Ссылки для упрощенного доступа

Для Сердара важно вытащить отношения с южным соседом из стагнации


Президенты Туркменистана и Ирана Сердар Бердымухамедов и Эбрахим Раиси

То, что второй официальный визит в качестве президента Сердар Бердымухамедов совершает в Иран более, чем логично и полностью соответствует как тактике, так и долгосрочной стратегии во внешней политике, тем более в современных условиях. Напомним, что первый официальный визит президент Туркменистана совершил в Россию на прошлой неделе.

Кроме личного знакомства с высшим руководством Ирана,визит преследует и вполне практические и довольно серьезные цели.

И одной из главных является Каспийская проблематика. Туркменистан является принимающей стороной VI Каспийского саммита, который из-за пандемии уже неоднократно откладывался и благодаря волевому усилию туркменских властей должен состояться в очном режиме осенью этого года. При этом основополагающий документ всего каспийского процесса – Конвенция о правовом статусе Каспийского моря до сих пор не ратифицирована меджлисом (парламентом) Ирана, остающейся, таким образом, единственной не ратифицировавшей документ стороной. В этой связи, у Туркменистана, как у организатора и принимающей стороны предстоящего Саммита есть все основания беспокоится о существенных его результатах, в идеале – провозглашения вступления Каспийской Конвенции в силу. Эта тема обсуждалась и во время визита Сердара Бердымухамедова в Москву 10 июня, но эта тема особую роль заняла во время его визита в Иран.

Для Туркменской стороны, которая очень любит всякий символизм, вступление Конвенции в силу или провозглашение этого факта в период его председательства и организатора Саммита (и на территории Туркменистана), будет несомненной и желанной дипломатической и политической удачей. Поэтому цена визита в Иран довольно высока.

Другой и не менее значимой темой визита стало трехстороннее соглашение между Туркменистаном, Ираном и Азербайджаном о своповые поставки туркменского газа в Азербайджан. Смысл этого соглашения состоит в том, что Иран получает у Туркменистана газ для своих энергодефицитных северо-восточных провинций, возмещая тот же объём газа поставками Азербайджану. Азербайджан же таким образом получает недостающие сейчас объемы газа для исполнения своих экспортных обязательств в рамках экспортного трубопроводного проекта TANAP/TAP по поставкам азербайджанского газа в Турцию и страны Южной Европы.

Фактически, минуя всевозможные препоны, туркменский газ, таким образом, все же попадает в Европу, пусть и под видом азербайджанского. Изначально соглашение о таком свопе оговаривало поставки в Азербайджан 1,5 млрд.куб.м туркменского газа, но совсем недавно было пересмотрено в сторону удвоения объемов, что полностью покрыло текущий дефицит экспортных обязательств Азербайджана по проекту TANAP/TAP. Более того, по словам высокопоставленного азербайджанского чиновника, Азербайджан готов принять по этой схеме до 15 млрд.куб.м туркменского газа. Но вопрос упирается в востребованности таких объемов на территории Ирана.

Упомянутое пристрастие туркменских властей к символизму и тут играет не последнюю роль, наряду с чистой прагматикой в получении прибыли, не мытьем, так катанием, туркменский газ пошел в Европу. Это действительно серьезный прорыв, который, правда, сторонами соглашения скрывается, по разным причинам, формально вся эта комбинация называется своповым соглашением. И по этой причине, визит в Иран имеет чрезвычайно серьёзное значение, в ходе предварявши визит президента встреч, соответствующие чиновники провели переговоры, а вот достигнуто ли конкретное соглашение об увеличении поставок туркменского газа, возможно, станет известно по итогам переговоров руководителей государств.

Кроме того, по сообщениям иранского агентства Mehr, «запланировано подписание многих документов о сотрудничестве и меморандумов о взаимопонимании по наиболее важным вопросам», как по итогам встречи глав государств, так и по итогам предваряющих встречу переговоров профильных правительственных делегаций. Планируется резкое усиление товарооборота и использования транзитного потенциала сторон.

Безусловно, речь пойдет и об Афганистане, беспокойном общем соседе Туркменистана и Ирана. Пока нет информации о том, будет ли поднята «водная проблема» на переговорах, а она является крайне болезненной для сторон, особенно туркменской. Туркменистан продает в северные провинции Ирана и электроэнергию по довольно низким ценам, и предприимчивые иранские землевладельцы с помощью электрических насосов просто опустошают русла приграничных рек Атрек и Сумбар, (которые из Ирана перетекают на туркменскую территорию), тем самым оставляя туркменских дейхан (крестьян) без поливной воды. А соответствующего соглашения между странами, регулирующего этот вопрос не существует.

Но даже перечисленные темы и солидный состав туркменской делегации, говорит о том, что намерения вытащить двусторонние отношения из многолетней стагнации – налицо.

Сердар Айтаков - туркменский обозреватель, работающий под псевдонимом.
Выраженные в публикации мнения являются точкой зрения автора и могут не отражать точку зрения редакции Азатлыка.

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG