Ссылки для упрощенного доступа

Казах в украинской армии: «В моих детях течет украинская кровь, защищать их – мой долг»


Военнослужащие пророссийских войск проезжают на танке по улице мимо разрушенного жилого дома в городе Попасная Луганской области. Украина, 26 мая 2022 года

Уроженец Аркалыка Жасулан Дуйсембин переехал в Украину три года назад, а после вторжения России вступил в армию обороны. Дуйсембин женат на украинке, воспитывает двоих детей. На своих страницах в социальных сетях он часто публикует видео, рассказывая о ситуации на войне. В перерывах между сражениями Жасулан Дуйсембин побеседовал с корреспондентом Азаттыка.

«ВСЮ ЖИЗНЬ ЖИЛИ В СЪЕМНЫХ КВАРТИРАХ»

Азаттык: Жасулан, расскажите о себе. Кто вы по профессии, чем занимаетесь?

Жасулан Дуйсембин
Жасулан Дуйсембин

Жасулан Дуйсембин: Родился и вырос в городе Аркалыке. В 1999 году мы переехали в столицу. Всю жизнь жили в съемных квартирах. Окончил среднюю школу № 16 на Жуковке. Этот район был неспокойный, буйный. С 13 лет работал на стройке. Чем старше становился, тем больше задавался вопросами, чего я хочу в жизни, какой вклад хочу внести в этот мир, чтобы жить не напрасно. Как-то так. Профессии у меня нет, после школы нигде не учился. В 18 лет пошел на срочную службу сам, тогда я был очень сильным патриотом. Попал в морскую пехоту.

Азаттык: Как давно находитесь в Украине? Меняли ли вы гражданство?

Жасулан Дуйсембин: У меня пока казахстанское гражданство. Но после войны, чтобы юридически себя обезопасить, получу гражданство Украины.

Впервые я попал сюда, будучи зомбированным телевидением. По каналам смотрел новости о Майдане и смотрел на украинский народ как на злодеев и варваров. Показывали, как срывали медали у старика, закидывали коктейлем Молотова полицейских. Говорили, что тут все плохо, что тут фашизм, бандеровцы. Настолько каналы искажали факты.

Мне сильно захотелось увидеть этот буйный народ вживую. В 2015 году мы взяли хороший объект на стройке и заработали хорошо. Я купил себе билет и прилетел в Украину в первый раз. Специально ходил, общался везде на русском языке и нигде не услышал в свой адрес ничего плохого. Это было в центре Киева. Потом ходил и спрашивал, как пройти туда или в другое место, люди отвечали и были дружелюбными. В общем через одну организацию я поехал в Киев и два года там прожил, потом вернулся в Казахстан. Здесь понял, что потерял общий язык с теми, с кем дружил раньше. Я учился в русской школе, и все мои друзья позволяли себе такие слова, как хохлы, бандеровцы, фашисты. Мне хотелось объяснить им и сказать: «Мужики, не верьте новостям», но меня никто не услышал, все хотели оставаться в системе. В 2019 году вернулся в Украину, познакомился с молодой прекрасной девушкой, мы поженились – в официальном браке больше трех лет. Двое детей. Дети на меня похожи, такие же большеголовые.

«СТРАХ ЕСТЬ, НО МЫ СИЛЬНЕЕ СТРАХА»

Азаттык: Жасулан, вы сейчас находитесь в зоне реальных боевых действий. Почему вы отправились на передовую? Что вас к этому побудило?

Жасулан Дуйсембин: Россия терроризирует Украину. Не дай бог, что-нибудь начнется и пострадают мои дети. В них течет и украинская кровь, мой долг – защищать их. Поэтому я здесь. С другой стороны, я казах, и я понимаю, что Россия не остановится на Украине, она пойдет дальше. Нужно приложить все усилия, чтобы наш Казахстан не пострадал.

Азаттык: Сообщалось, что департамент КНБ по городу Нур-Султану начал досудебное расследование в отношении гражданина Казахстана, «участвующего в вооруженном конфликте на территории Украины». Дело завели по статье «Умышленное неправомерное участие в вооруженном конфликте или военных действиях на территории иностранного государства при отсутствии признаков наёмничества». В департаменте не назвали имени и фамилии казахстанца и не уточнили, на чьей стороне он воюет.

Женщина собирает остатки имущества у своего разрушенного ракетным обстрелом дома. Славянск, Донбасс, 1 июня 2022 года
Женщина собирает остатки имущества у своего разрушенного ракетным обстрелом дома. Славянск, Донбасс, 1 июня 2022 года

Жасулан Дуйсембин: Я прочитал эту информацию 2 июня. Я не получал никакого уведомления.

Азаттык: Планируете ли вы вернуться в Казахстан? Знаете ли вы, что за участие в вооруженных конфликтах предусмотрена уголовная ответственность?

Жасулан Дуйсембин: Я знаю, что есть статья о наёмничестве, плюс припишут мошенничество. Много угроз поступает с анонимных аккаунтов и иногда – с действующих. Я понимал, куда шел с самого начала. Когда я ехал сюда, понимал, что это билет в один конец. Я планирую вернуться в Казахстан, но было бы неразумно пройти всю войну, остаться в живых, а прилетев в Казахстан, попасть в тюрьму и там погибнуть.

Азаттык: Недавно в Сети распространялись сообщения о вашей гибели. Затем – о том, что вы ранены. Что на самом деле произошло?

Жасулан Дуйсембин: Это был старый ролик. Ранение я получил еще 14 марта, находясь в Донецкой области, совсем в другом селе. Поэтому это никак не связано со мной. Кто-то приплел это, используя, что я погиб. Мы находились тогда на нулевом рубеже. А там, где мы находимся, нет никакой связи. Про интернет забыли и целыми днями выполняли задания, чтобы у врага не было шансов продвинуться. В один из моментов они нас накрыли снарядами, как градом. Ударили по месту нашего укрытия. Тогда были погибшие и тяжело раненые. У меня были незначительные раны.

Когда я приехал в штаб, услышал, что меня «похоронили» в Казахстане и Украине. Об этом мне сообщила женщина-офицер из моего подразделения, она позвонила мне по телефону. Сказала, что ее дочь прочитала в интернете, что я погиб. «У тебя все порядке?» – спросила она. Я даже не знал об этом. Потом я решил, что надо найти способ как-то сообщить, что жив. Создал новую страницу в Тик-Токе и выпустил видео, дал о себе знать, сказал, что жив.

Азаттык: Вы не боитесь погибнуть?

Жасулан Дуйсембин: Страх есть всегда. Вопрос в том, как ты поступишь в ответственный момент – страх тебя одолеет или ты преодолеешь страх. Война в Украине идет уже 8 лет. Страх есть и у тех, кто воюет весь этот срок. Его не убрать, но можно преодолеть. Осознаем, что завтра, возможно, последний день. Я живу по принципу: проснулся сегодня – не думай о вчерашнем. Задача на день – выжить. И есть такой момент, как паранойя, и она каждого из нас изредка атакует.

Любой человек, который был на войне, с ней сталкивался. Тебе кажется, что сейчас что-то откуда-то прилетит, и на этом жизнь оборвется. Бывает, что люди в такие моменты ломаются и лишаются боеспособности. Слава Богу, я и те, кто рядом со мной, справляемся. Страх есть, но мы сильнее нашего страха.

Азаттык: Чем, на ваш взгляд, отличаются военные структуры Казахстана и Украины? Что можете сказать о методах подготовки?

Жасулан Дуйсембин: Я прошел курс молодого бойца и попал на поле боя на нулевую позицию. Я тогда видел, на что способны ребята с той стороны. По нам стреляли день и ночь, а у нас был приказ не отвечать – мы хотим мира. Я наблюдал всю эту картину с декабря, а в феврале все началось в десятикратном размере.

Я не хочу оскорбить ни армию Казахстана, ни народ Казахстана. Просто скажу, что видел лично. Большое различие в том, что армия Казахстана обучается по учебникам, наверное, больше советским, тактикам, которые применялись раньше. Именно поэтому им (России) на войне сейчас не помогает наземная операция, они никак не могут справиться с украинской армией на земле. Единственное, они угрожают ракетами и бомбами.

Между тем Украина шагнула дальше. Они хотят нормально жить, и поэтому обучали солдат, особенно в последние годы, по стандартам НАТО. И это самое сильное отличие армии Казахстана от армии Украины.

Нельзя забывать об уровне коррупции – это, пожалуй, главный вопрос. В Украине с коррупцией борются жестче. Здесь у народа больше свободы слова, и люди могут все контролировать и высказывать мнения.

Женщина с ребенком на руках после выхода из колонны эвакуации из оккупированного российскими войсками города Купянска на окраине Харькова. Украина, 30 мая 2022 года
Женщина с ребенком на руках после выхода из колонны эвакуации из оккупированного российскими войсками города Купянска на окраине Харькова. Украина, 30 мая 2022 года

Азаттык: Много ли иностранцев (казахстанцев в том числе) вы встречали среди воюющих на стороне Украины?

Жасулан Дуйсембин: Казахстанцев здесь я не встречал. В Волновахе ожесточенные бои были, там бок о бок с нами сражались ребята из Грузии, которые пережили похожую ситуацию. Здесь сражаются чеченцы. Есть белорусы, которые не признают диктаторскую власть. Есть американский отряд. Здесь много иностранцев, которые на стороне Украины. Я как-то слышал о казахе в теробороне Киева, но не удалось с ним пообщаться.

Азаттые: Когда, по-вашему, закончится война в Украине? Может ли она затянуться на годы?

Жасулан Дуйсембин: Мы обычные солдаты, не владеем такой информацией. Мы обычные люди, мы хотим вернуться домой, к семьям. Но, говорят, затянется до начала зимы.

Азаттык: Что говорят ваши сослуживцы по поводу мнений, которые есть на Западе, – о возможных территориальных уступках Путину в ответ на прекращение огня?

Жасулан Дуйсембин: Да, мы слышали об этом, но никто это не поддерживает. Ребята сражались за семью, родину. Если эти земли достанутся России, то потом они не вернутся. Многие люди останутся бездомными. Отдать их – значит плюнуть на солдат, которые доблестно сражались и погибли за родину. Это будет несправедливо и бессмысленно. Конечно, нужно пройти этот путь до конца, до границы на 24 февраля.

Азаттык: Есть мнения, что военные с обеих сторон устали, поскольку позиционная война изматывает. Что вы думаете об этом? Видите ли вы усталость? Падение морального духа?

Жасулан Дуйсембин: Моральная усталость была уже на второй день войны. Потом понимаешь, что ты сильнее. У тебя больше мотивации, когда ты видишь лица родственников, которые могут пострадать. Поэтому у людей здесь всегда открывается второе дыхание, это происходит каждый день. Да, бывают интенсивные бои, которые длятся долго. Но сильнейшие остаются, чтобы выполнить долг.

«ЗАПУГИВАЛИ МАТЬ, УГРОЖАЛИ ПОСАДИТЬ В ТЮРЬМУ»

Азаттык: Вы слышали о январских событиях в Казахстане? Что это было, по-вашему?

Жасулан Дуйсембин: В то время я был в Украине, но, кажется, это к лучшему. Я был бы в первых рядах, и меня бы также бессовестно застрелили. Все, что произошло в январе, говорит о том, что народ устал терпеть, устал быть униженным. У нас нефть, газ, вся таблицы Менделеева, но платим за газ большие деньги и покупаем овощи втридорога. У нас полиции боятся больше, чем бога. Народ хотел это заявить, думаю. Люди, наверное, никогда не простят Токаеву приказ открыть огонь по своим людям.

Азаттык: Как ваши близкие отнеслись к вашему отъезду в Украину и участию в войне? Вы поддерживаете с ними связь? Что они говорят?

Жасулан Дуйсембин: Они пытались меня остановить, отговорить. Но мне не хотелось быть частью этой адской машины, адской системы. Я знал, куда иду. Я стараюсь как можно реже выходить с ними на контакт. Передаю через людей, что со мной все в порядке – и всё.

С мамой очень редко разговариваю, чтобы не создавать ей проблем. Еще до полномасштабной войны я был на контракте с ВС Украины, находился в зоне боевых действий. Тогда звонили и говорили моей маме, что посадят ее в тюрьму. Запугивали. Я успокаивал и говорил, что бы я ни сделал, к ним это никакого отношения не имеет.

Российский вертолет Ка-52 «Аллигатор» пролетает над разрушенным зданием. Город Попасная Луганской области, Украина, 2 июня 2022 года
Российский вертолет Ка-52 «Аллигатор» пролетает над разрушенным зданием. Город Попасная Луганской области, Украина, 2 июня 2022 года

«НАШЕ ПОКОЛЕНИЕ УЖЕ ПОТЕРЯНО»

Азаттык: Жасулан, на ваших видео мы заметили, что у вас очень много татуировок. О чем они?

Жасулан Дуйсембин: Я никогда не набивал бессмысленных татуировок. Каждое мое тату имеет определенное значение, важное запоминающееся событие в моей жизни. К примеру, у меня на спине выбит флаг Казахстана. Это напоминание о том, кто я, откуда и где вырос. Я казах и горжусь этим.

На груди у меня герб Украины. Это тату я сделал в Харькове. Это знак того, что Украина стала занимать огромное место в моем сердце, и я сделал для себя важный шаг. В украинском гербе основной фигурой является трезубец и, если внимательно присмотреться, можно прочитать слово «воля». В нем заложен смысл свободы, и он мне напоминает, что я свободен.

Азаттык: Вы в своих роликах очень много говорите о справедливости, правах человека. Откуда у вас такая позиция?

Жасулан Дүйсембин: Я вырос в семье без мужчины – у меня есть только мама. С детства был у ныне покойной бабушки. Родственников было много, но мы ни с кем особо не общались. Был дядя, но он тоже часто отсутствовал.

Я видел, как тяжело женщинам в мире. Как тяжело женщине одной поставить ребёнка на ноги. Как-то так я начал себе ставить цель, что оставлю след в этом мире, внесу вклад, не буду напрасно прожигать жизнь. Чем старше становился, тем больше стал понимать, почему мы так бедно живем, хотя я из кожи лез постоянно – с объекта на объект.

Что такое свобода слова, впервые почувствовал в Украине. В 2015 году я выступил против Нурсултана Назарбаева, хотя прежде был его фанатом.

Мне хочется помочь людям, чтобы их дети жили в достатке. Помочь будущему поколению, потому что наше поколение уже потеряно, как бы это грустно ни звучало.

Азаттык: 5 июня у нас состоялся референдум с призывом за «Новый Казахстан». Что вы думаете об этом политическом событии?

Жасулан Дуйсембин: Война войной, но все-таки часто думаю о происходящем в Казахстане. Здесь не всегда бывает связь, иногда по полтора месяца. Про «Новый Казахстан» узнал случайно. Сначала думал, что это такое? Потом понял, что это очередной обманный проект.

XS
SM
MD
LG