Ссылки для упрощенного доступа

Визит Токаева в Иран: прикаспийский берег становится настоящей зоной санкций


Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев (слева) и президент Ирана Ибрагим Раиси. Душанбе, 17 сентября 2021 года

20 июня Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев встретился с президентом Ирана Ибрагимом Раиси в рамках его официального визита в Исламскую Республику Иран. Первый визит Токаева в Тегеран в качестве президента совпал с периодом, который иранская пресса назвала «дипломатическим трафиком». Несмотря на то, что возможностей для возобновления сотрудничества между Казахстаном и Ираном достаточно, некоторые сложные вопросы остаются нерешенными.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ АТМОСФЕРА ПЕРЕД ВИЗИТОМ

Иран является одной из самых закрытых стран мира и граничит с Казахстаном через Каспийское море. Какова сейчас политическая ситуация в Тегеране, куда с визитом прибывает Токаев? Попытаемся объяснить.

Если прежде Иран был единственной страной на Каспии, которая попала под санкции за свою ядерную программу, то сейчас из-за войны в Украине к нему присоединилась и Россия. То есть прикаспийский берег становится настоящей зоной санкций. В преддверии своего визита в Иран Токаев был одним из немногих глав государств, присутствовавших на 25-м Петербургском экономическом форуме в России. На форуме он заявил, что «вместо контрсанкций, которые вряд ли будут продуктивными, следовало бы проводить более активную и гибкую торговую политику с широким охватом рынков Азии, Ближнего Востока».

Ни в одном из пяти прикаспийских государств не проводились свободные выборы, а свобода слова не соблюдается. В регионе часто нарушаются права человека. После смерти Гейдара Алиева в Азербайджане к власти пришел его сын Ильхам Алиев, а в Туркменистане Гурбангулы Бердымухамедова, добровольно ушедшего в отставку в этом году, сменил его сын Сердар Бердымухамедов. Таким образом, во второй стране на побережье Каспия власть перешла от отца к сыну.

Во-вторых, после прошлогодних президентских выборов в Иране снизилось разделение политической элиты на два блока, а верховная власть и исполнительная власть перешли в руки консерваторов. На выборах 2021 года к власти пришел Ибрагим Раиси, бывший глава судебной власти, который, как говорят, в свое время принимал непосредственное участие в репрессиях. Он входит в санкционный список Госдепартамента США и Европейского союза за нарушения прав человека. Сейчас в Иране и президент страны, возглавляющий исполнительную власть, и лидер Исламской революции, духовный лидер аятолла Али Хаменеи являются консерваторами. Большинство президентов Ирана с середины 1990-х годов были реформаторами. Соответственно, в политической среде страны нередко обострялись споры между двумя лагерями.

Духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи
Духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи

С прошлого года политическая картина в Иране отличается однородностью. Однако в последние годы в стране участились протесты людей, недовольных социально-экономической ситуацией.

КАК ТЕГЕРАН ВОСПРИНЯЛ ЯНВАРСКИЕ СОБЫТИЯ В КАЗАХСТАНЕ?

Иран внимательно следил за январскими событиями в Казахстане. Начавшиеся на западе Казахстана протесты против роста цен на сжиженный газ распространились на другие регионы и в некоторых городах обернулись беспорядками, в ходе которых погибло по меньшей мере 230 человек, еще минимум восемь человек умерли под стражей. С первых дней, до стрельбы по людям в казахстанских городах, Тегеран высказывал свою позицию. Иран заявил, что заинтересован в том, чтобы «иностранный фактор» не влиял на события, и надеется на мир и взаимопонимание. В дни событий в министерстве иностранных дел Ирана заявили, что стабильность и безопасность в Казахстане важны для Тегерана.

В телефонном разговоре через месяц после январских событий Токаев поблагодарил Ибрагима Раиси и иранский народ за проявленное сочувствие в связи с событиями «трагического января».

В последние годы в Иране часто проходят протесты из-за ухудшения социально-экономической ситуации в стране. Особенно активны протесты учителей, деятелей культуры и пенсионеров. К примеру, в мае несколько учителей были задержаны во время акции, посвященной Дню учителя. На этой неделе иранские учителя вновь вышли на митинги по всей стране, требуя освобождения задержанных. Они требуют повышения заработной платы, улучшения условий труда и выступают против роста цен.

ОТНОШЕНИЯ В ТИСКАХ САНКЦИЙ И ПАНДЕМИИ

Визит президента Казахстана в Иран направлен на возобновление отношений после спада на фоне санкций, введенных в отношении Тегерана в связи с его ядерной программой, а также ограничений, связанных с пандемией коронавируса. В последние годы уровень торгово-экономических отношений между двумя странами значительно снизился. Хотя было налажено железнодорожное сообщение из Казахстана в Иран — транзитом через Туркменистан, — возникали задержки из-за несогласованности тарифов. При этом между двумя странами нет никаких видимых политических или дипломатических преград. В Алматы прошла первая встреча в рамках переговоров по ядерной программе Ирана. Казахстан также предлагает свою переговорную площадку для так называемого «астанинского процесса» по Сирии. Иран, который считает себя активным игроком на Ближнем Востоке, заявил, что высоко ценит этот шаг.

Несмотря на налаженные казахстанско-иранские отношения в области культуры, высшего образования и науки, они не реализуются на необходимом уровне. Если изучению Центральной Азии и Казахстана уделяют большое внимание в Иране, то иранистика в Казахстане, можно сказать, находится в плачевном состоянии.

Сегодня Казахстан и Иран заинтересованы в активизации торгово-экономических связей, дальнейшем наращивании товарооборота и развитии сотрудничества в сферах транспорта и логистики, сельского хозяйства и инвестиций. Есть возможности развить отношения в области продовольствия, в том числе бакалеи, фруктов, молочных и мясных продуктов. На встречах представителей двух стран часто говорится, что и Казахстан, и Иран могут стать продовольственными хабами в своих регионах. В таких случаях акцент делается на активизацию сотрудничества через приграничные регионы Ирана Серахс и Инче Бурун. Участие Казахстана в коридоре Север — Юг (из Индии в Балтийское море через Иран) также важно для Тегерана.

Стоит отметить, что во время пандемии границы между двумя странами не закрывались, а работали в ограниченном режиме. Но это не помогло сохранить прежний уровень отношений. К примеру, товарооборот между двумя странами, который когда-то превышал один миллиард долларов, в 2020 году упал до 235 миллионов долларов. Санкции против Тегерана оказали существенное влияние на спад торговли. Однако стороны считают, что потенциал двух стран в развитии двусторонней торговли используется не в полной мере. Страны объявили, что смогут увеличить свой товарооборот до трех миллиардов долларов в течение следующих трех лет, если возможности будут реализованы.

Одним из нерешенных вопросов между двумя странами является безвизовый режим для деловых поездок. Несмотря на то что этот вопрос обсуждается на различных встречах, он остается нерешенным.

ХРОМАЮЩЕЕ ВОЗДУШНОЕ СООБЩЕНИЕ

В результате санкций и пандемии нарушилась частота полетов между двумя странами. Еженедельные рейсы между двумя странами после пандемии сократились до одного раза в месяц. Иранская авиакомпания Mahan Air, которая перевозила пассажиров в Казахстан, попала под санкции и прекратила свою деятельность не только в Казахстане, но и во многих других странах. Казахстанская авиакомпания Air Astana, которая когда-то летала в Тегеран, также приостановила полеты в Иран, находящийся под санкциями.

Даже сейчас частота авиарейсов между Казахстаном и Ираном не сильно изменилась по сравнению с той, что была после начала пандемии. Ожидается, что частота полетов станет одним из вопросов, которые будут обсуждаться в ходе визита президента Казахстана в Тегеран.

В следующем месяце в Алматы планируется провести специальную выставку иранской продукции. По некоторым данным, чартерный рейс между Мешхедом и Алматы хотят сделать регулярным.

«ДЕРЖАТЬ В ЗАЛОЖНИКАХ», НЕ ЛИШАЯ ГРАЖДАНСТВА

Иран — одна из стран с малочисленной казахской диаспорой. Казахи попали в эту страну в основном во время репрессий 30-х годов прошлого века.

Сегодня в Иране живет уже пятое поколение казахов, осевших в Иране. Иранские казахи всегда были вовлечены в социальное строительство страны. Местные казахи также участвовали в ирано-иракской войне 1980–1988 годов. Именами представителей казахской диаспоры, погибших на той войне, были названы улицы.

Некоторые казахи из Ирана переехали на историческую родину после обретения Казахстаном независимости. Им было предоставлено казахстанское гражданство. Однако Тегеран сохраняет за ними иранское гражданство. Это стало серьезной проблемой, поскольку двойное гражданство запрещено казахстанским законодательством. Если иранские казахи хотят поехать в Иран с казахстанским паспортом, иранское консульство часто отказывает в выдаче визы.

С такой проблемой сталкиваются не только иранские казахи. Гражданский кодекс Ирана не допускает отказа от гражданства. Поэтому люди, покидающие Иран и становящиеся гражданами другой страны, не могут распрощаться со своими иранскими паспортами. Это, в свою очередь, позволяет в соответствии с иранским законодательством подвергать судебному преследованию тех, кто, приобретя иностранное гражданство, подвергает критике режим Тегерана и выступает против него. Таким образом, даже если иранцы приобрели иностранное гражданство, через иранские паспорта Тегеран «держит их в заложниках».

ОТНОШЕНИЯ С ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИЕЙ

За несколько дней до президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева Тегеран посетил президент Туркменистана Сердар Бердымухамедов. Ранее Иран посетил президент Таджикистана Эмомали Рахмон. Всё это Иран хочет показать как попытку налаживания дружеских отношений с соседними странами. На самом деле эти визиты и встречи направлены на восстановление некогда остывших отношений.

Отношения Тегерана и Душанбе охладели после визита в Иран Мухиддина Кабири, лидера Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), которую Душанбе в 2015 году запретил как «террористическую организацию».

В таких условиях особое внимание было уделено визиту в этом году президента Таджикистана Эмомали Рахмона. Накануне визита в Таджикистане был запущен завод по сборке иранских беспилотников «Абабиль-2».

Ранее Туркменистан не мог договориться о цене на газ с Ираном и даже прекратил его продажу. В ходе визита президента Туркменистана Сердара Бердымухамедова был подписан ряд документов, направленных на активизацию сотрудничества между двумя странами. Туркменский лидер также пригласил на Каспийский саммит в Ашхабаде президента Ирана Ибрагима Раиси. Следует отметить, что Иран — единственная страна среди прикаспийских государств, которая не ратифицировала подписанную в 2018 году Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря, обсуждение которого длилось более 20 лет.

В то время позиция политиков Тегерана подвергалась резкой критике со стороны иранского общества. Разногласия между ветвями власти Ирана по поводу статуса Каспия наблюдались и в прошлом.

Кроме того, Иран время от времени говорит о переброске каспийских вод во внутренние провинции. Туркменистан также недавно заговорил об использовании морской воды для Ашхабада. Пока неизвестно, как на это отреагируют другие прибрежные страны.

ПАФОС В ИРАНСКОЙ ПРЕССЕ

Иранские СМИ назвали визиты президентов и министров в Тегеран в последние месяцы, особенно на прошлой неделе, «дипломатическим трафиком». Даже имамы мечетей стали включать этот вопрос в свои проповеди. Особое внимание было уделено визитам не только глав государств Центральной Азии, но и президента Венесуэлы, министров Ирака, Пакистана и спикера парламента Армении. Одна из статей в газете «Жам-е жам», посвященная этой теме, называется «Тегеран — канон дипломатии». В газете «Шарк» опубликовали статью под названием «Первые визиты в Иран». Газета «Кейхан» опубликовала статью о «неделе, полной экономической дипломатии», в которой намекают на тот факт, что в ходе визитов не говорилось «о переговорах по ядерной программе Ирана».

Также заметно, что Ибрагим Раиси пытается представить дипломатические визиты как успех с момента его прихода к власти. Во многих иранских СМИ намекают, что такого успеха тринадцатое правительство страны добилось после того, как его возглавил Раиси.

К примеру, одна из статей, опубликованных агентством Isna, озаглавлена «При тринадцатом правительстве в ирано-казахстанских отношениях открылись большие возможности». «Дипломатия на языке народа» — так называется статья, опубликованная в газете «Иран». Статья представляет собой широкий обзор визитов за последние 40 дней. Среди них — визит президента Казахстана в Тегеран. В статье Казахстан назван «Швейцарией Центральной Азии» и самой крупной и сильной страной региона. «Казахстан имеет стратегические отношения со странами региона — Россией и Китаем. После визитов президентов Таджикистана и Туркменистана в Иран визит Токаева может стать поворотным моментом в отношениях Ирана с Центральной Азией», — говорится в статье.

В одной из последних статей, опубликованных в этой газете, сообщается, что первый груз по транспортному коридору Север — Юг пройдет через территорию Ирана. В статье также говорится, что вопрос с запуском этого транспортного коридора решался 22 года. «После доставки российского груза в Индию через Иран транзитный грузовой поезд Казахстан — Туркменистан — Иран в ближайшие дни отправится в Турцию и Европу», — отмечают в издании.

Другие статьи в иранской прессе также подчеркивают важность отношений с Казахстаном для отношений Тегерана и Пекина. Иран, подписавший с Китаем соглашение о сотрудничестве сроком на 25 лет, говорит, что Казахстан играет важную роль в проектах, инициированных Пекином.

Дипломатические отношения между Казахстаном и Ираном установлены 29 января 1992 года. Иран одним из первых среди мусульманских стран признал независимость Казахстана.

Куанышбек КАРИ, Радио Азаттык

(Мнение автора может не совпадать с позицией Радио Азаттык.)

XS
SM
MD
LG