Ссылки для упрощенного доступа

Жизнь в блокаде. Что останется от экономики и финансов России


Российская экономика во времена санкций – с чем столкнутся власти и граждане страны

Как российские банки превращаются в сберкассы, с чем останется ЦБ после блокировки активов, зачем нужны наличные, на чем будут ездить и летать россияне и в какую сторону бежать тем, кто решит покинуть страну? Об этом новый выпуск программы "Деньги на Свободе" с экономическим публицистом Максимом Блантом.

Прежде чем говорить о последствиях санкций, деньгах, товарах и возможностях, которых мы уже лишились или лишимся в обозримом будущем, хочу остановиться на другой, гораздо более страшной цене. Я все время про это думаю и никак не могу понять, почему мы позволили и продолжаем позволять Путину посылать наших детей убивать и умирать.

Моей старшей дочери 22. И это ее ровесники и одноклассники принимают самое непосредственное участие в ракетных и артиллерийских обстрелах украинских городов, стреляют в своих украинских ровесников и погибают от их пуль. Разница между ними в том, что одни – герои, защищающие свою землю от оккупантов, а другие – те самые оккупанты. И самая страшная цена, которую мы заплатим за действия Путина и его окружения, – морально и физически искалеченное поколение. Которое и так в силу демографических обстоятельств крайне немногочисленно. И ответственность за это лежит на нас с вами. Ведь это наши дети, и мы не можем их защитить.

Полная видеоверсия программы:

А теперь о том, что осталось от российских экономики и финансов.

Для начала краткая сводка с финансовых фронтов. Понедельник, 28 февраля, стал очередной "черной" датой для российской валюты. С открытия торгов на международном рынке обмена валют Forex рубль рухнул вертикально вниз. Доллар с легкостью преодолел 100-рублевую отметку и выстрелил в район 117. Европейская валюта с такой же легкостью ушла выше 130. Утренние торги на Московской бирже так и не открылись. Начало сессии перенесли на 3 часа дня. До 5 марта на бирже будут отменены утренние и вечерние торговые сессии.

Кроме того, Банк России запретил брокерам исполнять поручения нерезидентов на продажу ценных бумаг. Терять, по большому счету уже нечего. Я еще в минувший четверг в нашем экстренном выпуске попрощался с российскими валютным и финансовым рынками.

Кому-то долги реструктурируют, а кого-то заставят еще и штрафы платить

Теперь, возможно, придется попрощаться и с кредитным. Утром 28 февраля Центробанк экстренно повысил ключевую ставку до 20 процентов годовых. По сути, это запретительный уровень. Но и он едва ли сдержит инфляцию, которую вызовет девальвация рубля и ограничения на экспорт в Россию – их развитые страны продолжают вводить. Есть и утешительная новость. Тот же ЦБ рекомендовал банкам реструктурировать долги, не назначать пени и штрафы, если финансовое положение заемщиков ухудшилось из-за санкций. Последняя оговорка, кстати, все портит. Поскольку доказывать, что финансовое положение ухудшилось именно из-за санкций, будет довольно сложно, и это чревато банковским произволом. Кому-то долги реструктурируют, а кого-то заставят еще и штрафы платить.

Понятно, что в результате финансовой блокады России пострадают все мировые финансы. Но они пострадают, а страна рискует оказаться на руинах, либо в имитационной конструкции исключительно "для внутреннего употребления".

К утру понедельника, 28 февраля, на столе уже был самый жесткий из всех возможных вариантов санкций. Россия фактически стала страной-изгоем, попав в одну компанию с Ираном, Сирией, Афганистаном и Венесуэлой.

о санкциях
пожалуйста, подождите
Embed

No media source currently available

0:00 0:02:51 0:00

А теперь о том, что все это значит. Прежде всего, сейчас уже нет смысла делить российские банки на те, что попали под санкции, и те, которые пока избежали этой участи. Кроме того, американские санкции устроены таким образом, что те лица и организации, которые продолжают проводить операции с теми, кто попал в санкционный список, сами рано или поздно в нем оказываются. Я, например, не могу представить себе российский банк, который откажется переводить деньги клиентов в ВТБ или, наоборот, принимать платежи из второго по величине российского банка с госучастием. Так что попадание всей российской банковской системы в "чумной барак" – вопрос весьма непродолжительного времени.

Кроме того, США, Евросоюз и Великобритания к концу прошлой недели приняли принципиальное решение об отключении России от SWIFT. Осталось только решить, отключать ли все российские банки или оставить пару для проведения ограниченного числа операций, связанных с обслуживанием не попавшего под санкции экспорта и импорта. Такого, к слову, все меньше.

Акция протеста в Берлине. Февраль 2022 года
Акция протеста в Берлине. Февраль 2022 года

До конца недели оставалась робкая надежда, что внутри страны система продолжит свою бесперебойную работу. После сокрушительного обвала рубля и российского фондового рынка Банк России приступил к стабилизационным мерам. На валютном рынке провели интервенции. Курс рубля удалось стабилизировать, а потом и укрепить. Рухнувшие на 50–60 процентов акции тоже нашли своих покупателей. В пятницу даже сформировался какой-то отскок. И неделю индекс РТС закончил "всего" на треть ниже, чем начинал.

Однако в воскресенье, когда ни валютой, ни акциями в России не торговали, произошло то, во что никто тут не верил. Развитые страны согласовали ограничения в отношении хранящихся у них активов российского Центрального банка. А это значит, что накопленные страной 630 миллиардов долларов могут превратиться просто в красивую цифру с большим количеством нулей. Всех резервов мы, конечно, не лишимся.

Примерно пятая часть хранится на территории России в золотых слитках. Еще 14 процентов – в Китае в юанях. Ими вполне можно будет расплачиваться за китайский ширпотреб. А вот с американскими и канадскими долларами, евро, британскими фунтами можно будет проститься до лучших времен. ЦБ окажется в положении клиента банка, счет которому временно заблокировали. А это значит, что никаких интервенций на валютном рынке уже не получится. Да и сам валютный рынок потеряет крупных игроков. Попавший под "жесткие" санкции ВТБ валютные операции проводить не сможет. Разве что выдавать наличные вкладчикам. В отношение Сбера тоже введены пусть и "мягкие", но ограничения.

Глава Сбербанка Герман Греф
Глава Сбербанка Герман Греф

Так что к 26 марта, когда все это вступит в силу, никакого валютного рынка в России, скорее всего, не останется. Хотя, думаю, все произойдет гораздо раньше. ЦБ, как в советские времена, будет каждый день публиковать курсы иностранных валют, которые будут использоваться для каких-нибудь расчетов. Но к реальной действительности отношения они иметь не будут.

Заработать при такой разнице между покупкой и продажей не очень получится

И тут, в свете грядущей добровольно-принудительной девалютизации российской экономики встает вопрос о том, насколько сейчас оправданно запасаться иностранной валютой. В нашем экстренном выпуске я уже говорил, что внутри страны на росте курса заработать, скорее всего, не получится. Разве что на черном рынке.

Подтверждение этому я получил уже в минувшую субботу, 26 января. Утром я оказался в аэропорту Шереметьево. Так вот в обменном пункте там доллар покупали по 70 рублей, а продавали по 115. Да и в мобильном приложении Сбербанка в воскресенье купить доллар можно было за 105 рублей, а продать – по 85. В понедельник утром Сбер продавал доллары уже по 122 рубля, а покупал по 99. Заработать при такой разнице между покупкой и продажей не очень получится.

Валюта нужна тем, кто планирует в обозримом будущем выехать из России. Причем именно в наличной форме. Карты российских банков, которые включены в санкционные списки, за пределами страны будут абсолютно бесполезны. Международные платежные системы прекращают их обслуживание. Причем это касается как традиционных Visa и MasterCard, так и появившихся относительно недавно Apple pay, Google pay и Samsung pay.

Массовые банкротства российских частных предприятий – это не более чем вопрос времени

По сути, за пределами страны российские банки стремительно превращаются в сберкассы, которые, в лучшем случае, годятся на то, чтобы хранить там деньги. Да и то без гарантий того, что завтра эти деньги не будут заблокированы. Практически все российские компании, которые хоть как-то завязаны на экспортно-импортные операции, включая экспортеров сырья, оказались в очень неприятной ситуации. И массовые банкротства российских частных предприятий – это не более чем вопрос времени. Государство будет спасать подконтрольные ему сектора, да и то не факт, что ресурсов хватит на всех.

Те, кто привык платить везде при помощи своего смартфона, уже столкнулись с проблемами и в России. Так, в конце недели многие не могли сразу попасть в московское метро. И если люди не захватили из дома пластиковую карту или наличные, им пришлось возвращаться.

Кстати, о наличных. Всю прошлую неделю россияне активно опустошали не только свои валютные, но и рублевые счета. Назвать все происходящее паникой пока не могу, но свидетелем очередей к банкоматам, в которых еще оставались деньги, я сам был неоднократно. Просто потому, что и сам провел немало времени в поисках банкоматов и отделений банков, где еще можно было снять валюту.

Гарантировать бесперебойную работу российской платежной системы едва ли кто-то возьмется

Какой во всем этом смысл, объясню. Работа пластиковых карт и мобильных банковских приложений критически зависит от наличия интернета. А интернет в последние дни в России работает, мягко говоря, не совсем так, как хотелось бы. Причин много. Например, международная хакерская группировка Anonymous объявила войну России. Так что гарантировать бесперебойную работу российской платежной системы едва ли кто-то возьмется. Разве что Банк России. Но их гарантиям веры немного. Думаю, что переход к "суверенному интернету" – это вопрос ближайшего времени. А в том, что он будут работать без сбоев, ни я, ни большинство IT-специалистов, с которыми я на этот счет консультировался, не уверены. Причем со временем уязвимость будет расти, поскольку интернет – это прежде всего "железо". А с ним у нас будут большие проблемы, поскольку помимо финансовой блокады есть еще и технологическая.

Российская банковская система в результате уже принятых международных санкций рискует откатиться к началу 90-х годов, но ее работу власти еще худо-бедно наладят. В конце концов для производства денег никаких особых технологий не требуется. С реальным сектором экономики все обстоит гораздо хуже. Торговые ограничения, которые уже ввели или еще только анонсировали развитые страны – от США до Японии, могут лишить российскую экономику целых отраслей и отбросить страну в аналоговую эру.

Сейчас оценить все потери россиян практически невозможно. Ясно одно: покупательная способность рубля рухнула. Уровень и качество жизни резко упадут. Ни правительство, ни Центробанк ничего с этим сделать не смогут, да и не будут. Впереди – мобилизационная экономика.

Максим Блант, Радио Свобода

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG