Ссылки для упрощенного доступа

"Это Нобелевская премия мира – людям, которые противостоят общему злу". Интервью с нобелевскими лауреатами из Украины и РФ


Елена Жемкова и Александра Матвийчук

В столице Норвегии Осло 10 декабря состоится церемония вручения Нобелевской премии мира. В этом году Нобелевский комитет присудил ее двум правозащитным организациям – украинскому Центру гражданских свобод и ликвидированному по решению суда российскому "Мемориалу". А также белорусскому правозащитнику, основателю центра "Вясна" Алесю Беляцкому.

Это решение комитета вызвало неоднозначную реакцию прежде всего в украинском обществе. Ведь награду разделили между представителями России, которая ведет против Украины полномасштабную войну, Беларуси, которая 24 февраля стала одним из плацдармов для агрессии, и собственно Украины. Центр гражданских свобод даже призывали отказаться от премии.

Европейский корреспондент Настоящего Времени Зоряна Степаненко встретилась в Осло с главой Центра гражданских свобод Александрой Матвийчук и исполнительным директором Международного общества "Мемориал" Еленой Жемковой.

Интервью с третьим лауреатом, председателем белорусского правозащитного центра "Вясна" Алесем Беляцким сейчас невозможно – он находится в белорусской тюрьме.

В моей стране заблокировали

Настоящее Время

Зоряна Степаненко узнала у руководителя Центра гражданских свобод Александры Матвийчук, как в организации относятся к такому решению Нобелевского комитета, а еще о том, сотрудничают ли украинские и российские правозащитники во время полномасштабной войны.

– Это может выглядеть как этот старый советский нарратив о братских народах, когда мы знаем, что в Советском Союзе не было никаких братских народов. Был один народ, доминировавший, его культура доминировала, его речь была повсюду, и все это была фикция. Конечно, это вызывает раздражение. Но это Нобелевская премия не странам. Это Нобелевская премия мира – людям. Людям, которые совместно противостоят общему злу, которое снова хочет утвердиться на нашей части мира.

– Сотрудничаете ли с российским "Мемориалом" и белорусской "Вясной" и на каком уровне?

– Мы тесно сотрудничаем с российскими правозащитниками. Все эти восемь лет они называли войну войной, они помогали нам защищать права украинских политических заключенных и делать так, чтобы они дожили до момента освобождения, и именно поэтому "Мемориал" закрыт, а Алесь Беляцкий в тюрьме.

– Сейчас на каком уровне идет сотрудничество?

– Российские правозащитники очень потеряли в возможностях делать какие-то стратегические изменения. Этого и нельзя требовать, когда режим становится уже не авторитарным, а неототалитарным, но, опять-таки, сотрудничество идет. Даже найти, где содержится незаконно вывезенный человек – будь то военный или гражданский, попытаться отправить к нему независимого адвоката или передать какие-то там вещи – то, что помогают делать нам российские правозащитники, – это очень важно. Потому что это борьба за человека в условиях, когда право не работает.

Своим решением Нобелевский комитет отделил людей от государств, в которых они живут. Так считает исполнительный директор другого лауреата Нобелевской премии мира – российского "Мемориала" Елена Жемкова. В интервью Зоряне Степаненко она объяснила, как понимает решение Нобелевского комитета разделить награду между правозащитниками России, Украины и Беларуси.

– Мы ведь действительно как "Мемориал" много раз были номинированы, а получили премию сейчас, и получили не сами, а получили вместе с нашими украинскими и белорусскими коллегами. И это, мне кажется, очень важный знак. Когда мир рушится, когда происходят ужасные преступления, ты обычный человек и практически ничего не можешь почти сделать. Вопрос: а что ты можешь сделать? Вот я думаю, что каждый, во-первых, должен продолжать делать свое дело, если это честное дело. Каждый должен быть довольно твердым в своей честной позиции. И – это очень важно – нужно пытаться сохранять связи и держаться за руки. Вот мне кажется, что Нобелевский комитет, во-первых, отделил людей от страны. Понимаете?

А это и есть принцип "Мемориала". Мы ведь всегда говорили и говорим: единица измерения истории – это человек. Человек в центре мира, не государство – человек главный. Государство – для человека. И человек должен просто контролировать и следить, чтобы государство не совершало преступлений. И вот в этой даже ужасной ситуации, в эти сегодняшние кошмарные времена Нобелевский комитет говорит: вы, люди гражданского общества, держитесь за руки и вместе стойте против зла. Вот я так это понимаю. И мне кажется, что это очень важно, и это дает нам какую-то надежду работать дальше.

– Поможет ли общая награда на троих достичь взаимопонимания украинскому, российскому и белорусскому обществам? И какой отрезок пути, прежде чем достичь этой цели, еще предстоит пройти? Что вы можете на своем уровне сделать для того, чтобы это стало возможным?

– Я уверена, что поможет. Это первое. Второе: я уверена, что это будет очень долгий, мучительный путь. Вот те, кто думают, что это получится быстро, они ошибаются. Во-первых, потому что у людей сейчас так болит, что они даже не могут говорить. Ужас в том, что, как бы я ни считала, что я стараюсь сделать что могу, и люди "Мемориала" делают что могут, но просто самим фактом того, что мы – граждане России, не спрашивая нас, к нам к руке – не только к моей руке, но к руке моих детей, внуков из следующих поколений – приковали такой чемодан с кошмарами, который не отстегнешь от своей руки. Он теперь у нас висит на нашей руке. И вот разбираться с этим чемоданом, с ужасом, кошмарами, которые не нами, может быть, сделаны, а придется разбираться нам.

Зоряна Степаненко, Настоящее Время

XS
SM
MD
LG