Ссылки для упрощенного доступа

«Это реальность, в которой они живут». Интервью с режиссером показанного в Каннах фильма о бишкекской свалке


Режиссеры Лина Цримова и Дени Гербран.

В рамках альтернативной программы Каннского кинофестиваля 21 мая состоялась премьера документального фильма «Холм» российского и французского режиссеров Лины Цримовой и Дени Гербрана. Картина, снятая на мусорном полигоне под Бишкеком, повествует о судьбах и повседневной жизни нескольких из работающих на свалке людей.

Фильм не только про экологию и социальное неравенство, он включает в себя политический подтекст и мысли авторов о необходимости переосмысления своего прошлого и настоящего. Один из авторов картины - Лина Цримова - после показа фильма сделала заявление с осуждением войны в Украине. В интервью «Азаттыку» она рассказала о картине, рассуждала на тему политики России на постсоветском пространстве и на «периферии». Режиссер знает об этом не понаслышке - она родилась на Кавказе, в Кабардино-Балкарской Республике и в юности хотела стать журналистом.

«Азаттык»: Как восприняли фильм ваши коллеги по цеху, критики, зрители?

Лина Цримова: Отзывы хорошие. Единственный момент – он довольно тяжелый. Он рассказывает о многих проблемах, с которыми непросто оказаться лицом к лицу.

«Азаттык»: Вы сказали, что фильм тяжелый. Действительно, он очень мрачный. Наверное, а как иначе, когда говоришь о мусорном полигоне, о людях которые там живут. Фильм повествует о жизни. Почему вы выбрали для сьемок именно Бишкек?

Лина Цримова: Мрачный – и да, и нет. Это реальность, в которой живут эти люди. И не только они. Людей, похожих на тех, которых мы сняли, можно найти на всем постсоветском пространстве. Мне кажется, что фильм не о том, что все ужасно, хотя это так и есть. А о том, что эти люди достойно проживают свою жизнь, несмотря на все сложности и трагедии, которые с ними случаются. Один из главных персонажей – Александр – бывший российский солдат, воевавший в Чечне. Мне кажется, что он говорит открыто о невыносимых всех ужасах, которые он совершил, но именно его признание, его осознание собственной чудовищности делает возможным этот разговор. По большому счету его вопрос заключается в том, как может он еще себя считать человеком. Думаю, сам факт, что этот разговор состоялся, является в каком то смысле ответом на его вопрос.

Отрывок из документального фильма «Холм».

Почему Бишкек? Потому что, во-первых, на постсоветском пространстве мы видим множество авторитарных режимов, где снимать все сложнее и сложнее, особенно, если это документальный фильм. Люди с которыми мы встретились на полигоне, говорили довольно открыто. Во-вторых, Кыргызстан – это страна в каком-то смысле очень символичная. С одной стороны, это страна, куда ссылались народы, кавказские и не только, куда бежали уйгуры из Китая, это место, где множество культур сосуществует, обогащает друг друга. На этом полигоне мы находим все это. Там есть все раны и следы имперского прошлого.

«Азаттык»: Лина, в ленте присутствует несколько героев, мы уже упомянули Александра, есть несколько линий. Экология – это по умолчанию, также безработица, миграция, социальное неравенство. Какой была главная мысль, которую вы хотели донести?

Лина Цримова: Думаю, в свете особенно сегодняшних событий в Украине само это место воплощает во многом крах Советского Союза. Это место вне времени. Хотя это несколько ложное ощущение, но, действительно, это какое-то постсоветское пространство. Мы видим, как появляется призрак путинского государства, преступного, с его первой войной в Чечне. Это с одной стороны остатки разлагающегося тела советского государства, а с другой – появление тени, если я могу так выразиться, привидения - нового страшного государства, которое появляется. Я думаю, что это было главной мыслью, главным ощущением.

«Азаттык»: Кто из героев или чья история вас впечатлили больше всего? Вы говорили об Александре. Он высказался, как это ни парадоксально, что очищение происходит именно на мусорной свалке. Я правильно вашу мысль поняла?

Лина Цримова: Я не судья. Думаю, что в этом и заключается сила кино – он обращался не только ко мне, хотя наши отношения с ним были очень сложными, после первого интервью прошло три недели, пока мы не пришли к этому разговору о его преступлениях. Это, наверное, одно из самых сложных интервью, которые я выстраивала на этом полигоне. Какая история меня впечатлила? Впечатлила меня больше всего история Тажихан, пожилой женщины, которая всю жизнь проработала в колхозе. Она из Баткена. Невозможно человечески это почувствовать, но она потеряла пятерых детей из восьми и она уже 16 лет работает на этой свалке. Она невероятно сильная женщина, которая борется за тех детей, которые выжили. У меня нет слов на самом деле. Но и Александр, конечно. И Жазира – девочка-подросток, которая там работает ночью, чтобы помочь своей семье. Это такие фигуры, которые присутствуют и в других частях постсоветского пространства. На Кавказе я тоже встречала женщин, которые после войн, после конфликтов должны были спасать свои семьи. Это в основном женщины, а не мужчины. К сожалению. Меня всегда поражала их сила.

Отрывок из документального фильма «Холм».

«Азаттык»: Жазира, по-вашему, выберется из этой свалки, не повторит судьбу Тажихан?

Лина Цримова: Она настолько солнечная, чистая и глубокая девочка, я не могу не верить, что она выберется. Это было бы слишком цинично - не верить в это.

«Азаттык»: На пресс-конференции после показа фильма вы сделали заявление против войны. Это было важно для вас?

Лина Цримова: Более чем важно! Это просто даже не мое личное, мне было важно, чтобы кто-нибудь из нерусских народов высказался по поводу происходящего. На мой взгляд, эта проблема – война в Украине – тоже наша ответственность. Поскольку многие нерусские народы в России принимают участие в войне в Украине. Это разрывает мое сердце. Есть и другой аспект. Выходцы из Средней Азии, кавказцы, другие нерусские народы сталкивались с дискриминацией, расизмом, с невозможностью развивать свою культуру, языки, Путин забрал почти всю политическую автономию этих республик. Мне хотелось бы сказать, что эта война в Украине, которая, конечно, открывает новый этап в истории России, является продолжением всей его политики.

Нерусские народы, народы с периферий точно не должны участвовать в этой войне. Именно это нам вместе нужно осознать, сделать большую работу над собой. Это антиколониальная мысль, нужно осознать, чем был российский колониализм, чем были сталинские репрессии. Мне кажется, что война в Украине не оставляет нам уже никакого выбора, нам нужно переосмыслить себя, свою историю, значение русского языка - абсолютно все. Я призываю всех людей к тому, чтобы сделать все, что они могут, против войны! Это не момент, это огромная работа, которую нам предстоит сделать.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG