Ссылки для упрощенного доступа

«Не хочу воевать за Путина». Что говорят бежавшие от мобилизации россияне?


Волонтер помогает россиянам, пересекшим границу через переход «Жайсан». Актюбинская область, 28 сентября 2022 года

Пункты пропуска на границе между Актюбинской областью на западе Казахстана и Оренбургской областью России работают в усиленном режиме. С 21 сентября, когда Кремль объявил мобилизацию, в Актюбинскую область въехало около 23 тысяч россиян. На переходе «Жайсан», что в 100 километрах от Актобе, — большие очереди. Репортер Радио Азаттык (Казахской редакции Радио Озоди) провела один день на границе и увидела своими глазами, что там происходит.

«НЕ ХОТИМ ВОЕВАТЬ»

На переходе «Жайсан» выставлена вооруженная охрана: силовики следят за потоком людей, хлынувшим через границу после объявленной в России мобилизации. Добраться из Актобе до Оренбурга по-прежнему можно без проблем. Путь в обратном направлении — из Оренбургской области в Казахстан, — напротив, очень сложен. Люди сутками стоят в длинной очереди.

Россияне пересекают границу пешком, на машинах или автобусах. Многие прибывающие выглядят подавленными, тревожно озираются по сторонам и стараются не вступать в беседы с незнакомцами. Утомленные многочасовым ожиданием в очередях, они с трудом несут тяжелые рюкзаки и сумки.

Анна Михайлова уехала с мужем из города Княгинино Нижегородской области. Чета проехала до Оренбурга более тысячи километров на собственном автомобиле. Супруги говорят, что переход через границу был труднее этого долгого пути. По словам Михайловой, вереница машин на российской стороне растянулась как минимум на 15 километров.

Анна Михайлова приехала из города Княгинино Нижегородской области
Анна Михайлова приехала из города Княгинино Нижегородской области

Анна Михайлова преподавала в университете, готовящем инженеров и экономистов, ее муж Алексей Михайлов работал инженером в «Ростелекоме». Они не скрывают, что бежали от «частичной» мобилизации. Двое несовершеннолетних дочерей Михайловых, ученицы начальных классов, остались с бабушкой и дедушкой в России.

— У мужа пометка в военном билете, что он «связист». Мы не хотим воевать с Украиной. Не хотим убивать. Мы против «спецоперации». Мы были и против того, что Крым забрали. Но в маленьком городе ничего нельзя сделать, очень многие за эту «спецоперацию». Мужчины готовы сами идти воевать, сыновей отдавать. Пропаганда полностью промыла им мозги. Военкоматы в Нижегородской области ночью присылали комиссаров, они в два часа вручали повестки, а в восемь утра забирали на сборы, — рассказывает Анна Михайлова.

Пара не знает, в каком городе будет жить. Михайловы планируют пока остановиться в Актобе на несколько дней.

На передней панели старых «Жигулей», на которых приехала семья, — небольшие православные иконки. Анна говорит, что последние дни всё время повторяет про себя молитву, которой ее научила мать.

— Я не очень религиозный человек. Церковь у нас политизирована. Правительство внедряется в церковь. В малых городах и в глубинке, может быть, батюшки более человечные, а в крупных городах видно, что совсем не про веру говорят, — рассказывает женщина.

Многие приехавшие не так откровенны. Они неохотно разговаривают с журналистами, а если и соглашаются говорить, то очень тщательно подбирают слова. Подавляющее большинство избегает вопросов о «референдумах» в Украине и «частичной» мобилизации.

МОЛОДЫЕ И ЛЮДИ В ВОЗРАСТЕ

Мужчины постарше, приехавшие без жен и детей, говорят, что надеются вернуться домой после того, как ситуация наладится. Хотят переждать в приграничных казахстанских городах или поехать в Алматы и Астану.

Ожидавший на границе такси петербуржец Андрей, мужчина средних лет, не считает себя предателем. Некоторые высокопоставленные российские чиновники заявили после массового выезда мужчин за рубеж, что страна очищается от тех, кто «не с народом».

Андрей из Санкт-Петербурга
Андрей из Санкт-Петербурга

— Я не хочу воевать за Путина. Вот почему я уехал из страны. Родину не продам! Я никогда ее не предавал. Ситуация скоро изменится, надеюсь вернуться в Россию, — говорит Андрей.

Молодое поколение планирует в основном выехать в дальнее зарубежье.

Никита, житель Ростова-на Дону, говорит, что собирается отправиться в Сербию. Разработчик компьютерных программ полагает, что специалисту в сфере информационных технологий найти работу будет несложно.

Никита из Ростова-на-Дону
Никита из Ростова-на-Дону

— У меня есть амбиции, которые, я боюсь, не смогу реализовать в России. Текущая ситуация говорит о том, что страна закрывается, — объясняет Никита.

Его тезка и земляк говорит, что приехал с «ознакомительной поездкой» в Казахстан. Он сразу отмечает, что не собирается устанавливать «свой устав в чужом монастыре».

— Я не являюсь каким-то там шовинистом. Я не приехал насаживать свои порядки, — подчеркивает Никита. — Я знакомлюсь со страной, с ее народом. Думаю, что многие, кто сейчас приехал, смогут себя обеспечивать, смогут открыть новый бизнес, например обучать IT. Кто-то из переехавших будет работать на удаленке, и на рабочие места других они не будут претендовать. Не буду говорить за всех, но определенная группа людей — точно.

Тимур приехал в Казахстан из Москвы
Тимур приехал в Казахстан из Москвы

Москвич Тимур намерен лететь в Таиланд. Рассказывает, что занимался развитием продаж в алкогольной компании, до этого работал барменом. Добрался до Казахстана на машине на следующий день после того, как власти России объявили мобилизацию. Сначала приехал в Уральск, оттуда отправился в Актобе.

— Повестку не получал. Но не хотел ее ждать. Я проходил срочную службу, у меня категория, поэтому не стал дожидаться.

«НЕ ХОЧУ, ЧТОБЫ МОИ ДЕТИ РОСЛИ СИРОТАМИ»

Некоторые опасаются, что, если Россия объявит в розыск уклонившихся от мобилизации, власти Казахстана в первую очередь вернут обосновавшихся в приграничных районах. Поэтому они хотят уехать как можно дальше от границы.

Елена, бежавшая из Москвы с мужем и детьми, после раздумий решила направиться в Бишкек. Мы беседуем с ней у машины со спущенным колесом. Муж Елены меняет шину, она смотрит, как шестилетний Матвей и четырехлетний Гордей играют с камнями недалеко от дороги.

— Мы с мужем оба врачи и военнообязанные. Если бы мы сидели сложа руки, сначала мужа отправили бы на войну, а потом меня. Я не хочу, чтобы мои дети росли сиротами, поэтому мы вынуждены были уехать из России. В Москве врачи стали получать повестки. Одинокая женщина, работающая кардиологом, оставила двух дочерей с сестрой и поехала на войну. Как можно было сидеть и смотреть на это? — вопрошает она.

Москвичка Елена с сыновьями
Москвичка Елена с сыновьями

Решение уехать далось непросто, объясняет она. Знакомые отговаривали, убеждали, что приезжим не будут рады.

— Были и такие, что говорил, что на нас будут давить в чужой стране, на наших детей будут показывать пальцами и называть их «предателями». Но мы думаем о будущем детей. Что понимают маленькие? Когда в машине играет музыка, танцуют всю дорогу. Я смотрю на них и не думаю, что «предала свою Родину», — говорит Елена.

Среди мигрантов есть и беременные, женщины с детьми. Матери, часами стоявшие в очереди, чтобы пересечь границу, не могут сдержать слезы, рассказывая о том, как проголодались и замерзли дети.

Возле границы много таксистов. Стоимость проезда от границы до Актобе подскочила. Помочь бегущим от мобилизации стремятся местные волонтеры. Несколько организаций превратили офис туристического агентства в областном центре в штаб. Волонтеры пытаются найти временное жилье для россиян, обустроить предлагаемые бизнесменами офисы в общежития. По словам менеджера агентства Шолпан Есалиевой, на данный момент свободных мест в гостиницах Актобе нет, пустых съемных квартир также не осталось. Раскуплены билеты на самолеты и поезда из Актобе в другие города.

В ЦОНах Актобе и миграционном отделе департамента полиции Актюбинской области большие очереди. Компетентные органы неохотно предоставляют информацию о количестве прибывших из России. И данные меняются каждый час.

По информации акимата Актюбинской области, с 22 по 28 сентября из Оренбургской области в регион прибыло 17 728 мужчин и 4 867 женщин. Число прибывших детей местные власти не указывают.

Радио Азаттык

XS
SM
MD
LG