Ссылки для упрощенного доступа

Я запрещаю ваш портрет


Традиция выбивать портреты на надгробиях пришла в Туркменистан из России, и, возможно, это понимается как «пережиток» советского прошлого.

Если прогуляться по какому-либо из кладбищ в постсоветских странах Центральной Азии и хорошенько присмотреться, то, скорее всего, вы вскоре обнаружите на себе чьи-то взгляды. На деле — даже нескольких человек. Это портреты, выгравированные на некоторых надгробных памятниках по фотографиям, которые пожелали видеть родственники и друзья усопших. Надписи на надгробных плитах часто говорят посетителям о том, когда тот или иной человек родился и умер; возможно, кем он был и чего достиг; были ли у него семья и дети. Сами портреты отображают то, как выглядел захороненный на этом месте человек в определенный момент своей жизни.

Однако имам Балканской области Туркменистана хочет, чтобы подобные портреты были устранены с надгробных плит. Имам Саят Гулбаев из города Берекет ссылается на то, что изображения людей на надгробных памятниках противоречат консервативным толкованиям Корана, и видит в этом основание для устранения портретов с могил.

Однако если туркмены в большинстве своем мусульмане, то туркменское правительство — абсолютно светское. Так что, похоже, в этих разговорах есть нечто большее, нежели просто прихоть местного священнослужителя.

76 надгробий были внесены в список для — как бы это лучше сказать — «обезличивания».

Радио Азатлык побеседовала с человеком, который недавно побывал на кладбище «Байрам шехит» на окраине города Берекет. Там он обнаружил, что 76 надгробий были внесены в список для — как бы это лучше сказать — «обезличивания». Мужчина навещал на кладбище «Байрам шехит» могилу своего сына, на надгробном памятнике которой изображен его портрет. Ему сообщили, что, согласно распоряжениям Гулбаева, родственники похороненных в этих могилах обязаны каким-то образом ликвидировать на надгробных плитах портреты своих умерших близких — закрасить или закрыть чем-либо. Сделать что угодно, лишь бы этих изображений больше не было видно.

РАСПОРЯЖЕНИЕ «СВЕРХУ»

Корреспондент Азатлыка позвонил Саяту Гулбаеву, чтобы прояснить этот вопрос. Но как только имам понял, что на другом конце провода корреспондент Радио Азатлык, он тут же прервал разговор.

Саят Гулбаев хорошо известен в Берекете: он читал проповеди о том, что не нужно отмечать поминками третий, седьмой и сороковой день после смерти близких.

Однако другие люди в этом районе беседовали с Радио Азатлык и говорили, что им известно о приказе убрать портреты с надгробий. По их словам, имам Гулбаев хорошо известен в Берекете. В течение нескольких лет он читал проповеди о том, что не нужно отмечать поминками третий, седьмой и сороковой день после смерти близких. По словам некоторых жителей Берекета, местным священнослужителям запрещено появляться на таких поминальных собраниях.

Вся эта история кажется довольно странной. Священнослужители не имеют такого сильного влияния в Туркменистане, и они почти наверняка не вырабатывают подобных предписаний — ни на национальном, ни на местном уровнях — без одобрения правительства.

После того как Радио Азатлык впервые рассказала о том, что планируется сделать на кладбище «Байрам шехит», Гулбаев, похоже, пересмотрел распоряжение об устранении портретов с надгробных плит. Побывавший на кладбище и вышедший на связь с редакцией Радио Азатлык мужчина рассказал, что имам позвонил ему и сообщил, что портрет на надгробной плите его сына может остаться.

Могила туркменского писателя Керима Гурбаннепесова на кладбище в Ашгабате.
Могила туркменского писателя Керима Гурбаннепесова на кладбище в Ашгабате.

После этого Радио Азатлык связалась с главным имамом Балканской области Ахмедом Аманлыевым. Как отметил Аманлыев, ему известно о планах по устранению портретов усопших на кладбище «Байрам шехит», и добавил, что ничего подобного больше уже не планируется. Однако он дал понять, что приказ об устранении портретов исходил не от имама, а «сверху», подразумевая, по-видимому, кого-то в правительстве.

Как и в большинстве других случаев в Туркменистане, очень трудно понять логику таких мер.

Портреты на надгробных плитах определенно не являются туркменской или даже центральноазиатской традицией. Корни этой традиции идут из России, и поэтому гравировку портретов можно рассматривать как пережиток советского прошлого для этого региона. Практика гравировки портретов усопших на надгробных плитах в Центральной Азии еще себя не изжила, но, по-видимому, уже утрачивает популярность и, как правило, вызывает недовольство у исламских священнослужителей в регионе.

Причина, по которой правительство Туркменистана могло бы желать устранения портретов с надгробий, неясна. Никто в правительстве не прокомментировал и не подтвердил действительность подобных мер.

По словам имама Балканской области Аманлыева, таких планов больше нет, но если это действительно приказ «сверху», то рано или поздно изображения усопших на могилах в Туркменистане все-таки канут в Лету.

В подготовке материала участвовал директор Радио Азатлык Фаррух Юсупов. Перевела с английского языка Алиса Вальсамаки.

XS
SM
MD
LG