Ссылки для упрощенного доступа

Россия поставляла ЕС до 200 млрд кубометров газа в год, теперь – 25 млрд. Хватит ли Европе энергии этой зимой?


Танкер со сжиженным газом

Вопрос, который стоит перед Европой этой зимой, касается уже не только цен на энергию и того, сколько придется заплатить жителям за отопление, – это вопрос, хватит ли вообще газа до наступления тепла и не придется ли властям вводить для людей ограничения на его потребление.

Когда-то, до вызванного пандемией глобального экономического спада, Россия поставляла Европе до 200 миллиардов кубометров газа (bcm) в год, то есть в среднем приблизительно 3,5 миллиарда кубометров в неделю. В 2021 году, по оценке IEA, международного агентства по энергетике, Россия обеспечивала почти 40 процентов потребления газа в Европе. Сейчас, согласно данным аналитической компании "Брейгель", поставки России упали примерно до 500 миллионов кубометров в неделю, в пересчете на год это приблизительно 25 миллиардов – вместо прежних 150–200. Это история того, как Европа ищет замену российскому газу.

  • Разные организации используют различные единицы измерения газа, некоторые основаны на объеме, некоторые – на количестве тепла, которое из этого объема можно извлечь. В рамках этой статьи мы будем исходить из приблизительного равенства 1 миллиарда кубометров газа (bcm) и 10 тераватт-часов (TWh).

Россия давно манипулировала поставками газа ради достижения политических целей (хотя сама она всегда отрицала это). В прошлом году ограничением экспорта Россия, как полагают, пыталась вынудить ЕС дать согласие на запуск газопровода "Северный поток – 2", а с началом войны газ стал в представлении Москвы одним из ключевых средств давления на Европу, чтобы заставить ее отказаться от поддержки Украины.

Утечка газа из взорванного подводного трубопровода "Северный поток – 1"
Утечка газа из взорванного подводного трубопровода "Северный поток – 1"

Спрос на энергоресурсы уже был очень высок – мир выходил из пандемии и восстанавливал производство, поэтому ограничение Россией поставок энергоносителей на Запад, а затем и нападение на Украину вызвали резкий рост цен на газ и нефть и, соответственно, рост доходов российского бюджета (в этом смысле война для России стала на какое-то время самофинансирующейся).

Однако Запад продолжал поддерживать Украину, и Россия, по всей видимости, решила пожертвовать доходами от газа, чтобы политически подорвать правительства европейских стран, население которых столкнется с резким ростом коммунальных платежей, а то и вовсе останется зимой без отопления.

Европа изо всех сил готовится к жизни без российского газа – этой зимой, следующей, и, возможно, теперь всегда.

Другой газ

Норвегия теперь, после почти полного исчезновения с рынка России, – главный поставщик газа в Европу. Она наращивает производство, объем которого может вырасти, по оценкам, с 115 до 122 миллиардов кубометров в год (только что был открыт "Балтийский трубопровод" из Норвегии через Данию в Польшу). Вместе с ростом поставок из Азербайджана это может дать Европе дополнительно 10 миллиардов кубометров газа в год.

Главный альтернативный источник газа для Европы – закупки сжиженного газа (LNG). Тут теоретически речь может идти о дополнительных десятках миллиардов кубометров газа в год. Ограничения: ситуация на мировом рынке сжиженного газа очень напряженная, что означает очень высокие цены, а в северной части Европы не хватает мощностей по его регазификации – особенно в Германии, где власти полагались на надежность контрактов с Россией и не хотели инвестировать в LNG-инфраструктуру. Сейчас Германия спешно арендовала плавучие терминалы по приемке сжиженного газа, они должны начать работать этой зимой.

На графиках "Брейгеля" видно, что закупки ЕС и Великобританией газа из Норвегии весь этот год находятся на близких к максимальному уровнях и что поставки сжиженного газа увеличились в полтора-два раза (до уровня 3 миллиардов кубометров в неделю, или свыше 150 миллиардов в год).

Для сравнения: газовый импорт ЕС (в миллиардах кубометров) на первой неделе 2021 года и на 42-й неделе 2022 года:

  • Россия: 3.3 → 0.5
  • Норвегия: 2.7 → 2.7
  • Сжиженный газ: 1.4 → 2.8
  • Алжир: 0.6 → 0.6.

Сейчас вокруг Европы скопились десятки танкеров, ожидающих разгрузки и, возможно, роста цен. Цены на газ последнее время упали – европейские хранилища практически заполнены, в них более 100 миллиардов кубометров (это четвертая-пятая часть всего газа, потребляемого ЕС за год), а октябрь выдался относительно теплым, то есть меньше газа использовали для отопления.

Прямо сейчас газа в Европе так много, что несколько дней назад спотовые цены на доставку через час, что является показателем условий на рынке в реальном времени, ушли в минус – это переизбыток газа в газотранспортной сети. Ситуация изменится с похолоданием, цены снова пойдут вверх, и это даст владельцам сжиженного газа в танкерах у берегов Европы щедрую компенсацию за ожидание. Для Европы же эти танкеры являются фактически дополнительным хранилищем газа.

Хватит ли газа зимой 2022/23

Для наглядности – пример Германии. На графиках видно, как упал летом с прекращением поставок из России импорт газа – с уровней 5 тераватт-часов в день до 3, и экспорта (в первую очередь в Чехию) – с уровней 2 тераватт-часов в день до примерно одного. То есть теперь для внутренних нужд Германия получает порядка двух тераватт-часов в день (грубо, 0,2 миллиарда кубометров газа в день), а собственное производство газа в стране незначительно.

А так выглядит потребление газа в Германии:

В теплое время года, которое сейчас заканчивается, в стране в среднем расходуется меньше двух тераватт-часов в день. А когда наступают холода и в домах включают отопление, расход возрастает до уровня 4 тераватт-часов в день. Сейчас поступление газа в Германию, учитывая, что хранилища практически заполнены, приблизительно покрывает ежедневные нужды. Однако с наступлением холодов потребление газа возрастет в два-три раза и тогда разницу с обычным уровнем поставок будут покрывать хранилища – только теперь, в отсутствие российского газа, этот обычный ежедневный уровень заметно ниже.

Сокращение потребления по меньшей мере на 20 процентов

В прошлом году Германия использовала немногим меньше 95 миллиардов кубометров газа, примерно половина, 46 миллиардов, была из России. Объем газовых хранилищ страны – примерно 24 миллиарда кубометров, то есть четверть всего годового потребления.

К примеру, 22 недели холодов, когда потребление превышает базовый уровень снабжения газом в среднем на 1,5 тераватт-часа в день (как на графике выше) – это дополнительно 23 миллиарда кубометров, в точности объем хранилищ Германии. Но что, если холода будут дольше или сильнее? Достаточно ли будет этого количества, зависит от нескольких факторов.

Как заявляют власти Германии, чтобы избежать чрезвычайной ситуации с газом, нужны три вещи: сокращение потребления по меньшей мере на 20 процентов, начало работы терминалов по приему сжиженного газа в начале следующего года и отсутствие значительных колебаний в импорте и экспорте газа. Без этого запасов газа может просто не хватить до конца холодов, и тогда придется нормировать подачу газа населению.

Экономия

Промышленность, обильно использующая газ, начала сокращать активность еще летом, экономия была достигнута в первую очередь за ее счет. (На графике выше можно заметить, что с лета в Германии потребление газа стало заметно ниже среднего.) Граждан просят ездить медленнее на автострадах, со скоростью до 110–120 километров в час (это более экономный режим), и снижать температуру в домах. Как утверждает IEA, температура в зданиях в среднем по ЕС сейчас выше 22 градусов Цельсия, а снижение на один градус в масштабе Евросоюза дает экономию почти в 10 миллиардов кубометров газа в год.

Остановить автомобильную промышленность в Германии на два месяца, работников отправить на юг, где теплее

Но проблемы все равно будут, если зима окажется холоднее обычной, говорит Анна Микульска, эксперт по энергетической политике в Институте Бейкера, исследовательской организации при Университете Райса в США. По ее словам, власти Германии в своих расчетах исходят из среднестатистической погоды: "И если они предполагают нехватку газа уже при обычной погоде, что будет при холодной зиме".

Микульска констатирует, что Европа уже испытывает нехватку энергии, раз индустрия вынуждена снижать использование газа, чтобы зимой у людей в домах было отопление.

Микульска перечисляет возможные средства экономии: "Прежде всего, максимально убрать газ из производства электроэнергии. Страны возвращаются к использованию угля для электрогенерации. Но и угля не хватает. Например, в Польше у людей сложности с тем, чтобы купить уголь на зиму – он и дорог, и его не хватает, и я слышала о людях, которые едут за углем в Чехию. Люди могут использовать отходы в качестве топлива, вроде старых шин, и это огромная проблема для экологии. И наконец, вы можете использовать дизельное топливо для производства электроэнергии – вместо газа и угля. Это дорогое топливо, но цены на газ и уголь в Европе были такие высокие, что все приемлемо. Все может быть использовано для замещения газа".

  • Эти меры могут повредить борьбе с глобальным потеплением, что совсем недавно было одной главных мировых повесток – и ООН только что выпустило новый угрожающий прогноз, согласно которому к концу столетия средняя температура может повыситься на 2,8 градуса по сравнению с доиндустриальной эпохой. Правда, нехватка ископаемого топлива приводит к росту инвестиций в возобновляемые источники энергии.
Если с погодой повезет и будут сильные ветра, это поможет генерации электроэнергии

При долгих холодах странам, однако, придется еще больше сокращать потребление, и Европа уже согласовала экстренные меры на этот случай, говорит Микульска: "Это может означать нормирование газа для населения, снижение температуры на термостатах в помещениях, остановку некоторых индустрий. Я слышала, например, о предложениях остановить автомобильную промышленность в Германии на два месяца, с оплачиваемыми отпусками для работников, которые могут на это время отправиться на юг Европы, где теплее" (то есть таким образом они не будут расходовать газ на отопление на севере).

И если зима будет холодной не только в Европе, но и в Азии, мы увидим конкуренцию между двумя континентами – и в виде высоких цен, и в виде реальной нехватки газа, продолжает Микульска.

Ветряки на фоне угольной электростанции в Германии
Ветряки на фоне угольной электростанции в Германии

С другой стороны, если с погодой повезет и будут сильные ветра, это поможет генерации электроэнергии, говорит Микульска. "Сейчас у Европы много газа в хранилищах, и есть неплохие шансы, что у большинства европейских стран будет достаточно газа, чтобы по крайней мере сохранить снабжение людей. Некоторые страны будут страдать больше, в зависимости от того, насколько они были зависимы от России и каковы их запасы, и как они связаны трубопроводной сетью с другими странами".

Зима 2023/24

Вероятно, нас ждет экономический спад

Настоящие проблемы могут быть следующей зимой. Если считать, что обе зимы Европа будет проводить полностью без российского газа, и нынешняя зима будет очень холодной, то хранилища опустеют, а в межсезонье, летом, когда их обычно вновь заполняют, в отсутствие импорта из России, заполнить их снова до такого уровня не удастся. (На приведенном выше графике "Брейгеля" видно, что в первой половине этого года Европа активно покупала российский газ, и это помогло привести хранилища к нынешней почти 100-процентной заполненности.)

В ближайшие восемь лет прежний уровень российских поставок именно газом не заместить, говорит Микульска, – может, будет больше возобновляемых источников энергии, больше использования угля. "В реальности, вероятно, российского газа не будет, и пострадает потребление. Вероятно, нас ждет экономический спад. Это приведет к падению спроса на энергию – но вы, конечно, не хотите решать проблемы с поставками энергии с помощью рецессии".

Экономические спады в прошлом приводили к падению спроса на газ на 5–8 миллиардов кубометров газа в год только в Германии.

Лечение от высоких цен – высокие цены

Высокие цены на топливо и без того тормозят мировую экономику, снижая производство и, соответственно спрос на энергоресурсы. Это естественный процесс саморегулирования. "Мои друзья экономисты всегда говорят: "Лечение от высоких цен – высокие цены", они уменьшает спрос, он приходит в соответствие с предложением, и цены естественным образом идут вниз. Есть доводы, что это лучше, чем нормирование предложения, которое может осуществлять правительство – оно не задействует рыночные силы, и создает перекосы", – говорит Микульска.

Однако спады в промышленности ведут к росту безработицы. "Это проблема, которая стоит перед европейскими правительствами. Другая проблема – как защитить население, которое платит сейчас очень много за энергию? Можно подойти к этому так: если цены высоки, используй энергию меньше, чтобы сэкономить. Но правительства стараются защитить население, давая субсидии, вводя максимальные пределы для цен".

  • Интересно, что снижению спроса на энергию способствует продолжающаяся в Китае политика "нулевого ковида", что означает борьбу с эпидемией массовыми локдаунами и, соответственно, остановками предприятий и производств. Эта весьма непопулярная в обществе политика – одна из знаковых для китайского лидера Си Цзиньпина, только что переизбранного на третий срок. В его программе экономика, бывшая главным приоритетом для руководства КНР последнюю четверть века, уступает место вопросам безопасности.

Американский газ

Ободряющая вещь, говорит Микульска, что "к 2025 году американские мощности по экспорту сжиженного газа должны вырасти на 50 процентов. Это очень много. В других странах значительного роста нет, то есть в ближайшие годы США будут превалирующим источником дополнительного поставок сжиженного газа для всего мира".

Проекты существенно расширят экспортные возможности США

Мы уже рассказывали, что США лишь семь лет назад, после сланцевой революции, начали экспортировать сжиженный природный газ, и теперь стали его крупнейшим экспортером в мире. Нехватка газа в Европе, поднявшая цены на него в несколько раз, привлекла компании-экспортеры, и в первую очередь, это были все увеличивавшиеся объемы американского газа. В результате цены упали – до наступления войны и нового кризиса.

Виктория Зарецкая, ведущий эксперт по международным рынкам природного газа и СПГ в Управлении энергетической информации США (EIA), описывает дальнейшие перспективы расширения американского экспорта:

"США строят новые терминалы, которые должны быть готовы к 2025 году, на пике они могут выдавать мощность на уровне 5,7 миллиарда кубических футов в день (Bcf/d, стандартная единица измерения газа в США, в пересчете это 59 миллиардов кубических метров в год. – Прим.), а значит, общая максимальная мощность американского экспорта сжиженного газа достигнет примерно 200 миллиардов кубометров в год". Зарецкая, впрочем, подчеркивает, что предприятия не работают на максимуме все время, а базовая нагрузка к 2025 году будет скорее на уровне 170 миллиардов кубометров в год. "В данный момент регуляторы США полностью одобрили новые проекты общей мощностью в 217 миллиардов кубометров в год (напомним, российский экспорт газа в Европу достигал на максимуме 200 миллиардов кубометров. – Прим.), строительство начнется, когда будут окончательно приняты все решения по инвестициям. Эти проекты существенно расширят экспортные возможности США после 2025 года, но в ближайшие два года экспорт сжиженного газа, вероятно, будет сохраняться на нынешних уровнях".

EIA прогнозирует, что, когда вернутся в строй терминалы Freeport, где летом произошла авария (это может произойти уже в ноябре), и терминалы Calcasieu Pass выйдут на полную мощность, американский экспорт сможет достигать в пиковые периоды этой зимы уровней свыше 135 миллиардов кубометров в год.

Северная и южная части европейской системы газопроводов не полностью интегрированы

Зарецкая соглашается с тем, что сейчас ограничения на европейский импорт сжиженного газа в Европе – от нехватки мощностей инфраструктуры, а не из-за нехватки поставок: "Европейские терминалы регазификации работали на полную мощь с начала года, и даже если бы было доступно больше сжиженного газа, его не смогли бы принять". В ее обзоре для EIA указывается: "Северная и южная части европейской системы газопроводов не полностью интегрированы. На севере континента терминалы более связаны с сетью, и потому могут транспортировать большее количество газа в распределительные центры и хранилища. На юге терминалы предназначены, в основном, для локальных и региональных рынков. В начале года терминалы в Испании, Португалии и Италии работали лишь на 58 процентов мощности, а терминалы во Франции, Бельгии и Нидерландах достигали мощности в 115 процентов. Увеличение импорта сжиженного газа для Европы ограничено возможностями по регазификации в разных регионах. Великобритания, обладающая одними из самых крупных мощностей по регазификации в Европе, около 50 миллиардов кубометров в год, может экспортировать более половины этого объема по трубопроводу в Бельгию. Но, хотя британские мощности в начале года работали не в полную силу, трубопроводы на континент были близки к максимальной пропускной способности".

Трубы Европы

Микульска тоже говорит о том, что поставки сжиженного газа в Европу ограничены инфраструктурой. Вместе с коллегами из Института Бейкера они провели исследование, согласно которому для замещения российского газа потребуется, в частности, расширение европейской инфраструктуры для импорта сжиженного газа и строительство трубопровода из Испании во Францию, потому что на Иберийском полуострове находится чуть не половина европейских мощностей и почти нет связи с газопроводной системой остальной Европы.

  • Несколько дней назад было подписано соглашение о строительстве подводного газопровода из Барселоны в Марсель, который позволит Испании и Португалии направлять излишки импорта во Францию и другие европейские страны.
Большая ловкость

Германия, много лет избегавшая вложений в инфраструктуру по импорту сжиженного газа, сейчас экстренно пытается наверстать время – и делает это впечатляюще. Она смогла зафрахтовать на 10 лет четыре плавучих терминала – "большая ловкость, учитывая, что их в мире всего около 50", замечает аналитическая компания Kpler. Еще один терминал был зафрахтован частной германской компанией.

Три терминала должны начать работу этой зимой (один мощностью 4,5 миллиарда кубометров в год, два других – по 5 каждый, на пике до 7), еще два – до конца следующего года. А к зиме 25/26 годов должны быть построены стационарные терминалы мощностью 8 и свыше 13 миллиардов кубометров в год. Вместе их мощность составит порядка 55 миллиардов кубометров в год, что примерно соответствует росту американского экспорта, который может увеличиться к 2025 году примерно на 60 миллиардов кубометров.

Подготовительное строительство для плавучего терминала в Вильгельмсхафене, Германия
Подготовительное строительство для плавучего терминала в Вильгельмсхафене, Германия

Но в кратковременной, годовой перспективе, увеличившиеся СПГ-мощности не покроют дефицита, образовавшегося с исчезновением российского газа. Даже если пять плавучих терминалов будут работать к концу будущего года, и будут увеличены, как планируется, поставки из Норвегии, в целом это даст Германии дополнительно около 40 миллиардов кубометров в год – на 6 меньше, чем то, что давала раньше Россия.

Действия Путина в отношении газа никогда не были о прибыли

И Микульска, и Зарецкая говорят, что в полной мере заместить российский газ в ближайшие годы невозможно. "Европейский рынок зависел от импорта газа из России, и это невозможно изменить за одну ночь. Дополнительный импорт в Европу пока недостаточен, чтобы компенсировать падение импорта из России, хотя хранилища Европы и заполнялись быстрыми темпами", – замечает Зарецкая.

Политика

"Сейчас Россия отправляет в Европу, думаю, что-нибудь порядка десятой части прежнего количества газа. Сомневаюсь, что они перережут газ в "Турецком потоке". Но действия Путина в отношении газа никогда не были о прибыли. Прибыль не мешает, конечно, но это не цель", – говорит Микульска.

Газ не так важен для российской экономики, как нефть, замечает она (газовые поступления давали 7 процентов бюджета страны): "Россия в этом году получила огромное количество денег, продавая при этом гораздо меньше газа, поскольку его нехватка на рынках привела к резкому росту цен. В июне 2022 года Россия получила столько же денег, что и в июне 2021 года, продав при этом в четыре раза меньше газа, потому что взвинтила цены, сократив поставки".

Но нынешнее падение поставок Европе уже не компенсируется ростом цен и приводит к сокращению доходов от газа, который России к тому же некуда перенаправить (и часть газа просто сжигают). Но поскольку именно газ столь трудно заменим для Европы, то, вероятно, было решено им пожертвовать в попытке достичь политических выгод.

Встреча Владимира Путина с Эмманюэлем Макроном
Встреча Владимира Путина с Эмманюэлем Макроном
Смена правительства означает, что демократия работает

"Частью стратегии Путина было подвергнуть давлению западные правительства, привести к их смещению, создать между ними трения, снизить поддержку Украины. Это не очень получилось. То есть мы видели проблемы у правящих партий и политиков из-за роста цен на энергию. Насколько я понимаю, в представлении Путина и его пропаганды он выигрывает, демонстрируя: смотрите, европейские правительства проигрывают и уходят в отставку. Но нужно помнить, демократия – не победа на выборах. Работающая демократия – это мирная передача власти. Смена правительства означает, что демократия работает, это вовсе не ее поражение, способность к мирной передаче власти даже в тяжелых экономических условиях. Мы должны держать это в уме: Путин не выигрывает, если партия Макрона проигрывает выборы во Франции. Люди во Франции имеют право сменить правительство – и это очень отличается от того, что есть в России".

"В долгосрочной перспективе то, что делает Россия, не имеет смысла. Война не имеет смысла. И российской экономике никогда не будет лучше с войной, чем без нее. Действия в отношении газа продиктованы не соображениями прибыли, а соображениями геополитики", – говорит Микульска.

Российский поворот к Китаю

Россия пытается переориентироваться с Европы на Азию. Микульска: "В долгосрочной перспективе Россия рассчитывала перенаправить потоки газа, в частности, в Китай, активнее продавать сжиженный газ. Но трубопровод "Сила Сибири" по-прежнему работает в низком режиме, 10 миллиардов кубометров в год при пропускной способности в 38. И это не так много, учитывая, что "Северный поток – 1" пропускал 55 миллиардов кубометров в год. И газ в "Силе Сибири" берется из совершенно другого источника (из Чаяндинского месторождения в Якутии. – Прим.), так что газ, который поставлялся Европе (из Уренгойского месторождения в Западной Сибири. – Прим.), некуда деть. Сейчас единственное, что мы будем видеть [в европейском направлении], – газ, идущий из России в Турцию.

Китай хочет быть в более сильной позиции. Я не уверена, что Путину это понравится

Россия давно хотела построить еще один трубопровод в Китай, "Сила Сибири – 2" (от месторождений Западной Сибири. – Прим.), но Китай не хотел, чтобы избежать конкуренции с Европой. Мощность "Силы Сибири – 2" планируется до 50 миллиардов кубометров в год. Но это 50 вместо примерно 200, которые шли в Европу. То есть Россия может надеяться в будущем посылать больше газа Китаю – в долгосрочной перспективе. В краткосрочной и среднесрочной – нет, чтобы построить этот газопровод, потребуются годы. В среднесрочной перспективе продавать газ России будет особенно некуда, особенно если цены на него пойдут вниз. И это будет проблемой и для бюджета России, и для планеты, поскольку большая часть этого газа будет сожжена и уйдет в атмосферу. Мы уже увидели увеличение выброса метана.

Сжигание газа Россией. Газовый факел в бухте Портовая на побережье Финского залива в Ленинградской области, 26 августа 2022 года
Сжигание газа Россией. Газовый факел в бухте Портовая на побережье Финского залива в Ленинградской области, 26 августа 2022 года

Россия увеличит поставки в Китай, в Азию. Вопрос, насколько Россия станет зависимой от Китая. Станет ли она государством-вассалом? Больше газ будет некуда девать. Китай может покупать газ у России, но не станет зависимым от нее, у него гораздо больше источников газа: сжиженный газ, собственное производство, туркменский газ, другие источники. Китай не как Европа. И Китай сделает так, чтобы быть в сильной позиции по отношению к России. Поэтому они не хотели трубопровод с того же месторождения, что снабжало Европу. Теперь они могут согласиться, уже на положении того, кто решает. Но это проблема для России – она становится зависимой от спроса в Китае. Геополитически страны тяготеют друг к другу, но Китай хочет быть в более сильной позиции. Я не уверена, что Путину это понравится. У него не особенно есть выбор, но это не будет такой простой торговлей, как может казаться".

Валентин БАРЫШНИКОВ, Радио СВОБОДА

XS
SM
MD
LG