Ссылки для упрощенного доступа

Рекордное падение маната: средняя зарплата — 24 доллара, килограмм мяса — около двух долларов


Люди выстраиваются в очередь у государственного продуктового магазина, чтобы купить растительное масло в туркменском городе Мары.

3 апреля обменный курс национальной валюты Туркменистана, маната, упал на черном рынке до 40 за доллар. Это ниже более чем в 11 раз удерживаемого на протяжении ряда лет официального курса в 3,5 маната за доллар. Нынешнее падение маната — рекордный минимум для многострадальной валюты этой центральноазиатской страны.

Низкий обменный курс маната на черном рынке, о котором сообщает Туркменская редакция Азаттыка, соответствует тяжелой экономической ситуации в стране.

Ситуация резко ухудшилась по сравнению с январем 2015 года, когда правительство девальвировало манат с 2,85 до 3,5 за доллар, а в нынешнем году положение дел стало еще хуже.

По состоянию на 26 марта курс обмена был от 33 до 33,5 маната, то есть примерно за одну неделю он потерял более 20 процентов своей стоимости на черном рынке. В Туркменистане курс обмена на черном рынке считается более точным отражением реальной стоимости маната.

Обмен денег на черном рынке в Туркменистане является незаконным, и в последние несколько лет правительственные ограничения усложнили приобретение твердой валюты.

НЕСМОТРЯ НА ПРИРОДНЫЕ БОГАТСТВА

Туркменистан богат природным газом и занимает четвертое место в мире по его запасам. Население страны относительно невелико, — согласно оценкам, оно составляет шесть миллионов человек.

Однако туркменские власти возложили слишком большие надежды на продажу природного газа как на верный источник доходов для страны и слишком поздно обнаружили, что для светлого финансового будущего просто обладать им недостаточно: его всё еще необходимо эффективно разрабатывать и продавать.

Правительство заявляет, что среднемесячная заработная плата в стране составляет от 1200 до 1400 манатов (350–400 долларов по официальному курсу), что делает ее одной из самых высоких во всей Центральной Азии, при этом она уступает зарплате только в Казахстане. Однако такая сумма получается при пересчете по искусственному официальному обменному курсу, который не менялся более шести лет. На деле туркмены являются одними из самых бедных в регионе.

РЕЗКИЙ ВЗЛЕТ ЦЕН НА ПРОДУКТЫ ПИТАНИЯ

Правительство предлагает многие товары первой необходимости по сниженным ценам в государственных магазинах, что должно облегчить людям покупку достаточного количества продуктов питания.

Однако 25 февраля стоимость сахара в государственных магазинах неожиданно выросла с семи до девяти манатов за килограмм. Цены на растительное масло повысились с 13 до 19 манатов, а на куриные окорочка — с 10 до 16 манатов за килограмм.

Такие низкие субсидированные цены действовали в течение нескольких лет, начиная с того времени, когда курс на черном рынке составлял около четырех манатов за доллар. Резкое повышение стоимости товаров стало шоком для многих, наблюдающих в последние годы за иными необъяснимыми скачками цен.

Люди в очереди возле продуктового магазина в Лебапском районе.
Люди в очереди возле продуктового магазина в Лебапском районе.

Продукты питания можно приобрести и в частных магазинах, где, например, сахар продается по цене около 23 манатов за килограмм. Однако для многих туркмен такие цены просто не по карману. Высокая инфляция в последние недели коснулась практически всех основных продуктов питания в стране.

Как сообщило 23 марта издание Turkmen.news, в частных магазинах Марыйского велаята цена за килограмм говядины составляла 75 манатов, а в Туркменабаде — столице Лебапского велаята — цена равнялась 70 манатам. В западной части Балканского велаята говядина стоила 65 манатов, а в северной части Дашогузского велаята цена за килограмм составляла от 55 до 60 манатов.

1 февраля веб-сайт Turkmen.news сообщил, что на двух базарах в столице Ашгабате из продажи исчез картофель, который обычно продается по установленной государством цене от 15 до 17 манатов за килограмм.

Такие перебои уже не являются чем-то необычным для Туркменистана, поскольку люди привыкли обходиться без определенных продуктов в течение какого-то времени.

Однако сайт Turkmen.news добавил, что продавцы держат картофель под прилавком и готовы продавать его в неограниченном количестве по цене 25 манатов за килограмм.

С 12 января государственные магазины Марыйского велаята требуют от покупателей предъявлять документы, подтверждающие количество человек в их семьях, прежде чем отпустить им хлеб. Чтобы получить такие документы, граждане вынуждены обращаться в местные администрации, где чиновники, до выдачи необходимых для покупки хлеба в государственных магазинах документов, требуют оплаты всех счетов за коммунальные услуги.

Сообщается, что в конце января в Лебапском велаяте в государственных магазинах ввели ограничение — по две буханки хлеба на семью за одно посещение.

В начале апреля Туркменская редакция Азаттыка сообщала, что в государственных магазинах Ашгабата не было муки и часто отсутствовал хлеб, а в некоторых государственных магазинах Марыйского велаята хлеба не было в продаже на протяжении трех недель.

Жители восточного города Туркменабата ждут у магазина поступления муки в государственный магазин.
Жители восточного города Туркменабата ждут у магазина поступления муки в государственный магазин.

ОГРОМНЫЕ ОЧЕРЕДИ У ГОСМАГАЗИНОВ

В последние годы очереди выстраиваются перед многими государственными магазинами еще за несколько часов до их открытия, особенно если там продается хлеб. Жители, которым не по карману продукты питания в частных магазинах, пытаются купить субсидированные товары до того, как они закончатся.

До того как появились очереди за продуктами, подобную картину можно было наблюдать у банкоматов — единственного места, где люди могут получить наличные со своих банковских карт.

К сожалению, как и в случае с товарами в государственных магазинах, количество денежных купюр ограниченно, и они обычно быстро заканчиваются, даже с учетом жестких ограничений на снимаемую сумму.

Власти Туркменистана много лет назад пытались превратить Туркменистан в безналичное общество, но во многих магазинах и почти на всех базарах до сих пор нет необходимых аппаратов для проведения транзакций с использованием банковских карт.

Люди ждут, когда в Бахардене заработает банкомат. Август 2020 года.
Люди ждут, когда в Бахардене заработает банкомат. Август 2020 года.

До 2015 года в Туркменистане не было ни дефицита, ни каких-либо очередей за дефицитными товарами, и их появление по всей стране обеспокоило туркменские власти. Полиция систематически разгоняет толпы людей в очередях и, как правило, отговаривает граждан в них стоять.

Официальные лица никогда не приводят данных о безработице, но некоторые аналитики считают, что до того, как шесть лет назад начались экономические проблемы, она составляла не менее 50 процентов рабочей силы, а после сокращения рабочих мест в последние годы из-за слабой экономики считается, что уровень безработицы стал гораздо выше.

РЫТЬСЯ В МУСОРКАХ РАДИ ВЫЖИВАНИЯ

Некоторые люди находятся в столь бедственном положении, что ходят по помойкам в надежде найти какие-то объедки или нечто такое, что можно сдать на переработку и получить за это небольшие деньги, например бумагу или пластиковые баклажки.

Еще два-три года назад нечто подобное было немыслимым делом.

В январе Туркменская редакция Азаттыка сообщила, что в городе Мары всё чаще можно увидеть женщин и детей, которые роются в мусоре или, в некоторых случаях, останавливают выносящих мусор людей и просят отдать его им, чтобы отобрать оттуда нужное.

Женщина роется в мусорных баках в Ашгабате.
Женщина роется в мусорных баках в Ашгабате.

К марту полиция в Мары, похоже, смирилась с тем, что она не может сдержать эту волну, и, по сообщениям Туркменской редакции Азаттыка, отчитывала копающихся в мусоре людей, фотографировала их и собирала их личные данные. Некоторые даже советовали ходящим по помойкам людям купить жилеты, как у сотрудников коммунальных служб, чтобы не так бросаться в глаза.

Туркменская редакция Азаттыка также сообщила об увеличении числа детей, стоящих вдоль обочин с ведрами и тряпками, готовых помыть останавливающиеся машины в надежде получить взамен хоть какую-то мелочь.

Как рассказал корреспондент Туркменской редакции Азаттыка, некоторые дети дошкольного возраста говорят, что никогда не ходили в детский сад, а их братья и сестры постарше объясняют, что у семей просто нет денег. Многие не ходят даже в школу.

Одна 12-летняя девочка сказала, что она и другие «каждый день вместо школы ходили к Зеленому базару, просить милостыню». «На прошлой неделе полиция нас выгнала и накричала на маму», — добавила она.

— Ей сказали, что, если еще раз нас увидят, посадят нас в тюрьму для несовершеннолетних. Мы спрятались за маму, а она сказала, что пусть нас всех посадят и ее тоже, потому что в тюрьме хотя бы кормят, — рассказала она.

СТРАНА, ГДЕ «НЕТ КОРОНАВИРУСА»

Глобальное распространение коронавируса только ухудшило экономическую ситуацию в Туркменистане, усугубляемую смехотворными заявлениями туркменского правительства о том, что вирусом не был инфицирован ни один человек в стране.

При этом недавно в стране началась национальная программа вакцинации, всё же официальные лица приняли мало реальных мер для защиты населения от COVID-19. Медицинские работники безмолвно и без какого-либо признания продолжали выполнять свои обязанности, которые включали госпитализацию увеличивающего количества пациентов.

Некоторые медицинские работники надеялись, что они получат некоторую компенсацию за свой тяжелый труд и более длительные рабочие часы, а также за то, что они молчат по поводу пациентов, у которых наблюдаются симптомы коронавируса. Вместо этого, как сообщается, в начале 2021 года их зарплаты были сокращены почти на 20 процентов.

Авторитарный президент Гурбангулы Бердымухамедов и его правительство продолжают делать то, что они делали с тех пор, как экономические проблемы начали заметно ощущаться в 2015 году: они заявляют, что экономика страны движется вперед, и акцентируют внимание на чем-то другом, часто весьма малосодержательном.

Например, Бердымухамедов в последние недели наблюдал за подготовкой к предстоящим конкурсам красоты лошадей и туркменского алабая.

Оба соревнования запланированы на конец апреля, когда госслужащие будут вынуждены трудиться на добровольных началах вне своего рабочего времени и отдавать деньги из своей зарплаты на эти мероприятия.

Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов отмечает Всемирный день здоровья. Ашгабат, 28 марта 2021 года.
Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов отмечает Всемирный день здоровья. Ашгабат, 28 марта 2021 года.

СРЕДНЯЯ ЗАРПЛАТА — 24 ДОЛЛАРА

О том, насколько плохо обстоят дела с экономической ценностью маната на черном рынке, можно судить по стоимости «подарка», который президент делает женщинам каждый год по случаю Международного женского дня 8 марта.

В 2015 году Бердымухамедов подарил всем женщинам страны по 40 манатов — это около 11,50 доллара США по официальному курсу, или чуть больше 10 долларов по курсу черного рынка на тот момент.

В 2016 году те же 40 манатов на черном рынке стоили около восьми долларов. В 2017 году эта сумма составляла около шести долларов, а через год — лишь около трех долларов.

В 2019 году президент решил увеличить стоимость подарка к Международному женскому дню до 60 манатов — примерно 17 долларов США по официальному курсу и всего 3,5 доллара на черном рынке.

В прошлом году стоимость 60 манатов в Международный женский день на черном рынке составляла около трех долларов, а в этом году — уже меньше двух долларов и к концу месяца приблизилась к полутора долларам.

В октябре 2020 года правительство увеличило минимальную ежемесячную заработную плату до 957 манатов, что по обменному курсу черного рынка на 3 апреля этого года составляет около 24 долларов.

Заработок тех, кто получает официальную среднемесячную заработную плату в размере 1400 манатов, составит примерно 35 долларов, что сделает туркменов самым малоимущим населением в Центральной Азии.

При подготовке статьи были использованы материалы Туркменской редакции Азаттыка.

Перевела с английского языка Алиса Вальсамаки.

Смотреть комментарии (1)

XS
SM
MD
LG