Ссылки для упрощенного доступа

Как Китай поддерживает надежды «Талибана» на международное признание


Министр иностранных дел Китая Ван И на саммите ШОС в Душанбе. 16 сентября 2021 года

Пекин призывает помочь обеспечить поддержкой новое правительство, сформированное группировкой боевиков в Афганистане. И это начинает приносить результаты.

Китай призывает к отмене санкций в отношении Афганистана в рамках более широких усилий Пекина, направленных на обеспечение режима талибов международной политической поддержкой.

Министр иностранных дел Китая Ван И 23 сентября в ходе переговоров с министрами «Большой двадцатки» (G20) призвал своих коллег разморозить иностранные активы Афганистана и прекратить оказывать «политическое давление» на «Талибан», который пришел к власти после свержения в августе поддерживаемого ООН правительства.

— Экономическим санкциям в отношении Афганистана необходимо положить конец. Различные односторонние санкции или ограничения в отношении Афганистана должны быть отменены как можно скорее, — сказал Ван И в ходе выступления по видеосвязи.

Пекин, вероятно, продолжит международные инициативы по ограничению экономического и политического давления на «Талибан». Эти вопросы, возможно, обсуждались и на официальных переговорах Ван И с главой Европейского союза по внешней политике Жозепом Боррелем 28 сентября.

«Талибан» не получил официального признания на мировом уровне после захвата власти в августе на фоне вывода возглавляемых США сил НАТО из Афганистана. С тех пор талибы создали временное правительство, возглавляемое сторонниками жесткой линии, которое подверглось международной критике за неспособность развеять худшие опасения относительно их обращения со многими афганцами, особенно женщинами, и за связи с террористическими группировками.

Китай проявил себя как прагматичный сторонник нового правления «Талибана». У Пекина давние отношения с группировкой, основное внимание в которых уделяется защите безопасности Китая и борьбе с терроризмом.

После захвата власти боевиками «Талибана» Пекин пообещал инвестировать средства в экономику Афганистана и направить в страну гуманитарную помощь. В ответ официальный представитель талибов Забиулла Муджахид сказал, что Китай является ближайшим партнером группировки.

Пекин также начал оказывать давление на другие страны, чтобы те вступили во взаимодействие с группировкой, и эта стратегия уже начала приносить плоды.

Кыргызстан стал первой центральноазиатской страной, направившей делегатов на встречу с талибами в Кабуле. Заместитель председателя Совета безопасности Кыргызстана Таалатбек Масадыков и еще один официальный представитель 23 сентября встретились с представителями «Талибана».

За этим 26 сентября последовала встреча исполняющего обязанности министра иностранных дел движения «Талибан» Амира Хана Муттаки и посла Казахстана в Кабуле для обсуждения двусторонней торговли.

НЕОХОТНОЕ ПРИНЯТИЕ

В последние недели призывы Пекина к более активному взаимодействию с «Талибаном» становятся всё более напористыми. Они прозвучали в Душанбе в ходе саммита Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) 16 и 17 сентября.

ШОС — это возглавляемый Китаем блок в сфере политики и безопасности, в который также входят Индия, Казахстан, Кыргызстан, Пакистан, Россия, Таджикистан и Узбекистан.

Недавняя конференция в Таджикистане, посвященная Афганистану, стала первой совместной встречей с Организацией Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) — возглавляемым Россией военным альянсом, в который не входит Китай.

Выступая на саммите по видеосвязи, китайский лидер Си Цзиньпин и президент России Владимир Путин пообещали работать сообща в интересах предотвращения распространения насилия и нестабильности за пределы Афганистана, объявив о планах обмена разведданными и проведения регулярных переговоров о ситуации в стране.

Участники саммита ШОС слушают онлайн-выступление лидера Китая Си Цзиньпина. Душанбе, 17 сентября 2021 года
Участники саммита ШОС слушают онлайн-выступление лидера Китая Си Цзиньпина. Душанбе, 17 сентября 2021 года

— Члены ШОС и ОДКБ — все соседи Афганистана, это сообщество с общими интересами и общей безопасностью. В этот критический момент важно действовать сообща и совместными усилиями поддерживать мир и стабильность. Я надеюсь, что эти предложения будут содействовать достижению целей обычной коллективной безопасности в нашем регионе, — сказал Си Цзиньпин во время выступления на саммите.

Путин также сигнализировал о смягчении линии Кремля в отношении «Талибана», призвав улучшить координацию в регионе в сторону потенциального признания этой группировки в качестве законного правительства.

Сбросив со счетов повстанческие действия талибов против правительства в Кабуле и его сторонников из ООН на протяжении 20 лет, российский лидер дал высокую оценку «Талибану» за приход к власти «без кровопролития» и сказал, что другим странам придется найти способ работать с этой группировкой.

— Что касается признания, мы должны согласовать наши позиции и выстроить диалог, — сказал Путин.

Как следует из сообщения информационного российского агентства РИА «Новости», Кремль ведет переговоры о визите делегации талибов в Москву.

Президент России Владимир Путин дистанционно участвует в саммите ШОС. 17 сентября 2021 года
Президент России Владимир Путин дистанционно участвует в саммите ШОС. 17 сентября 2021 года

Аналогичной точки зрения придерживается и Пакистан, один из основных сторонников «Талибана» и ключевой игрок в регионе, настоятельно призывавший другие страны сотрудничать с этой группировкой.

— В то же время международное сообщество должно осознать: какова альтернатива? Какие есть варианты? Это реальность, и могут ли они отвернуться от этой реальности? — заявил 24 сентября в интервью агентству Associated Press министр иностранных дел Пакистана Шах Махмуд Куреши.

ВПЕРЕДИ ТЕРНИСТЫЙ ПУТЬ

Несмотря на растущее принятие режима «Талибана» некоторыми соседями Афганистана, путь боевиков в их устремлениях к международному признанию по-прежнему тернист.

Таджикистан, имеющий общую границу с Афганистаном протяженностью 1 357 километров, по-прежнему выступает против режима «Талибана». Душанбе разрешил изгнанным политикам и официальным лицам из свергнутого афганского правительства находиться в стране, в которой они, как сообщается, ищут финансовую и политическую поддержку.

Как сообщил таджикской редакции РСЕ/РС официальный представитель пограничной службы Таджикистана, официальные лица в Душанбе также подняли тревогу по поводу таджикских боевиков, которые воевали на стороне «Талибана» и потенциально планируют перейти на территорию их страны.

Эти действия спровоцировали резкую критику со стороны Абдула Гани Барадара, исполняющего обязанности заместителя главы временного правительства «Талибана», который в ходе интервью телеканалу «Аль-Джазира» 26 сентября обвинил Таджикистан во вмешательстве во внутренние дела Афганистана.

Многие западные лидеры также по-прежнему решительно настроены против группировки, и, чтобы получить доступ к столь необходимым средствам для управления Афганистаном, Китаю необходимо будет продолжать лоббировать интересы «Талибана».

По данным Всемирного банка, Афганистан долгое время зависел от иностранной помощи, на которую приходится примерно 43 процента ВВП страны.

Но с приходом «Талибана» к власти помощь из-за рубежа прекратилась. Международный валютный фонд (МВФ) заблокировал доступ к 440 миллионам долларов из-за непризнания режима «Талибана» в качестве законного правительства. Всемирный банк и ЕС также приостановили оказание помощи.

Давление относительно признания «Талибана» приходится на момент, когда Афганистан находится на грани экономического коллапса и обострения гуманитарного кризиса.

Соединенные Штаты и различные европейские страны пообещали экстренную помощь на сумму более миллиарда долларов, но Вашингтон также заморозил резервы афганского центрального банка в размере 9,5 миллиарда долларов, которые хранятся в США.

Это оставляет Вашингтону важные рычаги воздействия на экономическое будущее Афганистана и вызывает недовольство у Пекина, поскольку он пытается воздействовать на другие страны, чтобы они пусть и со сдержанностью, но признали лидерство «Талибана» в Кабуле.

— Валютные резервы Афганистана — это национальные активы, которые должны принадлежать его собственному народу и использоваться им, а не использоваться в качестве разменной монеты для оказания политического давления на Афганистан, — сказал Ван И в своем выступлении на заседании «Большой двадцатки».

Рид Стэндиш. Перевела с английского Алиса Вальсамаки.

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG