Ссылки для упрощенного доступа

«Высокое искусство по высокой цене». Как Токаевы ремонтировали зал в Женеве и обогатили родню


Касым Жомарт Токаев в бытность генеральным директором Европейского отделения Организации Объединенных Наций с главой МИД Туркменистана Рашидом Мередовым (справа) во время посещения недавно отремонтированного зала, который назвали «Казахской комнатой». 2 июля 2013 года

В тысячах километров от бескрайних степей и заснеженных вершин гор, в благополучной Швейцарии, есть уголок, посвященный далекому Казахстану. Зал, который называют Kazakh room, появился в женевском Дворце Наций благодаря средствам из казахстанской казны. Часть выделенных денег, как пишут швейцарские расследователи, получили родственники президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева.

«Основоположница гобеленового искусства», «уникальная художница, имя которой знакомо тысячам ценителей прекрасного» и «природный яркий талант» — государственный телеканал «Хабар» не скупится на щедрые эпитеты в адрес казахстанской мастерицы Батимы Заурбековой. Передача о ней вышла в начале сентября этого года. Но большая ее часть посвящена даже не самой Заурбековой, а настенным полотнам ее авторства, которые украшают зал в женевском офисе Организации Объединенных Наций.

Четыре больших гобелена Заурбекова создала в 2013 году, когда зал в здании Дворца Наций, Европейского отделения ООН, отремонтировали за счет казахстанской казны. Офис международной организации в тот период возглавлял Касым-Жомарт Токаев, нынешний президент Казахстана и... сват Батимы Заурбековой.

ГОБЕЛЕНЫ ОТ ТЕЩИ

Почему передачу об отправленных девять лет назад в Швейцарию гобеленах решили снять именно сейчас?

Точного ответа на этот вопрос нет в том числе и у швейцарской неправительственной организации Public Eye, которая недавно опубликовала расследование о «подпольном бизнесе» Токаева.

Но, говорят расследователи, нельзя не отметить несколько обстоятельств и их возможную взаимосвязь.

Public Eye на основе взломанной хакерами переписки Токаева с родственниками сообщила, что в 2010-х нынешний президент Казахстана был бенефициаром активов в нефтяной и металлургической отраслях, которые официально были записаны на его сына Тимура Токаева и племянника Мухамеда Избастина.

Пока лояльные Акорде telegram-каналы призывали не верить материалу, основанному на письмах, которые, мол, несложно подделать, в Казахстане перестал открываться сайт Public Eye. С проблемами с доступом к сайту столкнулся и Азаттык, пересказавший содержание расследования.

В материале Public Eye рассказывалось не только о добывающих компаниях в Казахстане, за которыми, как считают расследователи, стоял Токаев. Есть в нем и часть о том, как ремонтировали зал в штаб-квартире ООН в Женеве. Авторы пишут, что из полученной ими переписки следует: ремонтные работы курировал Тимур Токаев.

«Ремонт был щедро профинансирован казахстанским государством на скромную сумму в 842 357 долларов США и от начала до конца контролировался Токаевым-младшим. Тимур контактировал с дизайнером интерьеров, который в то время работал в строительной компании Mabetex, базирующейся в Тичино и поддерживающей тесные связи с казахстанской элитой. Название компании всплывало в связи с громким коррупционным скандалом в России в середине 1990-х годов», — отмечают расследователи.

Кстати, Mabetex — небезызвестная в Казахстане компания. Она получала и получает выгодные подряды на строительство зданий в Астане, а ее глава Бехджет Паколли вхож в самые высокие кабинеты столицы.

Но сейчас речь не о Mabetex.

Расследователи из Швейцарии пишут, что в октябре 2012 года подрядчик подписал контракт с казахстанской стороной и получил менее 850 тысяч долларов США на свой счет в швейцарском банке Migros.

«384 117 долларов из этих средств предназначались женщине по имени Батима Заурбекова за изготовление и транспортировку в Швейцарию четырех больших гобеленов», — говорится в публикации Public Eye.

Касым Жомарт Токаев (слева) с делегацией туркменских дипломатов во время посещения недавно отремонтированного зала, стены которого украшены гобеленами Батимы Заурбековой. Женева, 2 июля 2013 года
Касым Жомарт Токаев (слева) с делегацией туркменских дипломатов во время посещения недавно отремонтированного зала, стены которого украшены гобеленами Батимы Заурбековой. Женева, 2 июля 2013 года

Заурбекова, работы которой ценятся в казахстанском истеблишменте, является тещей Тимура Токаева, матерью его жены Ельданы, уточняют авторы расследования.

— Нас заинтересовала не сумма, потраченная Казахстаном, а тот факт, что на эти деньги обогатилась часть семьи Касым-Жомарта Токаева. Реставрацией руководил сын Тимур, а его теща Батима Заурбекова продала четыре гобелена. И это обстоятельство не было достоянием общественности. Так что это своего рода кумовство, — комментирует Азаттыку Агат Дюпарк, один из авторов расследования.

ПОЛОТНА, ЗА КОТОРЫЕ «ПЕРЕПЛАТИЛИ», И ИХ АВТОР

Дюпарк говорит, что гобелены выглядят «довольно впечатляюще», но отмечает, что за полотна, по ее мнению, «переплатили».

Public Eye направила запрос в представительство Казахстана в ООН, спросив, нет ли в покупке гобеленов потенциального конфликта интересов. Первое письмо было проигнорировано, на повторный запрос дипломаты дали ответ. Но не тот, который рассчитывали получить швейцарцы.

— Они нам скинули ссылку на сайт Заурбековой. И очевидно, что он был только что создан, — говорит Дюпарк.

На сайте Заурбековой, запущенном полтора месяца назад, размещены биография художницы, члена Союза художников Казахстана и лауреата Государственной премии имени Валиханова, заслуженного деятеля искусств. Под рубрикой «Новости» содержится больше десятка материалов, есть также отсканированные страницы печатных изданий со статьями о мастерице.

— Конечно, проделывается некая работа, чтобы оправдать цену, — считает Дюпарк.

Настенные полотна за сотни тысяч долларов. История об одной мастерице и ее влиятельных родственниках

В недавно вышедшей передаче «Хабара» о творчестве Заурбековой ведущая отзывается так: «Высокое искусство имеет высокую цену». В ней рекламируют сайт художницы и называют стоимость ее работ.

«Миллиметр за миллиметром, не разгибая спины и не смыкая глаз. Ночами и днями. Труд создателей гобелена, который порой ткался по сантиметру в сутки, всегда достойно оплачивался. В древности его могли себе позволить лишь самые богатые люди. Впрочем, и сейчас приобрести гобелены, в частности авторства Батимы Заурбековой, стоит немалых денег. По данным экспертов, один квадратный метр ее полотна оценивается в 15–20 тысяч долларов. Это вполне оправданно», — утверждает ведущая.

Швейцарские расследователи между тем сообщают: «По нашим данным, в 2008 году госпожа Заурбекова продала идентичные [доставленным в Швейцарию] работы в Казахстане менее чем за две тысячи долларов США, — правда, без учета транспортных расходов. Нам удалось задокументировать первоначальный аванс из банка Migros в размере 192 тысяч долларов США, который был переведен на банковский счет тещи [Токаева-младшего] 24 декабря 2012 года. Остаток должен был быть выплачен после доставки гобеленов в мае 2013 года».

В передаче «Хабара» постоянный представитель Казахстана в ООН Ерлан Алимбаев упоминает сложности с доставкой гобеленов в Швейцарию. Разрешить их помог Токаев-младший.

«Тимур Касымжомартович Токаев принял активное участие в транспортировке уже готового изделия, центрального гобелена и трех полотен, в Женеву», — сообщает Алимбаев.

Он также приводит информацию, что ремонт зала и прилегающего вестибюля обошелся не в 850 тысяч долларов, а в три с половиной миллиона. Спустя девять лет после открытия зала, которое казахстанские государственные СМИ назвали «историческим событием» для страны, оснащение отвечает современным требованиям, говорит дипломат.

В 2015 году во время визита в Женеву президент Казахстана Нурсултан Назарбаев посетил Дворец Наций и побывал в зале «Казахстан», который, как написала Акорда, был открыт в соответствии с его решением и «на сегодня является наиболее технически оснащенным помещением в Женевской штаб-квартире ООН».

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (сидит в центре) и Касым-Жомарт Токаев в бытность спикером парламента сидят в отремонтированном в 2013 году зале во Дворце Наций в Женеве. 27 июля 2015 года
Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (сидит в центре) и Касым-Жомарт Токаев в бытность спикером парламента сидят в отремонтированном в 2013 году зале во Дворце Наций в Женеве. 27 июля 2015 года

Редакция Азаттыка направила в Акорду письма о швейцарском расследовании, спросив в числе прочего, не считает ли Касым-Жомарт Токаев кумовством покупку за государственный счет гобеленов у тещи своего сына. На момент публикации ответ не поступил.

Корреспондент Азаттыка позвонил также Батиме Заурбековой. В ответ на вопрос о том, действительно ли ей заплатили за гобелены 384 тысячи долларов, художница сказала: «Нет, не так. Алло? Алло?» Она положила трубку и не ответила на последующие звонки.

КАЗАХСТАН БЕЗ ПЕРВОЙ ЛЕДИ И МЛАДШИЕ ТОКАЕВЫ. ЧТО ИЗВЕСТНО О СЕМЬЕ ПРЕЗИДЕНТА?

Практически ничего. После того как в 2019 году Токаев вступил в должность президента после отставки предшественника Нурсултана Назарбаева, казахстанские СМИ писали, что новую первую леди зовут Надеждой Давыдовной.

Затем Акорда опубликовала биографию второго президента, в которой говорилось, что Токаев разведен.

О его бывшей жене известно тоже очень немного. Надежда Токаева — гражданка России. Расследователи из команды российского оппозиционера Алексея Навального писали в прошлом году, что экс-супруга Токаева владеет несколькими дорогими объектами недвижимости в Москве и Подмосковье, в том числе домом в поселке Абрамцево, который местные называют «Генеральскими дачами».

В каком году чета Токаевых расторгла брак, сведений нет. С 2011 по 2013 год, когда Токаев работал заместителем генерального секретаря ООН и директором Европейского отделения организации в Женеве, Надежда Токаева тоже жила в Швейцарии и занимала пост почетного президента Женской гильдии ООН. В интервью журналу UN Special, официальному изданию ООН, Надежда Токаева говорила, что назначение ее мужа на высокую должность «было источником большой семейной гордости».

О сыне Токаева в интернете информации достаточно: защитил диссертацию в Академии МИД России, занимался нефтяным бизнесом вместе с двоюродным братом Мухамедом Избастиным, был в совете директоров российской девелоперской компании «Маяк». Российские расследователи обнаружили, что он владел квартирой площадью почти 200 квадратных метров в Москве.

О невестке президента Казахстана известно намного меньше. Ельдана Токаева — ровесница мужа. Как уже упоминалось, она дочь мастерицы гобеленов Батимы Заурбековой и ее мужа Сейткали Шалабаева, бывшего директора колледжа декоративно-прикладного искусства в Алматы.

Интернет хранит данные о том, что Ельдана, родившаяся в творческой семье, тоже увлекалась искусством. В 2009 году в Библиотеке первого президента в столице прошла выставка гобеленов Батимы Заурбековой и Ельданы Шалабаевой «Вечные мелодии национального орнамента». Публикация на сайте библиотеки проиллюстрирована фотографиями матери и дочери. Высокая девушка очень похожа на ту, которая запечатлена на единственной в Сети семейной фотографии Токаевых, снятой несколькими годами позже. На снимке — нынешний президент, Надежда Токаева, их сын и невестка.

Дети многих казахстанских чиновников не носят фамилии своих родителей, а берут имена отцов или дедов — это распространенная практика. Высказывается мнение, что таким образом родители и их отпрыски пытаются скрыть аффилированность. Молодое поколение Токаевых, похоже, не исключение.

Российские расследователи писали, что в 2019 году, после прихода на пост президента Касым-Жомарта Токаева, его сын взял себе фамилию Кемел. Это имя его дедушки, советского писателя Кемеля Токаева. По всей видимости, трансформировалась фамилия и его жены. В базе данных казахстанских частных предприятий есть предприниматель «Токаева Ельдана Сейтхалиевна», сферой работ компании указаны «Вспомогательные виды деятельности в области выращивания сельскохозяйственных культур», руководителем же является Кемел Ельдана Сейтхалиевна.

Токаев-младший и его активы. Что известно о сыне президента Казахстана?

Токаев-младший и его активы. Что известно о сыне президента Казахстана?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:08 0:00

ТОКАЕВ: ОТ ЧИНОВНИКА В ТЕНИ ДО ПРЕЗИДЕНТА

Назвать имена дочерей, зятьев и прочих близких и не очень близких родственников первого президента Назарбаева, а также рассказать, чем они занимаются и чем владеют, сможет, пожалуй, каждый прохожий в любом казахстанском городе и селе.

Личные страницы биографии Токаева, кадрового дипломата, бывшего премьер-министра и бывшего спикера сената — своего рода Tabula rasa. Многие обыватели не знают имена сына президента и его родни, не говоря уже об их бизнесе.

Но Назарбаев правил страной 30 лет, а Токаев находится у руля три года, из которых два пребывал в тени предшественника.

Касым-Жомарт Токаев в день вступления в должность президента и первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. 20 марта 2019 года
Касым-Жомарт Токаев в день вступления в должность президента и первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. 20 марта 2019 года

Усилив позиции вслед за кровопролитными событиями в январе, Токаев, отдавший тогда приказ «стрелять на поражение без предупреждения» на фоне массовых беспорядков, стал допускать критику в адрес Назарбаева. Скорее косвенную, облеченную в дипломатические формулировки.

«Будь то в мире или в нашей стране, если лишь один человек долгие годы занимает высшую должность, такая ситуация не делает чести ни этой стране, ни ее руководителю», — заявил Токаев на днях.

Несколькими месяцами ранее он также затрагивал тему непотизма, отметив, что его наличие «неизбежно приводит к отрицательной кадровой селекции, становится благодатной почвой для расцвета коррупции». Тогда же Токаев предложил прописать в Конституции запрет для родственников президента занимать высокие посты на госслужбе и в квазигосударственном секторе.

Основной закон после этого переделали, запрет ввели, а заодно удалили все упоминания о первом президенте. Поправки уже вступили в силу. Между тем зять Токаева Темиртай Избастин, муж его сестры и отец того самого Мухамеда Избастина, переписку с которым цитирует Public Eye, продолжает работать послом Казахстана.

Другой сын Избастина, Бекет, остается генеральным директором компании PSA, дочерней организации «КазМунайГаза», которая относится к субъектам квазигосударственного сектора. Формально это объясняется тем, что зять и племянники не относятся к близким родственникам. Таковыми по казахстанскому законодательству не считаются и сваты. Так что фильм о мастерице гобеленов в эфире государственного канала — как бы и не о родственнице президента вовсе.

XS
SM
MD
LG