Ссылки для упрощенного доступа

«Если мы хотим увидеть на полках казахстанские продукты, надо выходить из ЕАЭС». Могут ли власти обеспечить продовольственную безопасность?


"Зеленый базар" в Алматы, 2 марта 2022 года

Проблема продовольственной безопасности, возникшая в результате войны России против Украины, вынудила правительство Казахстана принять экстренные меры. Власти, пережившие январские события, спровоцированные ростом цен, не смогли остановить этот самый рост цен. По мнению экспертов, угрозу для продовольственной безопасности представляют коррупция, латифундисты, злоупотребление субсидиями и вялая работа правительства.

После российского вторжения в Украину в феврале против Москвы ввели множество международных санкций. Это привело к обесцениванию национальных валют в странах, тесно связанных с Россией, и росту цен на продукты, что стало тяжелым испытанием для государств-членов Евразийского экономического союза (ЕАЭС) – России, Армении, Беларуси, Казахстана и Кыргызстана. Стоит отметить, что и до санкций членство в союзе не признавалось выгодным для этих стран. ЕАЭС в основном выгоден России. Поэтому по мере усиления санкций против Москвы в странах ЕАЭС часто говорят о выходе из союза. Правительства стран союза создали советы и рабочие группы по обеспечению продовольственной безопасности и рассматривают пути выхода из кризиса.

ПОСЛЕДСТВИЯ САНКЦИЙ

В Казахстане правительство утвердило антикризисный план после того, как в марте потребительские цены выросли на 12 процентов. План обеспечения продовольственной безопасности Республики Казахстан на 20222024 годы направлен на урегулирование ситуации. Эти меры должны обеспечить продовольственный рынок конкретной продукцией и физическую доступность продовольствия, экономическую доступность продовольствия и безопасность продовольствия, включая возможность импорта продовольствия при необходимости.

Власти считают, что в Казахстане достаточно запасов продовольствия. Сообщалось, что запас социально значимой продукции составляет 1,4 миллиона тонн. Запасы пшеницы оцениваются в 6,4 миллиона тонн. Также сообщалось, что запасы продовольствия «ежедневно пополняются и обновляются».

В марте по предложению предпринимателей правительство создало оперативный антикризисный штаб. Штаб должен работать над снижением влияния антироссийских санкций на Казахстан.

«ПРАВИТЕЛЬСТВО НЕ БЕРЕТСЯ ЗА КОМПЛЕКСНЫЕ МЕРЫ, А ОБРАЩАЕТСЯ К ПРОМЕЖУТОЧНЫМ МЕРАМ»

Экономист Максат Халык считает, что в нынешней ситуации избавиться от инфляции сложно. «Правительство может не только обеспечить продовольственную безопасность, но и снизить инфляцию, но никаких кардинальных действий не предпринимает», – говорит он.

Экономист говорит, что в этом году затягивается вопрос закупки качественного зерна за рубежом. По его словам, после прошлогодней засухи стало очевидно, что семена казахстанского зерна не выдерживают засухи.

– После запрета России на экспорт пшеницы в таких странах, как Азербайджан, появился спрос на казахстанскую пшеницу. С одной стороны, это возможность. Если сейчас мы посадим достаточно и получим рекордный урожай, мы сможем продать излишки в соседние страны, – говорит Максат Халык Азаттыку.

По словам экономиста, в продовольственной сфере Казахстан считается самодостаточным, но большую часть масла, сахара и молочных продуктов импортирует из России. С фруктами тоже много проблем.

Максат Халык говорит, что неясно, чем именно занимается оперативный штаб по антикризисным мерам. О создании штаба объявили, но общество не в курсе повседневной деятельности штаба.

Экономист говорит, что правительство Казахстана не готово к возможным угрозам.

Власти начинают двигаться только тогда, когда возникает проблема.

– К примеру, в прошлом году, когда неожиданно выросли цены на картофель и морковь, правительство не смогло этого предсказать. Сколько животных погибло в прошлом году? Наблюдался неурожай. Цены на яйца и мясо выросли из-за роста цен на корма, — говорит Максат Халык – Самым большим упущением правительства является отсутствие стратегического плана защиты от потенциальных угроз. Власти начинают двигаться только тогда, когда возникает проблема. Все это ведет к лишним затратам, сколько ресурсов тратится впустую.

Это подтверждает и экономист Меруерт Махмутова, директор Public Policy Research Center. По ее словам, в начале пандемии коронавируса границы были закрыты и возникли значительные трудности в обеспечении продовольственной безопасности. Махмутова говорит, что власти тогда недостаточно извлекли уроки из кризиса. Она говорит, что правительство не берется за комплексные меры, а обращается к промежуточным мерам.

– Во время пандемии правительство стало заниматься строительством торгово- распределительных центров для хранения продовольственных запасов. Возможно, это и нужно, но говорилось, что к этому причастны некие олигархи. «Гром не грянет, мужик не перекрестится», говорится в русской пословице. И действия правительства до и после пандемии можно расценивать так же, – говорит Меруерт Махмутова.

«В СЕЛЬСКОЙ МЕСТНОСТИ НЕ СОЗДАНО ПОСТОЯННЫХ РАБОЧИХ МЕСТ»

Экономист Меруерт Махмутова считает, что продовольственная безопасность в Казахстане – на недостаточном уровне. Она объясняет это небольшой долей сельскохозяйственной продукции в ВВП.

За 30 лет сельскохозяйственное производство упало в семь раз.

– В 1991 году сельскохозяйственное производство составляло 34 процента ВВП. Сейчас его содержание не превышает 4,7-5 процентов. Это означает, что за 30 лет сельскохозяйственное производство упало в семь раз. В этот период правительство определило добычу нефти в качестве своей основной цели. Мы использовали деньги от нефти для импорта. Импорт включает и продукты питания. Это было неправильно, особенно это стало понятно во время пандемии, когда границы были закрыты, – говорит она.

По словам экономиста, когда границы были закрыты, Казахстан не смог экспортировать даже капусту и продавал ее по 50 тенге. Некоторые продукты, к примеру, картофель, приходилось импортировать из Египта и Пакистана.

– Продовольственная безопасность зависит от развития сельского хозяйства как отрасли экономики и его доли в ВВП. Между тем в селе нет другой отрасли экономики, кроме сельского хозяйства, – говорит Азаттыку Меруерт Махмутова.

По ее словам, постоянных рабочих мест в сельском хозяйстве в Казахстане не создано. Потому что большая часть работ в этой сфере носит сезонный характер.

Меруерт Махмутова считает, что в сложившейся ситуации в сельской местности можно эффективно использовать производство животноводческой продукции и кормов.

– 66 процентов продукции животноводства и 25 процентов производства кормов приходится на частные хозяйства. Фермы производят 41 процент всей сельскохозяйственной продукции. Если будет выделена земля и организовано доступное финансирование, люди найдут способ выжить, – говорит Азаттыку экономист Меруерт Махмутова.

«НЕОБХОДИМО УКРУПНИТЬ СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО»

Политик и экономист Петр Своик считает, что прошло время, когда небольшие фермы обеспечивали достаточную продовольственную безопасность. Он считает, что должен быть осуществлен переход от мелкого хозяйства к крупному сельскохозяйственному производству, а фермеры должны быть обеспечены необходимым уровнем кредитования.

– На уровне политического руководства страны не хватает понимания того, что в условиях современного Казахстана на фермерских и крестьянских хозяйствах невозможно построить агропромышленность, – говорит он.

По словам Петра Своика, необходимо развивать крупные агропромышленные проекты вокруг всех крупных сел, всех областных и районных центров и обеспечивать целевое финансирование.

Миграция из сел в города должна приобрести обратный градиент, чтобы люди с удовольствием возвращались в родные края на готовые рабочие места.

– Необходимо укрупнение сельскохозяйственного производства исходя из двух параметров. Первый параметр – это полная трудовая занятость всего сельского населения. И действовать нужно в расчете на то, что население будет расти. Миграция из сел в города должна приобрести обратный градиент, чтобы люди с удовольствием возвращались в родные края на готовые рабочие места. Второй параметр – это оптимальное использование земель и водных ресурсов, – говорит Азаттыку Петр Своик.

По словам эксперта, действующие госпрограммы предусматривают финансирование только аграрного сектора.

– Все существующие на сегодняшний день сельскохозяйственные программы в основном ориентированы на финансирование небольших крестьянских хозяйств, фермерских хозяйств и отдельных латифундий. Правительство и министерство сельского хозяйства работают только в этом направлении. Пытаются найти эффективные способы финансирования, из года в год меняют эти способы. Но это неэффективно по определению. Если будут спроектированы крупнотоварные производства в сельском хозяйстве, то уже после создания производств с большими мощностями можно требовать серьезную продовольственную безопасность, – говорит Азаттыку Петр Своик.

«НАМ НУЖНО ВЫХОДИТЬ ИЗ ЕВРАЗИЙСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОЮЗА»

Гражданский активист и экономист Мухтар Тайжан считает, что для укрепления продовольственной безопасности необходимо усилить борьбу с коррупцией.

– В противном случае не будет результатов государственных субсидий. Думаю, что эта отрасль очень коррумпирована, – говорит он.

Со ссылкой на данные агентства по противодействию коррупции Мухтар Тайжан говорит, что около половины сельскохозяйственных субсидий тратится впустую. При этом он отмечает, что более 40 из 75 миллионов гектаров пастбищ в Казахстане не используются латифундистами.

– Земли необходимо вернуть государству. Местные жители должны иметь возможность пользоваться землей. Если сегодня мы сделаем землю доступной для тех, у кого нет ни земли, ни жилья, поголовье скота на пастбищах увеличится. Тогда продовольственная безопасность повысится, — говорит экономист.

Еще одним способом укрепления продовольственной безопасности Мухтар Тайжан считает выход Казахстана из Евразийского экономического союза.

– Если мы не покинем союз, экономическая ситуация и продовольственная безопасность останутся слабыми. Потому что сейчас, если вы зайдете в любой магазин, увидите товары из России и Беларуси. Если мы хотим, чтобы наши фермеры производили эти же товары, мы должны выйти из союза, – говорит Мухтар Тайжан Азаттыку.

В последнее время в соцсетях появились посты с призывами перестать покупать российскую продукцию. Некоторые комментаторы считают, что покупка российских товаров – это спонсорство войны.

По данным Всемирного банка, в прошлом году рост валового внутреннего продукта (ВВП) в Казахстане составил 4 процента, в этом году ожидается рост не более 1,8 процента. Соответственно, уровень инфляции в прошлом году составлял 8 процентов, а в этом году может достичь 10,5 процента.

В прошлом месяце из-за приостановки Россией экспорта пшеницы Казахстан также ввел квоты на экспорт пшеницы и муки. С апреля Казахстан сможет экспортировать не более одного миллиона тонн пшеницы и не более 300 тысяч тонн муки.

Всемирный банк выразил обеспокоенность тем, что война России против Украины может ограничить экспорт продуктов питания во многие страны и это может привести к повышению цен. Он также призвал Европейский союз, США и Канаду и другие страны не запрещать экспорт продуктов питания. По данным ООН, вторжение России в Украину может привести к росту мировых цен на продовольствие на 22 процента. По оценкам экспертов, глобальный продовольственный кризис может привести к голоданию десятков миллионов людей в бедных странах. Россия и Украина поставляют на мировой рынок около трети пшеницы и пятую часть кукурузы.

Куанышбек КАРИ, Радио Азаттык

XS
SM
MD
LG