Ссылки для упрощенного доступа

"Мы живем в постоянном страхе". Молодые профессионалы Афганистана не видят будущего при талибах


Боевик «Талибана» проходит мимо кабульского салона красоты с изображениями, закрашенными аэрозольной краской

Ахмад Дауд практически не выходит из своего дома на тихой улочке в районе Хайрхана в Кабуле после того, как боевики «Талибана» 15 августа победоносно вошли в афганскую столицу, а президент Ашраф Гани бежал за границу.

Всего два дня спустя вооруженный боевик приказал 24-летнему портному закрыть ателье на улице Лицей Мариам, когда-то оживленном торговом районе.

«Он сказал, что мужчинам нельзя шить наряды для женщин», — говорит Давуд.

Де-факто это означает банкротство его бизнеса. Большинство его клиентов — женщины.

Давуд должен теперь искать другую работу. Родители, младшие братья и сестры зависят от его заработков. Впервые он пошел работать в 15-летнем возрасте учеником портного, чтобы содержать свою бедную семью.

«Сейчас мы экономим на еде. Денег хватит, чтобы прожить около месяца, — говорит Давуд Радио Озоди. — Мой брат, полицейский, тоже потерял работу, а две мои сестры сидят дома, потому что их университеты закрыты. Столько всего изменилось за считанные дни».

Рынки и пекарни работают в прежнем режиме в городе с населением более 4,4 миллиона человек, но цены на продукты питания подскочили, а покупателей стало значительно меньше.

Афганская женщина с мобильным телефоном в кабульском кафе в начале августа, до того, как столица перешла под контроль талибов
Афганская женщина с мобильным телефоном в кабульском кафе в начале августа, до того, как столица перешла под контроль талибов

Многие местные СМИ продолжают печататься и выходить в эфир, некоторые офисные работники — в основном мужчины — возвращаются на рабочие места. Общественный транспорт возобновил работу, однако число автобусов значительно сократилось.

Несмотря на эти признаки возвращения в прежнее русло, жизнь в Кабуле «остановилась» для таких жителей, как Давуд, его братьев и сестер и многих других, которые находятся в ожидании, пытаясь понять, в каком направлении радикальная группировка поведет измученную войной страну.

«Наша школа всё еще закрыта, и у нас пока нет официальных распоряжений, когда ее снова откроют или какие изменения ожидаются в сфере образования», — рассказывает 25-летний учитель Башир Форог.

Школа в центре Кабула, в которой работает Форог, внезапно закрылась в тот день, когда поддерживаемое ООН правительство рухнуло, а талибы захватили город почти через два десятилетия после того, как были изгнаны силами международной коалиции под руководством США. Наступление США было ответом на теракты 11 сентября 2001 года, которые координировались лидером «Аль-Каиды» Усамой бен Ладеном с территории Афганистана.

УЧАЩИЕСЯ ХОТЯТ ВЕРНУТЬСЯ ЗА ПАРТЫ

Форог вспоминает, что занятия были остановлены в полдень, когда боевики «Талибана» вошли в город, а родители в панике спешили в школу, чтобы забрать своих детей. Жители звонили родственникам, пытаясь найти друг друга. Но телефонные сети были отключены, говорит Форог. Здание школы опустело в течение часа.

«Никто нам не сказал, что будет со школьной программой, школьной формой или с будущим смешанных классов для девочек и мальчиков, когда мы снова откроемся», — говорит Форог.

Ему часто звонят родители учениц, которые рассказывают, что дети «хотят вернуться в школу, пусть даже с новым, более строгим дресс-кодом».

Молодой продавец в ожидании покупателей. Кабул, 22 августа 2021 года
Молодой продавец в ожидании покупателей. Кабул, 22 августа 2021 года

«Талибан» заявил, что не возражает против обучения девочек и возвращения женщин на работу, если они носят исламскую одежду, хотя поступающие со всей страны свидетельства очевидцев, похоже, говорят об обратном.

Высокопоставленный представитель «Талибана» даже дал интервью телеведущей в Кабуле на фоне попыток ультраконсервативной исламистской группировки позиционировать себя более умеренной силой, чем она была два десятилетия назад.

Официальные лица «Талибана» настаивают на том, что будут уважать права женщин в рамках шариата, но не объясняют, что это значит на практике.

Многие женщины-журналисты и офисные работницы говорят, что боевики «Талибана» отправили их домой.

Афганскую телеведущую не допустили к работе после прихода талибов:

Афганскую телеведущую не допустили к работе после прихода талибов
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:34 0:00


«Ничего не понятно, талибы ничего не говорят определенно, и это беспокоит молодых людей», — говорит Разма Саад, выпускница университета и жительница столичного района Макроян-3.

Менее двух месяцев назад Саад была более оптимистичной в отношении перспектив жизни под властью «Талибана», предположив, что группировка «могла измениться».

Беседуя с Радио Озоди в середине июля, Саад выразила надежду, что сможет продолжить образование и «ситуация будет не такой плохой, как этого опасаются многие».


Теперь Саад говорит, что ее беспокоят «расплывчатые формулировки» талибов и отсутствие «открытых и честных» заверений.

Она утверждает, что за последние недели многие ее близкие друзья покинули Афганистан.

Саад находится в Кабуле. Она по-прежнему надеется, что «Талибан» смягчит некоторые из своих самых жестких правил и будет прислушиваться к пожеланиям людей, если хочет эффективно управлять ими.

УТЕЧКА МОЗГОВ

Многие афганцы скептически относятся к тому, что «Талибан» пересмотрит репрессивную политику и откажется от методов, которые использовал с 1996 по 2001 год, когда правил большей частью Афганистана, установив строгую форму исламского права.

Молодое поколение афганцев выросло при поддерживаемом ООН правительстве и привыкло к относительным свободам — таким, как посещение светских школ, слушание музыки, возможность носить современную одежду и модные прически.

Молодое поколение афганцев, которое выросло при поддерживаемом ООН правительстве, привыкло к относительным свободам
Молодое поколение афганцев, которое выросло при поддерживаемом ООН правительстве, привыкло к относительным свободам

С 15 августа десятки тысяч афганцев, опасающихся за будущее, устремились в международный аэропорт столицы, отчаянно пытаясь вылететь из страны.

Столкнувшись с перспективой утечки мозгов, талибы призвали афганцев не покидать страну и служить своему народу.

Но самый серьезный кризис человеческого капитала в Афганистане может быть искусственно создан самим «Талибаном», если он заставит миллионы женщин — учителей, медиков, полицейских и других специалистов — не выходить на работу и сидеть дома.

"Талибан" не сможет развивать страну, если женщины, половина населения, исчезнут из общественной жизни», — говорит Махджабин Рамз, выпускница Кабульского университета.

Рамз, получившую журналистское образование, пригласили на работу в местное издание за несколько дней до прихода захвата Кабула талибами.

На этой неделе Рамз позвонили из редакции, сообщив, что прием на работу приостановлен на неопределенный срок.

ДЕНЬГИ — ЭТО НЕ ГЛАВНОЕ

В жизни Шапура, который управляет двумя аптеками в Кабуле и живет комфортной жизнью со своей молодой семьей в новом доме в престижном квартале района Хайрхана, на первый взгляд, нет изменений.

Обе его аптеки работают.

Клиентов стало меньше, однако Шапур уверен, что скоро бизнес восстановится.

Но, как говорит Шапур, деньги — это не главное.

Он не хочет, чтобы его семья потеряла то, что он описывает как «мелкие детали» свободы: ужин с семьей в ресторане, покупка жене цветов на День святого Валентина или посещение супругой салонов красоты.

Шапур также беспокоится за младшего брата, который работал в полиции.

«Талибан» объявил «амнистию» всем бывшим военным, полицейским и государственным служащим.

Но многочисленные сообщения из Афганистана показывают, что боевики «Талибана» идут от двери до двери в поисках тех, кто работал в службах безопасности или правительственных учреждениях.

«Мы живем в постоянном страхе и беспокойстве», — говорит Шапур.

На другом конце Хайрханы портной Давуд с трудом приспосабливается к новым реалиям.

Когда-то Давуд был поклонником стрижек в стиле Болливуда, обтягивающих черных джинсов и белоснежных рубашек. Теперь он носит традиционную афганскую одежду, побрил голову и отрастил бороду.

«Мне приходилось много работать с детства. Много раз я ложился спать голодным. Но никогда раньше я не чувствовал себя настольно безнадежно, — сокрушается Давуд. — Какой же мы несчастный народ».

Фарангиз НАДЖИБУЛЛА

XS
SM
MD
LG