Ссылки для упрощенного доступа

Смогут ли талибы удержать власть в Афганистане и с кем они конкурируют


Бывший президент Афганистана Хамид Карзай (четвертый слева) и бывший глава правительства д-р Абдулла Абдулла (пятый справа) участвуют во встрече с членами делегации «Талибана». 2021 год

В августе талибы, вопреки всем ожиданиям, захватили власть в Афганистане в ходе молниеносной военной операции. Однако группа боевиков сталкивается с многочисленными трудностями, в том числе с угрозами со стороны конкурирующих боевиков «Исламского государства в Хорасане» (ИГ-Х), обостряющимися внутренними разногласиями и неспособностью заручиться поддержкой в стране и за ее пределами.

В августе талибы ошеломили весь мир, стремительно захватив власть в Афганистане, именно когда последние иностранные войска покидали раздираемую войной страну.

Однако, по мнению наблюдателей, воинствующей исламистской группировке предстоит борьба за удержание власти, поскольку она пытается превратиться из партизанского повстанческого движения в полноценно функционирующее правительство.

Боевики пытаются преодолеть ряд политических, социальных и экономических кризисов, которые напрямую создают реальную угрозу их жесткому режиму, в том числе глубокий спад экономики и разрушительный гуманитарный кризис.

Кроме того, боевики сталкиваются с такими проблемами, как обостряющиеся внутренние разногласия, международная изоляция и конкурирующая экстремистская группировка «Исламское государство в Хорасане».

Боевики «Талибана» на улицах Кабула после захвата власти
Боевики «Талибана» на улицах Кабула после захвата власти

По словам ветерана афганской журналистики Сами Юсуфзая, писавшего о «Талибане» с момента появления движения в 1990-х годах, боевики упиваются своей победой вместо того, чтобы пытаться управлять страной.

«Они замкнулись в своем мирке, — сказал Юсуфзай в интервью Радио Озоди. — Одно дело — воевать, и совсем другое — управлять экономикой, сохранить единство афганцев и получить международное признание».

Эксперты предупреждают, что режим талибов, скорее всего, столкнется с растущим сопротивлением внутри страны. После возвращения к власти боевики ограничивают многие права, массово нарушают права человека и игнорируют множество этнических и религиозных групп страны.

Такой сценарий, предупреждают наблюдатели, может привести к новой гражданской войне в Афганистане, в результате чего страна снова превратится в рассадник международных террористических группировок.


«МИНИМАЛЬНЫЙ УРОВЕНЬ УПРАВЛЕНИЯ»

Около 38 миллионов афганцев заплатили высокую цену после возвращения талибов к власти.

Экономика Афганистана, зависимая от внешней помощи, почти полностью разрушена после того, как многие иностранные доноры приостановили содействие. Лишь некоторые страны предоставляли боевикам прямую помощь, в том числе денежные средства и основные продовольственные товары.

«Талибан» неоднократно призывал Вашингтон разморозить около 9,4 миллиарда долларов резервов Центробанка Афганистана, хранящихся в США. Однако американские власти выразили сомнения по поводу выделения средств группировке, сохраняющей связи с террористической организацией «Аль-Каида», лидеры которой находятся под международными санкциями.

В результате в Афганистане образовалась нехватка наличных средств, закрылись банки и были приостановлены денежные переводы из-за рубежа, что привело к гиперинфляции и росту цен на продовольствие.

Более того, захват власти талибами усугубил гуманитарный кризис в стране, и международные организации предупреждают о надвигающейся катастрофе.

По заявлениям ООН, этой зимой в продовольственной помощи могут нуждаться более 23 миллионов афганцев.

Бойцы «Талибана» патрулируют улицы Кабула после захвата города
Бойцы «Талибана» патрулируют улицы Кабула после захвата города

«В обозримом будущем талибы столкнутся с полным крахом экономики и гуманитарным кризисом, требующим от правительства конкретных действий, — говорит директор отдела исследований Афганистана и Пакистана вашингтонского Института Ближнего Востока Марвин Вайнбаум. — По всей вероятности, режим талибов продолжит обеспечивать лишь минимальный уровень управления».

Ни одна страна не признала правительство «Талибана» в Афганистане, а иностранные правительства и организации не решаются направить прямую помощь этому режиму.

По словам Вайнбаума, отказ признать «Талибан» — это единственный рычаг воздействия международного сообщества на боевиков.

«Практически все эти государства предпочли бы, чтобы в Кабуле было правительство, в котором власть не была бы монополизирована талибами, и прозвучавший в самом начале призыв к талибам сформировать инклюзивный режим и выработать умеренную социальную политику стал проверкой их влияния», — говорит он.

«В значительной степени игнорируя их, талибы затруднили процесс официального признания, по крайней мере, на данный момент», — отмечает эксперт.

РОСТ «НЕДОВОЛЬСТВА»

С момента возвращения к власти талибы пытаются создать более умеренный образ, чтобы убедить международное сообщество в том, что они изменились.

Однако группа боевиков вновь установила некоторые из репрессивных законов и вернула реакционную политику, определявшие ее правление в 1996–2001 годах.

Талибы исключили женщин из своего нового временного правительства. Более того, они запретили обучение в средней школе для многих девочек и приказали подавляющему большинству женщин не возвращаться на работу.

Афганские женщины вышли на улицы, чтобы потребовать соблюдения их прав, в том числе в Кабуле. Но талибы разгоняли небольшие демонстрации грубой силой, нередко избивая и задерживая протестующих.

Правозащитные группы также обвиняют талибов в массовых нарушениях прав человека, включая внесудебные казни, произвольные аресты и пытки.

Несмотря на обещания о предоставлении амнистии, боевиков обвиняют в нападениях на бывших чиновников, бывших военнослужащих и гражданских лиц, которые публично критиковали их.

Женщина передвигается по улице после захвата талибами власти в Афганистане. 9 декабря 2021 года
Женщина передвигается по улице после захвата талибами власти в Афганистане. 9 декабря 2021 года

Кроме того, талибы, среди которых преобладают пуштуны, оттолкнули от себя многие этнические группы страны, включая пуштунов, не являющихся талибами.

Их обвиняют в насильственном выселении сотен этнических узбеков, туркмен и шиитов-хазарейцев из их домов и хозяйств.

Боевики также монополизировали власть: практически все государственные должности достались тем, кто воевал на стороне «Талибана», и приверженцам режима.

«Недовольство среди таджиков и узбеков, даже в рядах "Талибана", растет с каждым днем», — говорит Юсуфзай.

«Некоторые люди в непуштунских регионах, испытывающие голод и лишения, ждут возможности присоединиться к любому вооруженному антиталибскому сопротивлению или даже к ДАИШ», — добавил он, используя арабскую аббревиатуру ИГ-Х.

По словам ученого и бывшего советника Госдепартамента США по Афганистану Барнетта Рубина, соседние страны и региональные державы, устав от долгой войны в Афганистане, не станут поставлять оружие какой-либо оппозиционной группировке в обозримом будущем.

«Они не хотят продолжения вооруженного конфликта», — отмечает он.

Он утверждает, что талибы, благодаря своей дисциплине и изобретательности, обеспечат долгую жизнь режиму, а также Исламский эмират «Талибана» «может со временем измениться».

Однако, по словам Вайнбаума, в долгосрочной перспективе недовольство, скорее всего, будет расти.

«Очаги сопротивления будут возникать чаще, и, что важно, недовольство в рядах "Талибана", скорее всего, будет расти», — добавляет он.

Боевик движения «Талибан» на пикапе с оружием. Афганистан, Кабул, 3 октября 2021 года
Боевик движения «Талибан» на пикапе с оружием. Афганистан, Кабул, 3 октября 2021 года

По его словам, удержание власти и сохранение внутренней сплоченности было задачей «номер один» для талибов.

Однако среди руководства «Талибана» возникают внутренние разногласия именно в тот момент, когда ему необходимо сосредоточиться на преодолении многочисленных кризисов.

Аналитики говорят, что вероятность того, что в рядах «Талибана» может произойти раскол, велика как никогда. Полагают, что между «Сетью Хаккани» — фракцией талибов, базирующейся на востоке страны, — и фракцией сооснователей «Талибана», базирующейся в Кандагаре, на юге страны обостряются разногласия.

По мнению экспертов, угроза возобновления гражданской войны в Афганистане весьма серьезна.

«Может сформироваться такое неуправляемое пространство, в котором, по мнению США и Запада, будут укрепляться международные террористические организации», — говорит Вайнбаум.

БОРЬБА С ИГ-Х

Талибы проводят беспощадные репрессии против небольшой афганской общины салафитов, ультрарадикальной секты суннитского ислама.

Салафиты обвиняют талибов в задержаниях и убийствах членов их общины. Они также утверждают, что боевики провели рейды и закрыли десятки их мечетей, медресе и религиозных семинарий.

Репрессии, проводимые «Талибаном», совпали с эскалацией войны с боевиками ИГ-Х, многие из которых являются салафитами. Считается, что в Афганистане насчитывается несколько сотен тысяч салафитов, которые в основном сосредоточены в восточных провинциях Нангархар, Кунар и Нуристан.

«ИГ-Х напрямую бросает вызов легитимности талибов, — говорит Рубин. — Они безжалостно расправляются с ИГ-Х и салафитами в целом, совершая зверства, которые вызвали бы всеобщее осуждение, если бы не были направлены против ДАИШ».

Абубакар СИДДИК

XS
SM
MD
LG