Ссылки для упрощенного доступа

«Деелбасизация» вслед за Январскими событиями: вычеркнуть первого президента, но не наследие?


Барельеф с изображением Нурсултана Назарбаева на монументе "Казах ели" в Астане.

Всего лишь год назад положение Нурсултана Назарбаева, который правил Казахстаном три десятилетия и продолжал влиять на государственный аппарат после ухода с президентского поста, казалось незыблемым. В Конституции он был прописан как основатель независимого государства, закрепленный за ним статус «елбасы» считался неизменным. Но «кровавый январь» и череда последующих событий, которыми был насыщен 2022-й, запустили процесс, названный «деелбасизацией». Происходит ли он на самом деле или мы наблюдаем лишь его видимость?

С именем экс-президента Нурсултана Назарбаева в Казахстане связано многое: в его честь названы улицы, парки, школы, университет, столичный аэропорт. Долгое время Нурсултан было одним из самых популярных имен среди казахских мальчиков. 6 июля 2016 года, в день рождения Назарбаева, в Шымкенте даже выступил хор из ста мальчиков-Нурсултанов: дети исполнили песню про президента. А приставка «нур» стала встречаться на вывесках магазинов, офисов, аптек, рынков, заправочных станций настолько часто, что можно подумать, что бизнесмены используют ее как оберег от фискальных органов. Даже партия власти, которая с 1999 по 2006 годы называлась «Отан» (в переводе — «Отечество»), была переименована в «Нур Отан» («Свет отечества»), а шрифт логотипа очень напоминал автограф Назарбаева. В марте 2022 года партия «Нур Отан» сменила название на «Аманат» («Завет предков»).

Женщина и ребенок у отпечатка ладони Нурсултана Назарбаева в монументе Байтерек.
Женщина и ребенок у отпечатка ладони Нурсултана Назарбаева в монументе Байтерек.

КУЛЬТ ЛИЧНОСТИ, КОТОРЫЙ СТРОИЛИ ДЕСЯТИЛЕТИЯМИ

Казахстанские и зарубежные политологи сходятся во мнении, что в стране последние два десятилетия активно продвигался культ личности Нурсултана Назарбаева. В 2010 году за тогда еще действующим главой государства на законодательном уровне закрепили титул «елбасы» — «лидера нации», принятые в том же году поправки к закону о первом президенте позволили Назарбаеву избираться на должность главы государства неограниченное количество раз. Закон наделил Назарбаева неприкосновенностью и до сих пор бывший «елбасы» не может быть привлечен к ответственности за действия, совершенные в период исполнения им президентских полномочий. Неприкосновенным является его имущество и собственность живущих с ним членов семьи.

19 марта 2019 года Нурсултан Назарбаев ушел в отставку и передал власть своему ставленнику Касым-Жомарту Токаеву. На следующий день Токаев объявил, что Астана будет переименована в Нур-Султан, а также предложил назвать в честь Назарбаева центральные улицы крупных городов. Волну переименований с энтузиазмом поддержал сначала парламент, а затем и маслихаты на местах. Именем Назарбаева назвали проспект Достык-Дружбы в Уральске, бульвар Мира в Караганде, проспект Астана в Шымкенте… Однако, некоторых городов переименования по каким-то причинам не коснулись. Например, в Атырау депутаты городского маслихата единогласно проголосовали за переименование проспекта Каныша Сатпаева в Назарбаева, но республиканская ономастическая комиссия новое название не утвердила. По мнению местных жителей, определенное влияние на это могла оказать и активная общественность: в 2019-м году власть хорошо помнила земельные митинги 2016-го, начавшиеся в Атырау и затем охватившие другие регионы, и понимала, что народ лишний раз раздражать не следует.

Портреты Нурсултана Назарбаева в музее первого президента Казахстана в Астане.
Портреты Нурсултана Назарбаева в музее первого президента Казахстана в Астане.

— Когда депутаты единогласно проголосовали за предложение о переименовании проспекта Сатпаева, в обществе начался гул: говорили, что мы на западе такого позора не допустим, — вспоминает гражданский активист из Атырау Сергей Шутов. — Я бы слукавил, если бы сказал, что переименования удалось избежать только лишь из-за гражданской позиции общества. Конечно, в Атырау, как и в Жанаозене живут очень прямые люди, с непривычки они кажутся резкими, но даже их с земельных митингов 2016 года удалось запугать, вызвать ощущение безнадежности и обреченности. Решение о том, что позора с переименованием столицы хватит, пришло из самой же Астаны. Республиканская ономастическая комиссия не утвердила присвоение имени Нурсултана Назарбаева центральным улицам в Атырау, Актобе, Костанае и Таразе. Иначе бы все «избранные» депутаты маслихатов, взяли под козырек и даже родную маму переименовали.

А вот в Караганде ономасты всё одобрили без особых проблем: объединили бульвар Мира и улицу Нарманбета Тулепова и переименовали в проспект Назарбаева. Это, конечно, вызвало определенную реакцию в обществе. Например, карагандинский активист Айткожа Фазылов уже три года требует признать решение незаконным: он собирает подписи, подает судебные иски, заваливает акимат просьбами на проведение мирных пикетов. Власти в проведении пикетов отказывают и название проспекта не меняют.

— Переименование бульвара именем Назарбаева было незаконно по той простой причине, что любое подобное действие предусматривает общественные слушания, — говорит Айткожа Фазылов. — Если бы собрали мнения простых людей, карагандинцы не согласились бы назвать эту улицу именем Назарабаева.

Активист Айткожа Фазылов (справа) на митинге в Караганде. Сентябрь 2020 года.
Активист Айткожа Фазылов (справа) на митинге в Караганде. Сентябрь 2020 года.

По словам Фазылова, он 14 раз подавал уведомления на проведение одиночных пикетов против переименования, однако, разрешения на проведение акции так и не получил.

— Я даже просил разрешить пикеты в последний день этого века, 31 декабря 2099 года, возле акимата, и 1 января 2100 года на 11 часов дня. Оба раза мне отказали, — продолжает Айткожа Фазылов. — Именем этого человека не должна называться не то что столица, ни в одном ауле не должно быть улицы имени Назарбаева!

До декабря 2017 года одна из центральных улиц Алматы была названа в честь советского революционера и писателя Дмитрия Фурманова. К тому времени практически все улицы города свои названия поменяли. Так, улица Кирова была переименована в честь прославленного казахского полководца Богенбай батыра, а знаменитый алматинский Арбат, который раньше был улицей Горького, переименовали в Жибек Жолы. Про улицу Фурманова долго ходили слухи, что ее берегут специально для Назарбаева. Так и случилось: 30 ноября 2017 года, специально ко Дню первого президента, улица Фурманова стала проспектом Назарбаева.

Спустя три года, во время Январских событий, проспект и прилегающие к нему улицы стали ареной массовых протестов, которые переросли в беспорядки и обернулись худшей в истории страны вспышкой насилия (по официальным данным, в дни «кровавого января» в стране погибли 238 человек). Участники протестов в Алматы перебили на центральной части проспекта почти все таблички с фамилией Назарбаева. Они до сих пор висят разбитые. Это породило новую волну предположений, что проспекту недолго осталось носить имя Назарбаева: скоро улица поменяет название.

В ноябре 2022-го активисты движения «Oyan, Qazaqstan!» потребовали переименовать проспект Назарбаева в Қаңтар, в память о Январских событиях, и даже провели акцию — повесили табличку с «новым» названием на одном из домов.

«К трагическим событиям января привели годы воровства и автократии Нурсултана Назарбаева. Как и Токаев, в декабре 2011 года, он отдал приказ о расстреле нефтяников в Жанаозене, — сказано в заявлении активистов. — Эта улица не должна носить имя убийцы и кровавого диктатора — она должна хранить память о всех погибших. Эта улица должна называться Қаңтар», — цитирует издание Vlast.kz активистов.

Табличка не провисела и часа: ее сняли полицейские, но разговоры о переименовании одной из главных улиц Алматы слышны всё чаще.

ПЕРЕИМЕНОВАНИЕ СТОЛИЦЫ. ЖДАТЬ ЛИ РАЗВЕНЧАНИЯ КУЛЬТА?

Вернемся в 2019-й. Переименование Астаны в Нур-Султан вызвало бурные дискуссии в обществе, преимущественно негативного характера. 21 марта несколько десятков человек вышли на улицы столицы, чтобы выразить свое несогласие с переименованием, но были задержаны полицией. На следующий день мирные протесты начались в Алматы: полицейские задерживали участников митинга, а неизвестные люди в гражданской одежде мешали журналистам снимать происходящее.

Астана пробыла Нур-Султаном три года. В сентябре 2022-го, рассматривая инициированные Токаевым поправки к Конституции, которые увеличивали срок президентских полномочий до семи лет и по сути обнулили текущий срок Токаева, депутаты парламента предложили вернуть столице прежнее название — Астана.

«Считаем неправильным, когда при жизни человека его именем называется город, — заявил депутат Едил Жанбыршин. — К тому же народ также не принял новое название столицы».

Инсталляция с надписью "Нур-Султан". Нур-Султан, 10 июня 2020 года.
Инсталляция с надписью "Нур-Султан". Нур-Султан, 10 июня 2020 года.

Токаев не заставил себя уговаривать и быстро согласился с предложением депутатов. И уже 17 сентября город был переименован обратно. Примечательно, что в обоих случаях власти решали вопрос практически кулуарно, не особо интересуясь мнением граждан.

Один из самых активных противников переименования Астаны в Нур-Султан — марафонец и рекордсмен Книги рекордов Гиннесса Марат Жыланбаев. Он неоднократно выступал против этого решения, но при этом не видит ничего позитивного в том, что столице вернули прежнее название.

— В этой стране ничего нельзя построить, пока власть не поменяется, — развивает свою мысль активист-марафонец. — В 2019-м все сто процентов депутатов проголосовали за переименование Астаны в Нур-Султан. А спустя три года те же депутаты проголосовали за переименование Нур-Султана обратно в Астану. Этих людей выбирает не народ, их выбирает та же диктатура. Поэтому все наши депутаты подконтрольные: им сказали, что нужно проголосовать за смену названия, и они проголосовали.

Марат Жыланбаев вспоминает, как власти отказывали ему в проведении мирного митинга против переименования столицы. Поэтому, когда он оказался в Экибастузе на разрешенном митинге экологических активистов, использовал это как повод заявить о том, что его столица не Нур-Султан, а Астана. «Когда я заговорил об этом, эколог начал вырывать у меня микрофон», — вспоминает активист.

— Астана — город чиновников, полицейских и СОБРовцев. Поэтому здесь протестных настроений значительно меньше, — продолжает Жыланбаев. — Быть активистом в Астане очень сложно: нас вычисляют, за нами следят, накануне больших событий, вроде президентских выборов, нас арестовывают. Но мы, конечно, выходим, говорим. Но в массе своей люди – трусы. Если человек имеет работу, какую-то должность, он никогда не тявкнет. Назарбаев украл миллиарды долларов, но у него есть защита в виде Токаева, который оберегает его. А переименование Астаны — это чтобы выбиться дальше в президенты, намекнуть на позитивные перемены. Сейчас, когда Токаев уже пошел на второй срок, уже ничего не будет менять, если народ не встанет.

«ЕЛБАСЫ” — ЭТО НЕ ОДИН ЧЕЛОВЕК, ЭТО АВТОКРАТИЧЕСКИЙ РЕЖИМ»

Еще до переименовывающих столицу поправок к Конституции в Основной закон — через референдум в июне — внесли целый ряд изменений. Первого президента «выписали» из Конституции, убрав все упоминания о нем. В частности, аннулировали пункт о том, что на Назарбаева не распространяется ограничение по количеству сроков у власти. Убрали также часть предложения о том, что основополагающие принципы деятельности страны, «заложенные Основателем независимого Казахстана, Первым Президентом Республики Казахстан — Елбасы, и его статус являются неизменными». Исчез и пункт о том, что статус и полномочия первого президента определяются Конституцией и конституционным законом. Однако сам закон о первом президенте, вопреки заверениям властей поставить его на утрату, остался в силе.

Влиятельный пост председателя Совета безопасности Назарбаев потерял в январе. На пике массовых протестов, когда на площадях страны скандировали «Шал, кет!», выражая недовольство повсеместной коррупцией и клановостью, Токаев занял кресло главы Совбеза. Парламент постфактум внес изменения в закон, лишив Назарбаева права председательствовать в совете, и отменил норму о том, что инициативы по основным направлениям внешней и внутренней должны согласовываться с первым президентом.

Родственники Назарбаева утратили высокие должности, некоторые оказались под следствием. Племянника экс-президента Кайрата Сатыбалды приговорили к шести годам лишения свободы по обвинению в хищениях. Перед судом предстал соратник Назарбаева Карим Масимова, возглавлявший КНБ, — его обвинили в попытке переворота. Экс-президент, который сейчас редко появляется на публике, об уголовных делах против племянника и Масимова высказался лишь однажды. В день президентских выборов Назарбаев на избирательном участке в Астане дал короткий комментарий прессе, суть которого сводилась к тому, что вину того или иного человека устанавливает суд.

Бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, его преемник Касым-Жомарт Токаев, дочь Назарбаева Дарига на съезде партии власти в 2019 году.
Бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, его преемник Касым-Жомарт Токаев, дочь Назарбаева Дарига на съезде партии власти в 2019 году.

После Январских событий Токаев объявил о концепции «нового Казахстана» и провозгласил курс на строительство «второй республики». Переписывание законодательства, переименование и утрата былых позиций членами семьи Назарбаева стали рассматриваться частью общества как процесс «деелбасизации». Но политолог Шалкар Нурсеитов считает, что десакрализации Назарбаева как таковой не происходит — есть лишь видимость, которая создается для того, чтобы у народа появилось ощущение, что страна постепенно избавляется от неоднозначного наследия первого президента.

— Мне кажется, они специально придумали и «вторую республику» и «Жана Казахстан», чтобы публично дистанцироваться от самого Назарбаева и его наследия. Но на самом деле «елбасы» — это не Нурсултан Назарбаев, «елбасы» – это любой президент, который имеет абсолютную власть, согласно нынешней Конституции. Поэтому все эти разговоры про деелбасизацию носят демонстративный характер. Переименовали столицу, лишили Назарбаева статуса «елбасы», но закон о первом президенте до сих пор не аннулировали, он до сих пор имеет силу. Конечно, проспекты и улицы наверняка будут переименованы, но будет ли парламентское расследование деятельности Назарбаева во время его президентства? Я не думаю, что Токаев будет заниматься реальными преследованиями Назарбаева и его семьи.

При этом, по мнению политолога, в обществе высок запрос на десакрализацию Назарбаева. «Я уверен, что администрация президента внимательно следит за общественным настроением через закрытые исследования, и все прекрасно понимают, насколько реален рейтинг поддержки Назарбаева и Токаева. И за счет так называемой деелбасизации они хотят повысить статус доверия к Токаеву». На деле выходит так, что из Токаева делают «второго елбасы», считает политолог.

— Токаев показывает, что он приверженец автократии и не против стать вторым «елбасы». Поэтому переименование улиц, столицы означает лишь то, что режим хочет продлить свою власть через такие публичные трюки. «Елбасы» — это не один человек, это автократический режим в Казахстане, — заключает эксперт.

Пётр ТРОЦЕНКО, Радио Азаттык

Форум

XS
SM
MD
LG