона кур-несушек, пять птицефабрик яичного направления по стране, по данным Божко, приостановили свою работу.

— Только некоторые из них начали восстанавливать поголовье. Для этого нужен минимум год. Плюс две фабрики закрылись еще до птичьего гриппа — весной и летом 2020 года. Они не выдержали конкуренции и обанкротились. Плачевная ситуация в отечественном птицеводстве наблюдается не первый год. Поэтому ни в коей мере нельзя лишать эту отрасль господдержки. Без нее очень тяжело этим бизнесом заниматься. Тем более у нас есть большая конкуренция со стороны российских производителей. Там гораздо большие птицефабрики, себестоимость у них ниже и корма дешевле, — сообщил глава ассоциации.

Божко говорит, что год назад казахстанские птицефабрики на 100 процентов обеспечивали страну яйцами, а мясом птицы примерно на 55 процентов. Но если производство мяса постепенно растет, то яиц теперь производится на 25 процентов меньше.

Субсидировать как минимум 25 процентов от стоимости кормов, выдавать льготные кредиты, строить хранилища, наращивать производство кормов и организовать прямые продажи от производителя в магазины, минуя оптовиков и дистрибьюторов, а также страховать птицеводство и вакцинировать птиц за счет государства предлагает президент Союза птицеводов Казахстана Руслан Шарипов.

Однако, по словам главы союза, если до 2020 года производителям выплачивались 100 процентов субсидий в размере от двух до трех тенге за яйцо, то теперь власти сократили субсидии вполовину.

Пандемия и закрытие границ привели к задержкам и отменам в поставках.

— Плюс отечественным производителям приходится импортировать племенной молодняк, ветеринарные препараты, минеральные добавки, оборудование, премиксы, витамины за валюту основном из России и Европы. Пандемия и закрытие границ привели к задержкам и отменам в поставках, — говорит Руслан Шарипов.

По его данным, общая мощность 34 птицефабрик яичного направления составляет 4 000 миллионов яиц. Из них пять фабрик (ТОО «Когер ЛТД», ТОО «Казгер кус», ТОО «Жас Канат 2006», ПК «Ижевский» и ТОО «Агрофирма Курма») производят 51 процент от общего производства.

11 февраля сенатор Султан Дюсембинов в запросе на имя премьер-министра также просил, чтобы государство поддержало отечественные птицефабрики, часть которых, по его данным, находится на грани закрытия.

«ОБОРОТНАЯ СХЕМА» И МОНИТОРИНГ ЦЕН

Рашид Джурабеков, руководитель управления анализа цен на социально значимые товары департамента внутренней торговли МТИ, уверяет, что ведомство принимает «в основном рыночные механизмы» сдерживания цен. Например, формирует региональные стабилизационные фонды, которых курируют социально-предпринимательские корпорации (СПК).

Выдаются беспроцентные займы на период до года. Это так называемая оборотная схема.

— В сезон, когда цены на товары и продукты низкие, эти фонды пополняются. И в период межсезонья, когда пиковый рост цен идет, они реализуют товары. То есть тем самым сдерживают рост цен, создавая конкуренцию. Второй механизм — это предоставление льготных займов, когда торговые сети и производители СЗПТ берут на себя обязательства по сдерживанию цен. Взамен им выдаются кредиты по ставке 0,01 процента. То есть выдаются беспроцентные займы на период до года. Это так называемая оборотная схема, — рассказал Рашид Джурабеков.

Этот действенный, по мнению главы управления, механизм в основном практикуется в крупных городах, таких как Нур-Султан, Алматы и Шымкент.

— Кроме этого, акиматы проводятся сельхозярмарки. В прошлом году запущена программа «От поля до прилавка». В южные регионы было выделено по миллиарду тенге для того, чтобы торговые сети закупали продукцию напрямую у сельхозтоваропроизводителей, — говорит он.

По словам чиновника, комиссии при акиматах устанавливают предельные цены на СЗПТ, за превышение которых налагаются штрафы. На сегодня предельные цены установлены в Алматы, Актюбинской области и ЗКО.

— Цены в основном растут по объективным причинам. Это падение курса национальной валюты. Когда происходит рост мировых цен, цены внутри страны тоже растут. Товаропроизводителям становится невыгодно реализовывать внутри страны, а легче продавать за ее пределами, — заключил Рашид Джурабеков.

«В КАЗАХСТАНЕ НЕТ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ»

Экономист Айман Турсынкан считает, что на рост цен влияют ставки по кредитам.

Экономист Айман Турсынкан.
Экономист Айман Турсынкан.

— Ставки в Казахстане, как правило, для малого и среднего бизнеса колеблются от 16 до 56 процентов. Они и «съедают» около 30 процентов себестоимости любого продукта, товара или услуги. Для сравнения: в Китае, США и Европе ставка составляет от 0 до 40 процентов, — говорит экономист.

По ее мнению, другой существенный фактор, влияющий на цены, — это налоги.

— Все эти нагрузки продавец или производитель вынужден перекладывать на плечи потребителя. Фактически каждый раз, когда вы покупаете булку хлеба, вы фактически переплачиваете 12 процентов от его цены на полке в магазине в пользу государства в виде налога на потребление. Государство может регулировать налоги, в первую очередь организовывая дифференцированную ставку налога на потребление, — полагает Айман Турсынкан.

«Небольшая», со слов экономиста, попытка была сделана в 2020 году во время ЧП в связи с пандемией. С середины марта до конца октября на все 19 социально значимых продовольственных товаров были понижены ставки по НДС — с 12 до 8 процентов.

— Это была существенная помощь для сдерживания цен и эффективнее, чем то, что акиматовские работники бегали по рынкам и базарам, проверяя ценники. Однако этой меры оказалось недостаточно. Ввод предельных тарифов и цен в условиях серьезного засилья монополистов, большая зависимость всех товаропроизводителей от импортных компонентов приводит к тому, что отрегулировать цены невозможно. И какие бы ценники ни рисовали на момент проверки торговцы, реально они будут продавать всегда по другой цене. Государство с этим ничего поделать не может. Легче закрыться, чем торговать себе в убыток, — считает Турсынкан.

Спекулятивность на рынке, по мнению экономиста, возможна только в случае, если нарушена чистая конкуренция на рынке.

— В Казахстане нет рыночной экономики. 65 процентов долей в экономике принадлежит квазигосударственному сектору через различные нацкомпании и аффилированные с ними структуры. Нужно обеспечить реальную защиту конкуренции, принудительно дробить и бороться с монополией на рынке, — предлагает экономист, сравнивая нынешнюю ситуацию на рынке с тем, как если бы в одном ауле действовал только один магазин, который продает продукцию только одного производителя.

В таких условиях и производитель, и продавец, по мнению эксперта, будут ставить цены «по своему усмотрению», а потребители, не имея возможности влиять на цены, вынуждены будут соглашаться и покупать.

Радио Азаттык

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG