Ссылки для упрощенного доступа

«Самая настоящая тюрьма». История бывшей узницы «лагеря перевоспитания» в Синьцзяне


Родившаяся и выросшая в Китае этническая кыргызка рассказала кыргызской редакции Азаттыка о гонениях в Синьцзяне и непростой жизни в Кыргызстане. Ей пришлось навсегда оставить свою семью, чтобы начать новую жизнь на своей исторической родине. Но, даже получив гражданство Кыргызстана, она всё еще боится за свою безопасность и преследования властей Китая.

Айгуль (имя изменено из соображений безопасности) родилась и выросла в Кызылсуу-Кыргызской автономной области Китая. Семь лет назад она приехала в Бишкек, чтобы поступить в местный вуз. В те годы в Синьцзяне еще не наблюдалось массового преследования мусульман.

Жизнь многих мусульман в Китае можно разделить на «до» и «после». До 2016 года этнические кыргызы свободно приезжали в Кыргызстан, навещали свою историческую родину. Но с 2017 года, говорит Айгуль, кыргызы в Китае начали на себе испытывать всю тяжесть гонений.

— В 2017 году посольство Китая [в Бишкеке] обманом вывезло нас на границу, через Торугарт. Они пригласили нас, попросив о помощи, мол, помогите с проверками. А что мы могли сказать? Поехали. Но как только мы на автобусе пересекли границу на Торугарте, на нас надели наручники, а на головы — темные мешки и куда-то повезли.

По словам Айгуль, после этого ее примерно на месяц заключили под стражу в один из «лагерей политического перевоспитания», открытых властями Китая в Синьцзяне.

— Они, конечно, называют это «лагерем», но на самом деле это самая настоящая тюрьма. В одной небольшой комнате содержали 10–15 женщин, девочек. Лежали прямо на полу, постелив что-то вроде тонкой простыни. Было сыро. В комнате, где держали меня, были только кыргызки. Среди них были и несовершеннолетние девочки. Как оказалось, при проверке их телефонов были обнаружены запрещенные [в Китае] приложения вроде WhatsApp, Instagram и Telegram. Были и те, кто обучался в Кыргызстане, Казахстане. Они ни в чем не были виноваты, просто или учились за границей, или же из интереса скачали на телефон разные приложения. И, как оказалось, даже если их удалить, в архиве аппаратов всё хранилось, — продолжает рассказ Айгуль.

«ДАЖЕ СОБАК ТАК НЕ КОРМЯТ»

Айгуль говорит, что тяжелые условия в «лагере», где приходилось спать в сырых помещениях и очень часто голодать, стали причиной болезней у многих заключенных. Избиения и издевательства над узниками были делом обыденным. Сама героиня простудила почки и до сих пор испытывает последствия болезни.

— Условия там, конечно, не приведи бог… В этой комнате все справляли нужду в одно ведро. А кормили тем, что просто кипятили какие-то травы и давали то, что получилось. Если честно, даже собак так не кормят. Из-за того, что постоянно приходилось сидеть на сыром полу, у меня развилась болезнь почек, и я до сих пор не могу восстановиться. Сотрудники били, ругали нас. Меня тоже избивали. Работники «лагеря» были кыргызами. Заставляли вставать в 5.30, петь гимн Китая, потом выводили во двор тюрьмы на час-два на прогулку. А потом мы читали и заучивали тексты, которые восхваляют властей Китая.

Айгуль повезло выйти на свободу уже через месяц. Она считает, что против нее ничего не нашли. Но подчеркивает, что не знает, сколько еще таких невиновных находятся в сети закрытых учреждений. По ее словам, в одном только поселке Акчий, населенном кыргызами, за решетку отправили около 10 тысяч человек. И если некоторые из них вернулись домой, то другие до сих пор находятся в заключении. Среди них есть известные ученые и писатели, поэты.

После выхода на свободу Айгуль получила разрешение продолжить обучение в Кыргызстане. В 2018 году ей разрешили приехать в Китай, чтобы увидеться с родителями. Но и тогда ее несколько раз приглашали на допросы, требуя предоставить различную информацию.

— Я была рада, что меня тогда не посадили за решетку, но давление было. Спрашивали на допросах, совершаю ли я намаз, или, может, его совершают те, с кем я общаюсь в Кыргызстане.

«МНЕ НУЖНА ПОМОЩЬ»

После возвращения из Китая в 2018 году Айгуль решила остаться в Кыргызстане навсегда. Она подала заявление на получение гражданства, но заветный паспорт получила лишь через два года. Правда, вместе с этим она потеряла возможность общаться с оставшимися в Китае родителями и близкими родственниками.

Лишь недавно ей удалось поговорить по телефону с бабушкой. Айгуль с огорчением рассказывает, что теперь и ее семья подвергается преследованиям.

— Во время пандемии я сильно заболела, тогда не удавалось связаться с близкими. Потом нам всё же удалось поговорить, и было решено, что я отказываюсь от китайского гражданства, в связи с чем мама обратилась в соответствующие органы. И там маме, оказывается, пришлось подписать объяснительную, мол, я не общаюсь с дочерью, деньги ей не отправляю, разрываю все связи и, если нарушу эти условия, готова понести наказание. Недавно только я разговаривала с бабушкой, а потом узнала, что, оказывается, к ней приходила полиция, запугивала и проверяла телефон, угрожая посадить ее в тюрьму, — рассказывает Айгуль.

Сейчас она находится в Бишкеке, работает по специальности в государственном учреждении. Жить ей приходится в общежитии вуза, где она училась. Девушка не скрывает, что и в Кыргызстане боится за свою безопасность, а зарплаты не хватает на жизнь, а потому она нуждается в материальной поддержке:

— Раньше мне помогали родственники, живущие в Китае. На работе я получаю 10 тысяч сомов. Из них 5 тысяч уходит на оплату жилья в общежитии. Из-за того месяца, проведенного в китайском «лагере перевоспитания», вынуждена постоянно лечиться, но моего оклада ни на что не хватает. Комната в общежитии отапливается плохо, прошлой зимой мне пришлось жить у подруги. И тогда меня хотели выселить из общежития, с трудом договорилась остаться тут. Сейчас, если честно, мне очень нужна помощь.

Айгуль говорит, что кыргызы родом из Китая, живущие в Бишкеке, избегают близкого общения: все боятся, что среди них могут быть «шпионы правительства Китая».

С 2017 года из Китая поступают сообщения о притеснениях коренных тюркоязычных народов, исповедующих в основном ислам. Западные СМИ и правозащитники пишут о принудительной отправке уйгуров, казахов, кыргызов в «лагеря политического перевоспитания», об изъятии у них паспортов, помещении под так называемые домашние аресты. В последние годы многие представители коренных этносов Синьцзяна бежали из Китая, опасаясь задержаний.

Политика Пекина подвергается резкой критике со стороны стран Запада, в том числе США, которые называют происходящее в Синьцзяне «геноцидом». Пекин отвергает обвинения, называя «лагеря перевоспитания» «центрами профессиональной подготовки», созданными ради борьбы с экстремизмом и терроризмом.

В начале сентября уходившая в отставку комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет заявила, что Китай совершил «серьезные нарушения прав человека» в отношении уйгуров, казахов, кыргызов и других коренных народов Синьцзяна. Эти нарушения могут расцениваться как преступление против человечности.

В 48-страничном докладе, опубликованном 31 августа, не использовано слово «геноцид», но документ подтверждает выводы, которые были обнародованы в последние годы на основании свидетельств очевидцев, независимых исследований и утечке китайских государственных документов, подробно описывающих обширную систему массового интернирования.

Форум

XS
SM
MD
LG