Ссылки для упрощенного доступа

Узники «Синьцзяна»: сын за решеткой, исчезнувший отец, пропавший муж


Жительница Алматинской области Науатхан Жакып, которая запрашивает информацию о своем сыне в Китае, пришла в офис объединения «Атажұрт еріктілері». Алматы, 10 октября 2019 года.

СЫН ЗА РЕШЕТКОЙ

10 октября несколько человек из разных районов Алматинской области пришли в офис правозащитной организации «Атажұрт еріктілері» в Алматы. Всех их объединяет одно горе: они ищут своих родных в Китае, связи с которыми нет. У кого-то родственник выехал в Синьцзян и не смог вернуться, у других оказался за решеткой в соседней стране. Семьи оказались разделены из-за резких изменений в политике Китая в отношении этнических меньшинств за последние два с половиной года.

Науатхан Жакып, приехавшая из Талдыкоргана, со слезами рассказывает, что лишилась сына. «Может, найдется человек, который нас услышит, поймет наши чувства. Приехала еще раз, чтобы рассказать о сыне», — говорит женщина.

По словам Науатхан Жакып, ее сын Женисхан Жанбырбай, 1986 года рождения, занимался в Китае животноводством. Он был кормильцем пожилых родителей и своей семьи. Когда семья приняла решение о переезде на историческую родину, Женисхан в первую очередь перевез в Алматинскую область родителей и сына-школьника.

— Он купил нам дом и в 2017 году выехал в Китай, чтобы решить вопрос с хозяйством, которое там осталось. Так и пропал бесследно. От родственников в Китае мы узнали, что его забрали в «лагерь политического перевоспитания». Они тоже говорят намеками, боятся сказать открыто, — рассказывает женщина.

Казахи из Синьцзяна опровергают министра:

Казахи из Синьцзяна опровергают министра
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:52 0:00


Науатхан Жакып не удается поговорить подробно с родной дочерью, не говоря о других родственниках, живущих в Китае. Дочь не позволяет задавать лишние вопросы, ограничиваясь житейскими разговорами и беседами о состоянии здоровья. Мать объясняет: казахи в Китае опасаются говорить с кем-либо из Казахстана, потому что это чревато заключением.

— Нам с трудом удалось выяснить, что сына осудили на шесть лет. Невестка и младший внук остались в селе в Китае. Один бог знает, как они там выживают. Старший внук живет со мной, он учится. Мы живем на мою казахстанскую пенсию, — сказала Науатхан Жакып.

ИСЧЕЗНУВШИЙ ОТЕЦ

Кто-то из приехавших в офис «Атажұрт еріктілері» — объединения, которое одним из первых подняло проблему притеснений этнических меньшинств Синьцзяна, — занят поиском родителей, другие ищут детей.

Султан Саулебек переехал в Казахстан в 2013 году, затем из Китая переселился его младший брат. В Синьцзяне остались их родители. Вестей от отца братья не получают с 2017 года.

— У меня сердце разрывается, когда я думаю о своем отце Султане Акыне и матери Гульсинай, которые остались в селе Мазар Кульджинского уезда. Я ничего не могу сделать. С матерью, которая находится под домашним арестом, нам удалось поговорить по телефону с разрешения китайских властей месяц назад. Отца забрали в «лагерь политического перевоспитания» два года назад, от него нет никаких вестей, — говорит он.

Султан Саулебек потерял связь с отцом, живущим в Синьцзяне, два года назад.
Султан Саулебек потерял связь с отцом, живущим в Синьцзяне, два года назад.


По словам Султана Саулебека, его 75-летнему отцу в 2002 году удалили почку. Сейчас до сына дошли печальные вести: отец не может ходить и лишился слуха.

— Мой отец не работал на государственной службе. В 2013 году он на законных основаниях совершил хадж в Мекку. Полагаем, что власти Китая привлекли его за это, — опасается он.

БЕЗ ВЕСТИ ПРОПАВШИЙ МУЖ

Бикамал Какен приехала в офис организации «Атажұрт еріктілері» с двумя дочерьми. Она плачет, говоря, что «Китай разлучил с мужем, с которым не разлучал Бог».

По словам женщины, ее муж Адильгазы Мукай, 1972 года рождения, был арестован в июле 2017 года сразу же после пересечения границы Китая, куда он выехал по вызову бывшего работодателя. Женщина сожалеет, что ее муж не проигнорировал этот вызов.

— Два с половиной года он содержится в «лагере политического перевоспитания». О его заключении нам стало известно после того, как сотрудники китайской полиции привезли нашим родственникам в Китае его мобильный телефон и некоторые вещи. От него самого нет никаких вестей, — говорит она.

Чуть ли не каждый день слышу о дружбе двух государств. Разве дружба бывает такой? Почему правительство Казахстана не спросит своего друга о нас?


Бикамал Какен снимает квартиру в селе Узынагаш Алматинской области. Младшая дочь, которой на момент отъезда было пять месяцев, не помнит отца. Старшей дочери сейчас четыре с половиной года. Женщине приходится нелегко, она не может рассказывать о своей семье без слез. Бикамал благодарит за помощь женщин Меиз и Барболсын, с которыми познакомилась благодаря организации «Атажұрт еріктілері». По словам женщины, несмотря на то что она является гражданкой Казахстана, пособие на детей не получает. Ей не удается собрать документы.

— Чуть ли не каждый день слышу о дружбе двух государств. Разве дружба бывает такой? Почему правительство Казахстана не спросит своего друга о нас? — вопрошает Бикамал.

ЕСТЬ ЛИ КАЗАХИ В «ЛАГЕРЯХ» В СИНЬЦЗЯНЕ?

Властям Казахстана, возможно, неизвестно об историях тех, кто обратился 10 октября в объединение «Атажұрт еріктілері» с просьбой помочь с поиском родственников. Однако власти в курсе проблем этнических казахов в Китае. Один из пришедших в офис «Атажұрт еріктілері» принес с собой письмо из министерства иностранных дел Казахстана.

«Министерство иностранных дел работает с китайской стороной над объективным рассмотрением жалоб казахстанских граждан, разыскивающих своих родственников, проживающих в Китае. В целях ускорения положительного рассмотрения вопроса просим предоставить полные сведения о вашем родственнике», — говорится в письме.

Ответ министерства на запрос родственников о поиске Айтугана Турланулы, который содержится в «лагере политического перевоспитания» в Китае, был получен в декабре 2018 года. В министерстве иностранных дел предоставили ответ в течение месяца, однако каких-либо результатов нет. Родственники считают, что Айтуган Турланулы до сих пор содержится в «лагере политического перевоспитания».

Министр иностранных дел Казахстана Мухтар Тлеуберди заявил на встрече в Нур-Султане 4 октября, что в «лагерях политического перевоспитания» в регионе Синьцзян на северо-западе Китая, которые Пекин называет «образовательными центрами», в настоящее время нет проживающих в Китае этнических казахов.

«Казахов сейчас нет». Комментарий министра о «лагерях» в Синьцзяне:

«Казахов сейчас нет». Комментарий министра о «лагерях» в Синьцзяне
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:59 0:00

Пришедшие в офис «Атажұрт еріктілері» люди, которые не теряют надежды найти родственников и обращаются к казахстанским властям за помощью, переживают, что после слов главы МИД в Нур-Султане об их родственниках могут забыть, их не станут искать.

В 2018 году в ООН заявили, что «лагерях» на северо-западе Китая может содержаться до одного миллиона представителей коренных этносов Синьцзяна, в основном исповедующих ислам. Китай, который вначале отрицал существование «лагерей», позже признал их наличие, но назвал эти учреждения «образовательными центрами», созданными для противодействия экстремизму и терроризму и обучения людей китайскому языку и профессиям.

Материал Казахской редакции РСЕ/РС

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG