Ссылки для упрощенного доступа

«Мокрые рынки» Китая. Готов ли Пекин закрыть их навсегда


Убитый крокодил на «мокром рынке» в Гуанчжоу, КНР.

Коронавирус SARS-CoV-2, вызывающий заболевание COVID-19, мог передаться людям от животных еще в октябре прошлого года, и, скорее всего, произошло это на печально знаменитых «мокрых рынках». Об этом написало сейчас ведущее гонконгское издание South China Morning Post, указывая, что анализ генома 7 тысяч образцов нового коронавируса со всего мира свидетельствует, что это могло случиться между 6 октября и 11 декабря 2019 года.

Китай представляет собой крупнейший в мире рынок нелегально пойманных диких животных, согласно докладу о роли Китая в незаконной торговле ресурсами дикой природы. В центральном и южном Китае до сих пор (хотя большая и наиболее цивилизованная часть огромного китайского общества это осуждает) миллионы людей остаются приверженцами кулинарной традиции «евэй» («дикая плоть»), то есть потребления мяса диких животных и птиц. Они верят в то, что подпитываются таким образом энергией природы и продлевают свое долголетие.

Убитые собаки на «мокром рынке» в городе Юйлинь в китайской провинции Гуанси.
Убитые собаки на «мокром рынке» в городе Юйлинь в китайской провинции Гуанси.

После начала нынешней пандемии всемирную известность приобрел один из таких рынков в городе Ухань, официально называющийся «Оптовый рынок животных и морепродуктов «Хуанань». Именно он, как считается, стал очагом вспышки коронавирусной инфекции COVID-19. Его площадь – более 50 тысяч квадратных метров, и торговали на нем более тысячи продавцов, арендовавших здесь палатки, ларьки и навесы.

Рынки называют «мокрыми» из-за того, что полы, цементные или земляные, там постоянно поливают водой из шлангов и они часто остаются влажными, а продавцы работают в резиновых сапогах.
Рынки называют «мокрыми» из-за того, что полы, цементные или земляные, там постоянно поливают водой из шлангов и они часто остаются влажными, а продавцы работают в резиновых сапогах.

Все, кто побывал здесь, рассказывали о страшной антисанитарии, скученности и жестокости – дорожки между палатками были очень узкими, забитыми клетками и аквариумами с живыми животными, часто находившимися в непосредственной близости от уже убитых зверей, птиц, пресмыкающихся и земноводных. Животных грубо умерщвляли, свежевали и потрошили у всех на виду.

Один из «мокрых рынков» в Китае.
Один из «мокрых рынков» в Китае.

С 1 января 2020 года этот рынок, крупнейший в центральном Китае, был закрыт на неопределенное время. До этого здесь продавались, к примеру, живые кошки, барсуки, летучие мыши, бобры, крокодилы, собаки, лисицы, гигантские саламандры, сурки, выдры, павлины, дикобразы, крысы и змеи, в том числе ядовитые.

Вход на территорию рынка «Хуанань». 11 января 2020 года. Фотография сделана до закрытия рынка.
Вход на территорию рынка «Хуанань». 11 января 2020 года. Фотография сделана до закрытия рынка.

Но «Хуанань» – не единственное подобное место в почти 12-миллионном Ухане. Не менее известен здесь и другой «мокрый рынок», «Байшачжоу», – и сейчас после трехмесячного перерыва он вновь открыт. Как и еще десятки таких же рынков в других китайских городах – поскольку местные власти, несмотря не только на международное давление, но и на весьма грозные директивы из Пекина, полагают, что запретить их работу невозможно. Это якобы оскорбит вековые традиции и вызовет массовое недовольство десятков миллионов китайцев, особенно малообеспеченных – им негде будет купить «недорогое и полезное мясо».

Исследование, проведенное в 2018 году канадскими социологами, выявило, что, например, до 90 процентов семей в китайском городе Нанкин покупают продукты питания именно на «мокрых рынках». 75 процентов опрошенных посещали их по крайней мере пять раз в неделю.

Продавец на «мокром рынке» в китайском городе Нанкин спит на клетке с птицами. Рядом – утки на продажу.
Продавец на «мокром рынке» в китайском городе Нанкин спит на клетке с птицами. Рядом – утки на продажу.

Сегодня западные страны во главе с США давят на китайского лидера Си Цзиньпина с призывами закрыть все «мокрые рынки» раз и навсегда как источники постоянного распространения болезней – и это вызывает понятное резкое отторжение. Очевидно, что из-за общего кризиса в американо-китайских отношениях и резкости и неточности формулировок стороны просто не понимают друг друга. Пекин полагает, что от него требуют ликвидировать вообще все фермерские рынки – однако Вашингтон и другие западные столицы конкретно настаивают на прекращении убийства там живых животных, в первую очередь диких, редких и экзотических видов, и торговли их мясом.

В частности, государственный секретарь США Майкл Помпео 22 апреля заявил, что Китаю и другим азиатским странам следует закрыть «мокрые рынки»​, так как они «угрожают общественной безопасности». По словам Помпео, закрытие таких рынков «минимизирует риски для здоровья людей в Китае и за его пределами и будет препятствовать потреблению незаконно пойманных диких животных и продукции из дикой природы».

Ранние научные исследования происхождения нового коронавируса связали его с оптовым рынком «Хуанань» в Ухане, подчеркнул госсекретарь США, добавив, что и распространение атипичной пневмонии и вируса «птичьего гриппа»​ H5N1 также было связано с рынками живых животных. «Мы призываем все правительства присоединиться к нашим усилиям в борьбе с бедствием, каковым является незаконная торговля дикими животными», – сказал Помпео.

Дикая циветта в клетке на рынке «Байшачжоу» в городе Ухань. Вспышка эпидемии коронавируса, известного как SARS, в 2003 году привела к гибели сотен людей в нескольких странах. Эпидемия тогда началась после того, как человек употребил в пищу мясо циветты, заразившейся вирусом от летучей мыши. Китайские власти распорядились тогда уничтожить около 10 тысяч циветт.
Дикая циветта в клетке на рынке «Байшачжоу» в городе Ухань. Вспышка эпидемии коронавируса, известного как SARS, в 2003 году привела к гибели сотен людей в нескольких странах. Эпидемия тогда началась после того, как человек употребил в пищу мясо циветты, заразившейся вирусом от летучей мыши. Китайские власти распорядились тогда уничтожить около 10 тысяч циветт.

Однако в конце апреля официальный представитель китайского МИДа Гэн Шуан заявил, что в его стране вообще нет так называемых «мокрых рынков»​, где торгуют дикими животными: «Я хотел бы пояснить, что вместо этого в Китае чаще всего можно увидеть фермерские рынки и рынки морепродуктов, где продаются свежее мясо, рыба, овощи, морепродукты и другие сельскохозяйственные продукты. А таких рынков, где торгуют хотя бы живой домашней птицей, крайне мало», – сказал китайский дипломат журналистам. По его словам, такие рынки есть как в Китае, так и во многих странах Юго-Восточной Азии, а также в других развивающихся странах, и они тесно связаны с повседневной жизнью местных людей.

Гэн Шуан добавил, что в международном законодательстве нет никаких запретов на открытие или функционирование таких рынков и что в свою очередь власти Китая по собственной инициативе ранее приняли решение о запрете нелегальной охоты и торговли дикими животными, а также ввели запрет на потребление в пищу их мяса.

Китайский полицейский реагирует на фотографа, снимающего закрытый рынок «Хуанань» в Ухане. 30 марта 2020 года.
Китайский полицейский реагирует на фотографа, снимающего закрытый рынок «Хуанань» в Ухане. 30 марта 2020 года.

Хотя на большинстве бесчисленных китайских «мокрых рынков» не продают живых диких животных, сами термины «мокрый рынок» и «рынок дикой природы» в этой стране часто совпадают, напоминает Арон Уайт, специалист по Китаю из расположенного в Лондоне «Агентства экологических расследований». «Рынки дикой природы», которых также очень много во всем мире, специально продают диких животных на мясо или в качестве домашних животных. Сами такие рынки могут быть легальными, хотя почти всегда в продаже там можно встретить, наряду с разрешенными, и исчезающие, краснокнижные виды, охота на которых запрещена, как и торговля ими. Неизвестно, сколько «рынков дикой природы» всего существует в Китае и в других государствах. К тому же, по словам Уайта, большая часть торговли дикими животными в настоящее время переместилась в интернет, что еще более затрудняет отслеживание происходящего.

По данным опроса, проведенного в марте этого года Всемирным фондом дикой природы, в отличие от КНР, в других государствах Восточной и Юго-Восточной Азии идея полного закрытия всех нерегулируемых рынков диких животных обретает все большую поддержку. В ходе опроса около 5 тысяч человек в Гонконге, Японии, Мьянме, Таиланде и Вьетнаме 93 процента участников заявили, что поддержали бы такое решение.

Летучие мыши на «мокром рынке» в одном из городов индонезийского острова Сулавеси.
Летучие мыши на «мокром рынке» в одном из городов индонезийского острова Сулавеси.

Мясо диких животных, обычно называемое «bushmeat», до сих пор продается на местных рынках не только в Восточной и Юго-Восточной Азии, но и, например, по всей Индии, а также в Латинской Америке и Африке. Строго говоря, изначально этот термин относился к останкам животных, пойманных в лесах и саваннах Африки, но сегодня он широко используется в разговорной речи для обозначения любого мяса диких животных.

В начале апреля этого года Министерство сельского хозяйства Китая, по крайней мере, навсегда исключило из списка животных, чье мясо можно есть, собак. В опубликованном ведомством списке животных, отнесенных к категории домашнего скота в КНР, говорится, что собаки больше не должны рассматриваться как простой домашний скот. «Наряду с развитием человеческой цивилизации и заботой общественности о защите животных собаки превратились в животных-компаньонов», – цитирует документ сайт агентства Quartz.

В последний список домашних животных в КНР включены 13 видов «традиционного скота», таких как свиньи, коровы, куры и индюки, и 18 видов «специального скота». Например, различные виды оленей, которые могут быть выращены с целью употребления в пищу. По оценкам Гонконгской группы защиты животных Animals Asia, ранее ежегодно в Китае убивали и съедали около 10 миллионов собак и четырех миллионов кошек.

Забитые собаки на «мокром рынке» в китайском городе Юйлинь.
Забитые собаки на «мокром рынке» в китайском городе Юйлинь.

Формально власти Китая еще в конце февраля 2020 года действительно объявили о введении постоянного запрета на торговлю и употребление в пищу мяса диких животных. Однако в принятых законодательных актах, как предупреждают зоозащитные организации, например американское Общество охраны дикой природы (Wildlife Conservation Society, WCS), осталось множество хитроумных лазеек, позволяющих продолжать этот бизнес. Например – в «медицинских целях», для торговли пушниной или «для научных исследований».

При этом одних только диких панголинов, о существовании которых весь мир массово узнал лишь после начала пандемии COVID-19, каждый год в КНР, напоминает Дэниел Челленджер, один из руководителей WCS, убивают не меньше 10 тысяч. Их мясо, внутренние органы, когти, зубы и другие части тела якобы очень важны для «традиционной китайской медицины».

Панголин в клетке на «мокром рынке» «Хуанань» в городе Ухань.
Панголин в клетке на «мокром рынке» «Хуанань» в городе Ухань.

В вышедшей в начале этого года в России (когда коронавирус SARS-CoV-2 только начинал захватывать мир) книге журналистки Сони Шах, пишущей о науке в контексте соблюдения прав человека и животных, под названием «Пандемия. Всемирная история смертельных вирусов», рассказывается об ужасах китайских рынков – а также о том, насколько они глобально опасны в инфекционном плане:

«На рынке в Гуанчжоу, столице южнокитайской провинции Гуандун, родился вирус, чуть не ставший причиной пандемии в 2002 году. Обычные носители этого вируса – подковоносые летучие мыши. От подковоносов вирус перекинулся на других диких животных, продававшихся на соседних прилавках, – енотовидных собак, китайских барсуков, змей и пальмовых циветт. По мере распространения вирус мутировал. И в ноябре 2002 года одна из мутантных форм вируса подковоносов начала поражать людей»

В отличие от нынешней ситуации, в 2002 году власти КНР до последнего скрывали от всего мира начало опасной эпидемии. И за два месяца болезнь попала в Гонконг и Вьетнам, а скоро и в другие страны, и на другие континенты. Это был SARS, «тяжелый острый респираторный синдром», или же «атипичная пневмония». Ею тогда заразились «всего» 8 тысяч человек, из которых умерли, по официальным данным, 774.

Соня Шах продолжает: «Город Гуанчжоу, рынок под загазованной авторазвязкой. Продавцы сидят в оборудованных боксах, тут и работают, и живут в ожидании покупателей. В белом пластмассовом ведре копошилась в мутной воде 14-килограммовая черепаха. По соседству в клетках держали диких уток, хорьков, змей и диких кошек. Перед нами ряд за рядом представали клетки с животными, которые почти никогда (или вовсе никогда) не сталкиваются между собой в естественной среде. А здесь – дышали, мочились, испражнялись и питались бок о бок. Эта картина примечательна сразу по нескольким причинам, объясняющим, почему атипичная пневмония началась именно здесь.

Живые собаки, которых скоро могут зажарить заживо, в китайском городе Юйлинь
Живые собаки, которых скоро могут зажарить заживо, в китайском городе Юйлинь

Одна из причин – необычное, не знающее аналогов в естественной среде скопление диких животных. В природе жители пещер, подковоносы (летучие мыши), не будут соседствовать с пальмовыми циветтами, живущими на деревьях, а с людьми обычно близко не сталкиваются ни те, ни другие. Однако на этом рынке все три вида (подковоносы, циветты и люди) вдруг оказались рядом. Переход вируса с летучих мышей на циветт сыграл ключевую роль в развитии атипичной пневмонии. Почему-то циветты оказались особенно восприимчивы к этому вирусу, и его численность начала умножаться, словно многократно усиленный эхом звук в тоннеле. Это дало широкую базу для мутаций и интенсивного естественного отбора, в результате которых патоген, заражающий подковоносов, трансформировался в возбудителя болезни у человека».

Источник: Радио Свобода

XS
SM
MD
LG