Ссылки для упрощенного доступа

«Не могу строить планы». Кабульская молодежь с тревогой следит за наступлением талибов


Молодежь за столиками кабульского кафе

Многие молодые люди в столице Афганистана Кабуле говорят, что они не готовы отказаться от своих свобод или пожертвовать своим «современным» образом жизни, если к власти придет придерживающееся жесткой линии движение «Талибан».

До начала мусульманского праздника Ид аль-Адха остается меньше недели. Обычно в такое время портные в Кабуле загружены работой. Но в этом году ателье Давуда на оживленной торговой улице Лицей Мариам в афганской столице наполовину пустое.

— В Кабуле есть традиция — на Ид аль-Адха почти все надевают новую одежду, поэтому обычно перед праздником мы завалены заказами. Даже в обычные дни, без праздника, у нас никогда не было недостатка в клиентах. Но всё это внезапно прекратилось с появлением слухов о возвращении «Талибана», — говорит 24-летний Давуд, который переживает за свой бизнес и собственное будущее.

Неопределенность и страх нависли над Кабулом на фоне завершения вывода войск США из Афганистана и наступления талибов на города по всей стране.

Многие молодые люди Кабула, как мужчины, так и женщины, с тревогой наблюдают, как ультраконсервативная боевая группировка приближается к крупным городам в своем стремлении вернуться к власти после почти двух десятилетий борьбы с правительственными силами.

Люди опасаются, что «Талибан» вновь введет свое строгое толкование ислама и подорвет свободы.

Мужчина в кофейне в афганской столице
Мужчина в кофейне в афганской столице

Роман Асрар, окончивший в этом году Кабульский университет, говорит, что новое поколение афганцев выросло «привыкшим к определенным свободам», таким как посещение светских школ, прослушивание музыки, выбор современной одежды и модных причесок.

— Я не могу представить, как это всё можно потерять. У меня были более или менее конкретные планы относительно моего будущего, работы и жизни в Кабуле. Я больше не могу мечтать или строить другие планы, — сказал Асрар Радио Свободная Европа / Радио Свобода.

Сообщения из районов Афганистана, недавно захваченных талибами, дают основания предполагать, что группировка уже запретила женщинам покидать свои дома без сопровождения мужчины. Сообщается, что мужчинам запретили брить бороды и даже стричь их.

«Талибан» отрицает эти утверждения, заявляя, что «всё будет оставаться по-прежнему» до тех пор, пока не закончится война.

Однако лидеры группировки говорят очень обтекаемо относительно того, изменилась ли драконовская репрессивная политика «Талибана» с тех пор, как движение управляло большей частью Афганистана в 1996–2001 годах.

— Я не знаю, изменился ли «Талибан» с 2001 года, но я знаю, что изменился афганский народ, — говорит 25-летний учитель из Кабула Башир Форог.

Учителя опасаются, что школы и университеты могут потерять половину своих учениц, если «Талибан» вернется к власти и снова запретит или жестко ограничит образование девочек.

По словам Форога, ограничение свобод нанесет еще один удар по афганскому народу, и без того страдающему от крайней нищеты, войны и насилия.

НАДЕЖДА НА ОТКРЫТОСТЬ К НОВЫМ ВЗГЛЯДАМ

«Талибан» заявляет, что будет уважать права женщин в рамках исламских норм и позволит девочкам получать образование, если они будут носить исламский хиджаб.

— Но доверять талибам сложно, потому что их лидеры говорят одно, а их местные руководители делают совершенно другое, — говорит жительница Кабула Махджабин Рамз.

По словам Рамз, ее ужаснули сообщения о том, что талибы, предположительно, заставляли незамужних женщин выходить замуж за боевиков в захваченных ими районах.

Рамз, выпускница Кабульского университета по журналистской специальности, сейчас в поиске работы. Но она не знает, что ждет ее и миллионы других образованных женщин в Афганистане в будущем.

Она напугана сообщениями о том, что журналисткам в недавно захваченных талибами районах приказали не возвращаться на работу.

Разма Саад, жительница столичного района Макроян-3, пыталась сохранять оптимизм относительно будущего, если «Талибан» и другие исламистские группировки придут к власти или войдут в правительство, договорившись о какой-либо коалиции, как это продвигается в мирном соглашении, предложенном Соединенными Штатами в прошлом году.

Саад только что закончила свой первый семестр в частном университете, где изучает финансы и торговлю.

Она слышала от своих старших родственников о мрачных временах недолгого правления «Талибана», которому был положен конец после вторжения американских вооруженных сил.

Но, в отличие от многих других, Саад считает, что талибы «могли измениться» и, возможно, захотят «пойти на уступки людям».

Студентка надеется, что сможет продолжить учебу и «ситуация будет не такой плохой, как этого опасаются многие».

Но Саад считает, что силам «Талибана» следует попридержать в стороне свои жесткие взгляды, прислушиваться к людям и уважать их желания, если движение хочет управлять страной.

«МЕЛКИЕ ДЕТАЛИ СВОБОДЫ»

34-летний Шапур владеет двумя аптеками. Благодаря этому бизнесу он недавно построил дом в шикарном квартале Кабульского района Хайрхана.

Он часто носит традиционную афганскую одежду — длинную свободную рубашку до колен и широкие брюки в тон. У него короткая борода.

Жена Шапура занимается воспитанием двоих детей и ведет домашнее хозяйство.

Несмотря на его «традиционный образ жизни», Шапур обеспокоен приходом талибов к власти в Афганистане.

— Я не хочу, чтобы мне говорили, что носить, это должен быть мой собственный выбор, — говорит он.

Шапур, который впервые встретил свою жену, дальнюю родственницу, на свадьбе, считает, что даже такие домохозяйки, как она, могут потерять свободу при талибах.

— Иногда мы едим вне дома, я покупаю [своей жене] цветы на День святого Валентина, и ей нравится ходить в парикмахерскую. Это мелкие детали нашей свободы, но они значимы для нас, — говорит Шапур.

Молодая пара в кабульской бургерной
Молодая пара в кабульской бургерной

Уехать из Афганистана не вариант для Шапура. Он прожил большую часть своего детства в пакистанском городе Пешавар после того, как его родители бежали от режима талибов в 1990-х годах.

Шапур не хочет, чтобы его дети «становились чужаками в стране, где их никто не ждет».

БЕЗ ВАРИАНТОВ

В ателье в центре Кабула Давуд слушает свою любимую афганскую поп-музыку, работая над последними штрихами красно-черного платья клиентки для праздника Ид аль-Адха.

Из его окна открывается вид на улицу Лицей Мариам. Она выглядит оживленной, как обычно: машины и микроавтобусы громко сигналят, когда пешеходы или толкающие тележки продавцы мороженого переходят дорогу, совершенно не обращая внимания на движение транспорта.

На первый взгляд кажется, что в городе с населением около четырех миллионов человек работа идет своим чередом: люди по-прежнему ходят на работу, рынки забиты покупателями, правительственные чиновники продолжают работать, а Совет по крикету Афганистана только что назначил свою всемирно известную звезду Рашида Хана капитаном национальной сборной на чемпионате мира Twenty20, который намечен на октябрь.

Однако при всей внешней активной деятельности на деле люди «опустошены тем, что будущее будет либо продолжающейся войной, либо жалкой жизнью при талибах», говорит Давуд.

Большинство клиенток его ателье — женщины, которые заказывают разную одежду, от вечерних платьев до школьной формы и офисной одежды.

Давуд «не может представить себе того, что "Талибан" может допустить, чтобы мужчина шил платья для женщин».

Если талибы придут к власти, Давуду, вероятно, грозит потеря как работы, так и хобби. Он не сможет слушать музыку, подражать болливудской моде и прическам, обедать с друзьями в модных кафе города.

Давуд хотел бы уехать из Афганистана, но у него мало денег, и ему некуда податься. Как и миллионы афганцев, Давуд говорит, что у него нет другого выбора, кроме как остаться и надеяться на лучшее.

Фарангиз НАДЖИБУЛЛА

В подготовке статьи участвовали корреспонденты Афганской редакции Азаттыка в Кабуле.

Перевела с английского Алиса Вальсамаки.

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG