Ссылки для упрощенного доступа

«Русским от этого позора не отмыться». Как в российском обществе реагируют на вторжение в Украину


Одиночный пикет в Петербурге против вторжения в Украину

Российская общественность, наблюдая в последние месяцы за стягиванием своих войск к западным рубежам, в основном не верила в возможность реального военного вторжения в Украину. Казалось невероятным, что Россия нападет на страну, столь близкую и дорогую сердцам миллионов простых русских. Теперь, когда удары нанесены, россияне столкнулись с новой реальностью.

Утром 24 февраля россияне, как и весь остальной мир, проснулись от известий о том, что Россия вторглась в Украину, соседнюю страну, с которой тесно связаны миллионы россиян.

Вторжение произошло после нескольких месяцев наращивания военной мощи, за которым российское общество наблюдало в основном молча, опасаясь репрессий со стороны властей, которые за последний год усилили подавление инакомыслия и гражданских инициатив.

«Отношусь отрицательно к любой войне, и с Украиной в том числе, — сказал «Настоящему времени» 24 февраля житель Ростова-на-Дону, города на юге России, на вопрос о том, как он относится к решению Путина. — Я не могу судить, потому что меня там на принятии решения я не был. Но всё надо делать для того, чтобы был мир».

Женщина из этого же города ответила, что «вообще плохо» относится к войне.

«Но раз нас принудили, то я думаю, что президент наш президент все делает правильно», — добавила она, прежде чем повернуться к журналисту и добавить: «Вы это хотели услышать?»

Незадолго до начала вторжения социолог Алексей Левинсон, эксперт независимого исследовательского «Левада-центра», сказал «Настоящему Времени», что в российском общественном мнении преобладает «страх перед войной», который, тем не менее, не достигает уровня «антивоенных настроений».

«Антивоенных настроений в России в каких-то выраженных публичных формах мы не наблюдаем. Нет демонстраций или чего-то подобного. Есть какие-то индивидуальные выступления в социальных сетях. Но они следуют от тех социальных групп, от которых это более всего ожидается: это либерально настроенная интеллигенция в Facebook’е или каких-то местах ее бытования в интернете», — сказал он.

Исследователь добавил, что многие россияне убеждены, что война против Украины будет быстрой и не повлечет больших жертв.

«Они не боятся войны, потому что считают, что она она будет не на территории, — отметил Левинсон. — И пока что еще людям не думается о том, что она будет сопряжена с большими жертвами».

Исследование Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), опубликованное 23 февраля, показывает, что три четверти россиян поддержали решение Путина признать сепаратистские образования в Донбассе, почти четыре пятых считают верным подписание с «ЛНР» и «ДНР» соглашений о сотрудничестве — оба шага были вехами на пути к войне.

Тем не менее 24 февраля в городах России прошли небольшие антивоенные демонстрации.

«Я вышел сегодня, потому что не хочу быть частью страны-агрессора, — сказал «Сибирь.Реалиям» Дмитрий Грунин, член «Омского гражданского объединения» на демонстрации в своем родном городе. — Я хочу жить в нормальной стране, миролюбивой и нацеленной на будущее».

Одиночный пикет против войны в Украине, Омск, 24 февраля 2022 года
Одиночный пикет против войны в Украине, Омск, 24 февраля 2022 года

В Саратове адвокат Денис Руденко стоял в одиночестве на фоне сугробов, держа в руках плакат «Путин — военный преступник».

Московская журналистка и активистка Марина Литвинович призвала к массовым акциям протеста по всей стране «Русские против войны».

«Я знаю, что прямо сейчас многие из вас испытывают чувство отчаяния, бессилия, стыда по поводу нападения Владимира Путина на дружественный нам народ Украины», — сказала она в видеообращении. Но я вас призываю не отчаиваться и призываю вас сегодня в 7 часов вечера выйти на центральные площади ваших городов, чтобы ясно и отчетливо сказать, что мы, народ России, против этой развязанной Путиным войны…. Ничего не бойтесь. Выходите на площади».

Это был один из немногих призывов к массовым протестам, прозвучавших в России, хотя страна шла к такому повороту событий в течение нескольких месяцев. Вскоре после размещения видеозаписи Литвинович написала в Telegram’е, что ее задержали у дома полицейские.

В интервью изданию «Медуза» директор «Левада-центра» Денис Волков сказал, что Кремль умело убедил многих россиян в том, что конфликт, лежащий в основе российской агрессии против Украины, возник не между Россией и Украиной, а между Россией и Соединенными Штатами.

«Виновата во всем Америка, — сказал он, перефразируя нарратив, изложенный официальными лицами и государственными СМИ. — Даже не Украина, а Америка и Запад. Они давят на Украину, которая что-то замышляет против непризнанных республик, а Россия должна вмешаться, потому что это русскоязычное население, люди с российскими паспортами, в общем — наши».

Опрос CNN, опубликованный 23 февраля, показал, что 50 процентов россиян согласны с тем, что использование военной силы в Украине приемлемо, «чтобы предотвратить вступление Киева» в НАТО, и только 25 процентов считают это неправильным.

Российское гражданское общество сильно отличается от того, каким оно было в 2008 году, когда Россия провела быструю войну с Грузией, или в 2014 году, когда Москва аннексировала украинский Крым и разожгла сепаратистскую войну в некоторых частях восточной Украины. В 2014 году десятки тысяч россиян вышли на улицы в марте и сентябре против агрессии Москвы против Украины.

Эти протесты возглавляли харизматичные лидеры оппозиции, такие как Борис Немцов, застреленный возле Кремля в феврале 2015 года, и Алексей Навальный, отправленный за решетку в январе 2021 года по возвращении из Германии, где он лечился от отравления боевым ядом на родине. Сейчас Навальный отбывает тюремный срок по обвинениям, которые его сторонники называют политически мотивированными.

Изменилась ситуация в гражданском секторе: независимые СМИ и общественные организации задавлены или закрыты в соответствии с драконовскими законами России об «иностранных агентах» и «нежелательных организациях». Активистов и журналистов, многие из которых стали фигурантами сомнительных уголовных расследований, запугали или вынудили покинуть страну.

Аналитики отмечают, что российские поисковые системы теперь не включают материалв СМИ, неугодные властям. 24 февраля Роскомнадзор велел российским СМИ, освещающим войну, сообщать «информацию и данные, полученные ими только из официальных российских источников», пригрозив в противном случае наложить штрафы или заброкировать сайты.

«Для российского общества любая антивоенная риторика сейчас — это означает как минимум рискнуть своим местом работы, как максимум это означает рискнуть своей свободой и жизнью», — сказал «Настоящему времени» незадолго до вторжения России в Украину московский журналист Кирилл Мартынов. — И сейчас у нас в российском обществе нет той критической массы людей, которая готова была бы пойти на это».

В социальных сетях многие либеральные россияне делятся своим беспокойством.

«Плакатики клеить поздно, по одиночке стоять в пикете тоже, — считает московская журналистка Варя Горностаева. — Страна должна спасти себя сама, защитить себя от безумца, который нас всех погребет под обломками. И защитить Украину, в которой живут наши друзья, родственники и люди, которых мы никогда не считали и не считаем врагами. Враг у нас один — Путин».

«Нам, русским, россиянам, России от этого позора не отмыться, — написал московский активист Валерий Соловей. — Роковое решение принято при нашем молчаливом непротивлении».

Роберт КОАЛСОН

XS
SM
MD
LG