Ссылки для упрощенного доступа

Почему не вспоминают реабилитированного узника сталинизма поэта Ходжанепеса?


Магадан (архивное фото)

Репрессированный туркменский писатель и поэт Ходжанепес Чарыев, умерший по некоторым данным, в 1941 году, несмотря на реабилитацию после смерти советского диктатора Сталина, для многих соотечественников остаётся неизвестным. Между тем проживший всего 35 лет Ходжанепес Чарыев был признан среди своих современников, как первый председатель союза туркменских писателей, автором нескольких пьес, поставленных в туркменских театрах, поэт, писатель и редактор.

Родившийся в начале XX века будущий поэт сначала работал в железнодорожной мастерской, поддержав пришедших к власти большевиков, в 26 лет вступил в компартию, принимал участие в проведении земельно-водной реформы, получил высшее образование по журналистике в Ташкенте, работал редактором ряда газет и журналов, стал автором десятков произведений и переводов. Но несмотря на рьяную поддержку политики компартии, стал одним из жертв режима, уничтожившего около половины своих сторонников в тюрьмах. У поэта остались беременная в то время жена, двое сыновей и множество произведений.

Несмотря на то, что Ходжанепес Чарыев был реабилитирован после развенчания культа личности Сталина, по какой-то причине о нём вспоминают нечасто. Хотя литературовед Мухаммет Гурбансахедов и поэт Аллаяр Чуриев делали попытки обратить внимание на его судьбу. Между тем согласно ходящим между туркменскими писателями историям, в те годы, когда большевистский режим заставлял людей давать показания на себя и друг на друга, Ходжанепес проявил себя как один из мужественных туркменских сыновей. Азатлык побеседовал на эту тему с проживающим в Праге туркменским писателем Худайберди Халлы.

Радио Азатлык: Сначала расскажите, что вы думаете о том, почему Ходжанепес Чарыев поверил большевикам и сотрудничал с ними. Это было простодушием или политиканством? И то, что он вдруг стал «врагом народа» было проблемой того времени или причина в том, что возможно он перестал верить в партию, в которой состоял десять лет?

Худайберды Халлы: Это не было проблемой времени, это была проблема Сталина, то, что требовал Сталин. Если говорить о Туркменистане, в 30-е годы был некий партработник по имени Мухаммет Гельдиев, который выступил с жестокой критикой в адрес Кайгисыза Атабаева. Этот Мухаммет Гельдиев считал себя рьяным коммунистом и борцом. В 1937 году после ареста Атабаева, забрали и его. Политика была такая, кто входил в неё должен был быть уничтожен, так же как должны были быть уничтожены, кто становился свидетелем, чтобы создать новое поколение, поклоняющееся только Сталину. Ходжанепес Чарыев оказался жертвой этой политики.

Азатлык: А в чём, по-вашему, причина того, что даже после оправдания Ходжанепес Чарыев мало упоминается в туркменской литературе?

Х. Халлы: Я думаю, таково было желание тех, кто тогда сидел наверху, то есть тогдашнего руководства Коммунистической партии. Потому что, хоть он и был оправдан после 1956 года и его уже нельзя было называть «врагом народа», его реабилитация не была задокументирована. Например, на 47-странице 10 тома Туркменской советской энциклопедии указано, что он умер 23 декабря 1941 года. Но там не уточняется, где и отчего он умер. А эта энциклопедия была издана в 1989 году. Также написано про Ораза Тачназарова, что он родился в 1902 году, а умер 5 ноября 1942 года (ТСЭ, 9-том, 8-стр.). нет никаких данных об обстоятельствах его смерти. Значит тот факт, что они были брошены в тюрьму, официально не признаётся. Ещё один чудовищный факт – другие арестованные такие как, например, Кайгисыз Атабаев, Недирбай Айтаков были расстреляны. Другие были сосланы, например Хыдыр Деяеви. К ним относились, как с собакам. Я думаю, что жизнь Ходжанепеса Чарыева также закончилась в таких же нечеловеческих условиях. Потому что Ходжанепес Чары был молодым, здоровым человеком, почему и как он умер? Вероятно, что причиной смерти стало нечеловеческое, жестокое отношение к нему. Эти данные не раскрыты, и никто об этом не знает. Представители власти не признали факта, что он умер в тюрьме. Поэтому и имя Ходжанепеса Чарыев для многих остаётся неизвестным.

Азатлык: В одном из разговоров вы вспомнили о том, как была найдена его пьеса «Зохре-Тахир». Многие слышали о том, как был найден роман Ата Говшудова «Перман». Но немногие знают об обнаружении пьесы Ходжанепеса Чарыева, который в театрах ставился под именем автора Базара Аманова. Может вы расскажете об этом слушателям Азатлыка.

Х. Халлы: Это очень важная история, потому что современники Ходжанепеса Чарыева вспоминают о том, как он работал над пьесой по мотивам дестана «Зохре-Тахир». Об этом вспоминал Рухы Алиев и известный литературовед Нагым Аширов. Они вспоминали, что Ходжанепес Чарыев усердно работал над этим произведением. Но после ареста Ходжанепеса Чарыева рукопись где-то затерялась. А в 1939 году под авторством артиста драматического театра Туркменистана Базара Аманова была поставлена пьеса с этим названием. Тогда из-за начала Второй Мировой войны массовые аресты несколько поутихли. В те годы основным спектаклем Туркменского государственного драматического театра стала постановка «Зохре-Тахир». Его начали возить на гастроли. В памяти народа это произведение оставалось, как пьеса Базара Аманова.

После того, как начали оправдывать жертвы сталинского режима, в 60-х года учёный литературовед Мухаммет Гурбансахедов начал изучать творчество Ходжанепеса Чарыева. Он получил доступ к его архивам и обнаружил рукопись пьесы «Зохре-Тахир». С этой рукописью он пришёл к Базару Аманову и спросил, «Базар ага, что это означает? Это произведение ваше или Ходжанепеса Чарыева?». Тогда Базар Аманов ответил: «Да, пьесу написал Ходжанепес Чарыев. Когда мы захотели поставить её, Ходжанепеса забрали, как «врага народа», но так как пьеса уже была готова, я выпустил её под своим именем. И по сей день она выходит под моим именем». После этого на афишах спектакля «Зохре-Тахир» начали указывать имена Ходжанепеса Чарыева и Базара Аманова. Этот факт отражён и в последних научных работах.

Азатлык: Давайте поговорим о мужестве, которую Ходжанепесов проявил в тюрьме. Как известно, советско-большевистская правоохранительная система с лёгкостью уничтожала людей, не составляло никакого труда заставить человека очернить себя и других. Правда ли, что Ходжанепес не давала показания ни против себя, ни против других?

Х. Халлы: Это действительно так. Наш товарищ, кандидат исторических наук Шохрат Кадыров в 1995 году уехал в Москву, и до отъезда за границу он провёл исследования в партийных архивах в Москве. У меня тогда были хорошие отношения с Шохратом, я помогал ему поддерживать связь с Туркменистаном. В одну мою поездку Шохрат пригласил меня на чай. Я поинтересовался о том, чем он тогда занимался. Он ответил, что смог получить доступ к архивам партии и изучает там документы. Некоторые части его исследований были изданы. Например, вышли его материалы о Кайгисызе Атабаеве. Во время разговора Шохрат спросил, знаю ли я писателя по имени Ходжанепес Чарыев. Я сказал, что знаю. Тогда Шохрат сказал: «знаешь, он оказался необыкновенным человеком. Тогда – в 37 году люди доносили друг на друга, поливали друг друга грязью. В архиве полно доносов, заявлений с клеветой. Но нет ни одного заявления от имени Ходжанепеса Чарыева. Он никого не оклеветал». Есть такой факт. Конечно неизвестно, как Ходжанепес Чарыев вёл себя в тюрьме, так как не осталось свидетелей, и невозможно найти фактов об этом. Но есть вещи, которые были написаны от руки – всё это сохранилось в архивах, и любой человек может найти их. Этот факт неопровержим.

Азатлык: Как вы думаете есть ли необходимость в изучении жизни и творчества такого советского туркменского поэта, как Ходжанепес Чарыев? Если да, то для чего?

Х. Халлы: Да, обязательно надо изучать, я удивлён почему его не изучают. Когда я учился в школе, наш учитель физики посоветовал мне прочитать книгу Мортазы Мошфега Каземи «Страшный Тегеран». Я узнал, где можно найти эту книгу и взял её в библиотеке. Это была очень старая книга, так как была издана до войны, в период первого туркменского латинского алфавита. Титульная страница книги была сорвана, и нельзя было узнать, кто её перевёл. Но книга была сохранена и люди могли её читать. Когда в 70-годы был переведён второй том «Страшного Тегерана», то её первый том был переиздан, где было указано имя Ходжанепеса Чарыева, как переводчика. У этого человека есть ценные, неизвестные для читателя стороны. Поэтому я считаю, что было бы полезным изучение творчества Ходжанепеса Чарыева.

Есть ещё одна вещь, в центре Ашхабада создали аллею Ылхам, там установили памятники писателям и поэтам. Есть памятники Кериму Курбаннепесову, Берды Кербабаеву, Беки Сейтакову, Аширберди Куртуну. Там надо установить памятники и другим жертвам Сталина. На аллее Ылхам должны быть мемориалы не только тем, кто воспевал советское время, но и тем, кто стал жертвами советского времени. Память Ходжанепеса Чарыева тоже должна быть почтена на этой аллее.

Читайте также на туркменском

Уважаемый читатель, если Вы хотите связаться с Радио Азатлык, самый безопасный способ сделать это, мессенджеры Telegram и WhatsApp. Наши телефоны +420 724 168 989 и +420 773 797 383. В Туркменистане они работают черезVPN. Здесь можно скачать наш бесплатный VPN Psiphon 3дляAndroid телефонов и устройств.

XS
SM
MD
LG