Ссылки для упрощенного доступа

Казахстан: Кто стрелял и кто пытал? Главные вопросы по Январским событиям остаются без ответа


Спецназ на баррикадах во время акции протеста в Алматы. Казахстан, 5 января 2022 года

Большая часть дел, связанных с гибелью людей и пытками в январе 2022 года, закрыта. Родственники жертв возмущены тем, что их погибшим близким посмертно предъявлены «ложные обвинения».

Официальная Астана отказалась от международного расследования. Дождутся ли казахстанцы справедливой оценки по Январским событиям?

«ЗАСЕКРЕЧЕННОЕ ДЕЛО»

20-летний Думан Канатбек — один из 139 человек, погибших в январе в Алматы. После завершения военной службы в 2021 году он собирался возобновить обучение в транспортном колледже, однако был застрелен 5 января 2022 года перед зданием управления полиции Жетысуского района.

20-летний Думан Канатбек погиб от неизвестной пули 5 января в Алматы
20-летний Думан Канатбек погиб от неизвестной пули 5 января в Алматы

Думан — усыновлённый ребенок Акимбека Калыбекова. Только недавно отец узнал, что дело по статье «Превышение власти», возбуждённое по факту гибели его сына, прекратили ещё в ноябре. Вместе с адвокатами он обратился в следственный суд, хотел добиться возобновления расследования. Однако суд в действиях следственных органов и прокуратуры «неправомерности» не усмотрел.

28 декабря апелляционный суд оставил решение первой инстанции без изменений. Дело имеет статус секретности. Однако, говорят юристы, это не оправдывает действия следователей.

— Следователи грубо нарушили все процессуальные права Акимбека Калыбекова. Где протокол о расследовании? Где экспертиза? Кто стрелял? Почему стрелял? Прежде чем расследовать это, они расследовали «массовые беспорядки». Это незаконно. Первая статья Конституции гласит, что «высшей ценностью является человеческая жизнь». Однако здесь высшей ценностью государства человеческая жизнь не является, — говорит Кызгалдак Байжанова, юрист фонда «Международная правовая инициатива».

В постановлении следственных органов говорится, что дело прекращено «в связи с отсутствием состава преступления».

Между тем следствие по делу, по которому погибший Думан Канатбек проходит подозреваемым, уже передано в Бостандыкский районный суд города Алматы. Согласно материалам уголовного дела, которое получило название «дело 25-ти», Думан обвиняется по трём статьям Уголовного кодекса — «Массовые беспорядки», «Кража», «Хулиганство».

Акимбек Калыбеков не верит, что его сын совершил преступления, о которых говорит прокурор, и отказывается подписывать документы. В итоге отца отстранили от дела. На судебный процесс, начавшийся 23 декабря, его не вызывали.

Акимбек Калыбеков, отец Думана
Акимбек Калыбеков, отец Думана

— Я не подписал ни одного документа из предоставленных прокурором. Причина в том, что я не согласен с обвинениями против моего сына. Я не растил его преступником. Школа, армия — кого ни спросите, ему дадут положительную характеристику. У следователей нет доказательств. Писали обвинительное заключение так, будто в январе находились рядом с теми парнями (пять человек были обвинены в хулиганстве, в том числе Думан. — Ред.), — говорит Акимбек Калыбеков.

Азаттыку не удалось выяснить причину отстранения отца погибшего от дела. Назначенный государством адвокат Узимжан Ашубаева, защищающая права Думана Канатбека в суде, подтвердила, что была назначена судьей, и отказалась отвечать на вопросы Азаттыка по делу.

В обвинительном акте говорится, что Думан Канатбек «поддался на уловки провокаторов и подстрекал людей к беспорядкам» и «совершал хулиганские действия и кражи» в Алматы 4-5 января. По версии следствия, его вину доказывают видеозаписи из оружейного магазина и кафе, а также посты в социальных сетях.

СУД И СЛЕДСТВИЕ

Акимбек Калыбеков — не единственный, кто публично заявляет о «несправедливости следствия и суда» по делам в связи с Январскими событиями. Некоторые из них выходили на протесты к зданию прокуратуры, обращались с жалобами и письмами к властям, подавали заявления в суд. Отдельные группы неоднократно ездили в Астану, пытаясь привлечь внимание высших органов власти, но так и не смогли добиться результатов. Наиболее часто в жалобах упоминаются «отсутствие доказательств причастности к январским преступлениям», «отказ в возбуждении дел по факту гибели человека», «несоблюдение процессуальных норм».

Эксперты говорят, что даже после судебных расследований, затянувшихся на год, главные вопросы по Январским событиям в обществе остаются без ответа. Это прежде всего вопросы, связанные со стрельбой по людям:

  • кто убил 238 человек и почему?
  • кто несёт ответственность за гибель людей, большинство из которых были безоружны?
  • кто отдал приказ стрелять?
  • кто исполнители?
  • где результаты расследования по применению оружия?
  • есть ли доказательства того, что оружие использовалось на законных основаниях?
  • если оружие использовалось незаконно, кто будет наказан?

Ответов на эти вопросы пока нет. Большая часть дел по фактам стрельбы или убийству прекращена. Основные причины — «отсутствие состава преступления» или «неустановление виновных лиц».

По словам президента общественного фонда «Ар.Рух.Хак» Бахытжан Торегожиной, дела, связанные с человеческими жертвами в Алматы, где погибло больше всех людей, либо приостановлены, либо закрыты, либо о них нет никакой информации. Еще хуже ситуация в Шымкенте, Таразе и Кызылорде, там все уголовные дела по фактам гибели людей (кроме гибели одного военнослужащего в Кызылорде) прекращены. Такая же ситуация в Атырау и Актобе. Два человека погибли от пыток в Семее. Родственники не могут получить информацию о делах, связанных со смертью погибших, говорит она.

Правозащитники обращают внимание на то, что такие дела, как «массовые беспорядки» и «захват зданий», рассматриваются в приоритетном порядке, а случаи гибели людей и пыток не расследуются. По данным Генпрокуратуры, по меньшей мере 67 из 238 человек, погибших в январе, подозревались в массовых беспорядках.

Азаттык много писал о жалобах родственников погибших, которые возмущались несправедливостью следствия.

В течение года было вынесено лишь несколько приговоров по делам о гибели людей. Речь идёт о гибели пастуха Ерназара Кырыкбаева в Талдыкоргане и приговоре в отношении Казыбека Кудайбергенова, обвинённого в «смертельном наезде на военнослужащего» в Кызылорде. Один из подсудимых — военный, другой — активист.

— Общая ситуация по всему Казахстану такая, что власти не заинтересованы в поиске виновных, которые убили фактически 238 человек. Под давлением адвокатов несколько дел передано в суд, и здесь адвокаты поработали и добились передачи дел в суд. К сожалению, в отношении основного количества дел сегодня ситуация такая, что власти просто прикрывают тех, кто расстрелял граждан. Власти не показывают свою заинтересованность найти тех, кто виноват в гибели этих людей, — говорит правозащитница Бахытжан Торегожина.

По её словам, когда правозащитники запрашивали информацию о делах, возбуждённых в связи с Январскими событиями, власти ссылались на «тайну следствия», а в некоторых случаях вообще не отвечали.

«Тот факт, что за год вынесено всего два приговора по делам о гибели 238 человек, разве не свидетельствует о том, что расследование продвигается медленно?» — спросили мы у депутата сената Мурата Бахтиярулы. Он ответил, что «этот вопрос нужно задать следственным органам».

По его мнению, пока рано давать оценку расследованию Январских событий. Депутат поднимал эти вопросы и перед Генпрокуратурой. В ведомстве ответили, что «дела очень сложные» и они часто замедляются из-за «противоречий в показаниях свидетелей».

— Все не решить досконально за один год. Ещё нужно время. Я говорю так, потому что знаком с этой сферой. Это может занять много времени. Некоторые уголовные дела могут рассматриваться в течение трёх лет. Есть такие процедуры. Потому что один человек так говорит, другой свидетель даёт противоречивые показания. Конечно, нужно время, чтобы докопаться до истины, — убеждён он.

Как расследовали Январские события? Правозащитники и прокуроры дают полярные оценки
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:01 0:00

ПОЧЕМУ МНОГО ЖАЛОБ ПО ЯНВАРСКИМ СОБЫТИЯМ?

Мнения экспертов по поводу «ненадлежащего» расследования дел расходятся. Рысбек Сарсенбайулы, глава общественной комиссии по расследованию Январских событий, считает, что справедливое расследование событий января привело бы к раскрытию «преступлений властей». В течение года он посещал регионы и знакомился с делами потерпевших и обвиняемых. По его мнению, за «поспешными, нерасследованными до конца делами» и «признаниями под давлением и изощрёнными пытками» стоят «попытки властей скрыть свои преступления».

— Здесь необходимо открыто говорить о преступлении властей. Это стрельба по мирным жителям, допущение провокаций и даже содействие в них. Из-за этого устроили бойню… Мы были в те дни на площади вместе с народом. Если бы не было провокаций, если бы не применялась сила, народ стоял бы мирно, — говорит Рысбек Сарсенбайулы.

Первопричину несправедливого расследования Январских событий правозащитник Евгений Жовтис связывает с политической системой и авторитарным режимом. По его словам, в авторитарных странах, где ограничено разделение властей и не соблюдается баланс сил, власть обычно опирается на силовой аппарат.

— Если власть опирается на силовой аппарат, то естественно, что ей достаточно сложно привлекать представителей этого аппарата к ответственности, потому что это всё взаимосвязанные вещи. Сложно поверить, что власти хотят и могут позволить себе справедливое расследование в стране, где нет независимого суда и представителей оппозиции в парламенте, — говорит Евгений Жовтис.

Бюро по защите прав человека, которым руководит Жовтис, обратилось с просьбой сделать открытыми процессы над руководством комитета национальной безопасности, чтобы донести до общественности то, что произошло в январе, но к ним никто не прислушался.

Сами власти не согласны с критикой, что «Январские события были расследованы односторонне», что не было проведено «справедливого расследования». Представители генпрокуратуры заявляют, что они максимально «открыты».

На днях начальник Службы специальных прокуроров Генпрокуратуры Ризабек Ожаров в интервью Азаттыку подтвердил: ни один военнослужащий не обвинён в «убийстве». На вопрос журналиста, почему не говорится, как и при каких обстоятельствах погибли 238 человек, представитель Генпрокуратуры сказал: «...в телах некоторых людей пуль обнаружено не было».

«Это были сквозные ранения. Пуль в теле не осталось. Экспертиза докажет, что они погибли от огнестрельных ранений…» —ответил он, имея в виду, что трудно установить, кто конкретно стрелял в людей.

Между тем правозащитники говорят, что согласно международному праву, если сложно установить стрелявшего, должны быть наказаны те, кто отдал приказ.

Сын в изоляторе, мать прикована к постели. Как Январские события перевернули жизнь семьи
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:23 0:00

МОЖЕТ ЛИ МЕЖДУНАРОДНОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ РАСКРЫТЬ ПРАВДУ О ЯНВАРСКИХ СОБЫТИЯХ?

Некоторые правозащитники и активисты надеются на международное расследование Январских событий. Однако официальная Астана в январе отклонила предложение привлечь зарубежных экспертов, заявив, что «справятся сами».

Мировой опыт знает различные способы и механизмы международного расследования. В некоторых случаях согласие официальных властей является обязательным. В отдельных случаях достаточно инициативы гражданского общества для проведения расследования с участием международных экспертов.

Поскольку материалы и документы уголовного дела находятся в руках властей, условием проведения эффективного расследования является согласие властей, считают эксперты.

Правозащитник Евгений Жовтис, в свое время входивший в состав международной комиссии по расследованию «Болотного дела» в России, говорит, что без согласия официальных властей международное расследование мало что даст. По его словам, по «Болотному делу» было собрано достаточно информации со стороны самих протестующих, были зафиксированные сведения СМИ, но комиссия не смогла установить всё, что происходило со стороны власти. Власть сотрудничать отказалась. Эксперты имеют объективную картину произошедшего. Но это не привело к изменению политики, говорит правозащитник.

— Был такой комитет «Жанаозен 2011», он был создан в 2012 году. Тогда мы тоже пытались собрать информацию по Жанаозенским событиям. Но тут какая проблема? Она существует во время таких событий. Мы также собрали информацию по Январским событиям 2022 года, у нас несколько сотен анкет, заполненных участниками событий, пострадавшими и прочими. То есть у нас есть достаточно информации. Но сколько бы вы информации ни собрали, она будет неполная, так как крайне важно добросовестное сотрудничество властей. Потому что огромное количество документов находится у властей. Это записи с видеокамер, все процессуальные документы о том, кто отдавал приказы, как это происходило. Без всего этого не будет объективности, — объясняет Евгений Жовтис.

Политолог Нурсеит Ниязбеков считает, что власти стран Центральной Азии привыкли отвергать предложения о проведении международного расследования, и вспоминает события в Жанаозене в 2011 году и Андижанские события 2005 года в Узбекистане. В обоих случаях предложение было отвергнуто. По его мнению, отказ вызван опасением, что будут раскрыты «тайны внутренней кухни» властей.

Эксперт соглашается с тем, что «без согласия властей добиться эффективности расследования сложно»:

— Когда был убит Алтынбек Сарсенбайулы (тела Алтынбека Сарсенбайулы и двух его помощников были найдены в горах близ Алматы 13 февраля 2006 года. – Ред.), родственники погибшего пригласили расследовать дело специалистов из ФБР США, но те ничего не смогли выяснить и вернулись ни с чем — власти не дали им никакой информации о преступлении.

Все эксперты сходятся во мнении, что правда о Январских событиях будет раскрыта, когда «изменится система». По их словам, как Желтоксан и Жанаозен, так и кровопролитный Январь будет ждать справедливой оценки в будущем.

Евгений Жовтис говорит, что для раскрытия правды о Январских событиях необходимо выполнить три условия: смена власти, ответственной за события, готовность новых властей расследовать события и потребность общества в правде и исторической справедливости.

Макпал МУКАНКЫЗЫ, Казахская служба РСЕ/РС

XS
SM
MD
LG