Ссылки для упрощенного доступа

«Позвонил в скорую и сказал, что "избили неизвестные"». История подвергшейся насилию


Айнагуль во время интервью. Актобе, 4 апреля 2020 года.

КОШМАРЫ

С момента выписки из больницы рядом с Айнагуль находятся ее сестра Меруерт и подруга Гульназ. Женщины стараются не выходить из дома без особой необходимости. Окно квартиры на третьем этаже плотно занавешено. Айнагуль боится подходить даже к нему. От резких звуков ее бросает в дрожь.

— Я всё время нахожусь рядом с ней, даже когда она идет в ванну мыться. Она боится оставаться одна. Мы не ложимся спать, пока Айнагуль не уснет. Спит, свернувшись клубком. Говорит, что стоит ей закрыть глаза, как мерещится стоящий над ней Сакен. Она просыпается в слезах посреди ночи от кошмаров, — говорит подруга Айнагуль Гульназ, которая дружит с ней с детства.

Айнагуль при встрече опускает взгляд, тяжело вздыхает и пытается прикрыть волосами шрамы на лице и лбу.

— После того как меня положили в больницу, я сменила номер телефона. Сакен неоднократно писал мне на страницу в социальной сети. То извинялся, то угрожал. До своего ареста он писал обо всем, что я делаю. «Сегодня ты встречалась с адвокатом», «ходила с подругой по аллее», писал он, — говорит Айнагуль.

«ТЫ НРАВИШЬСЯ САКЕНУ»

Совместная жизнь была очень тяжелой. Бывший муж становился другим человеком, когда выпивал, говорит Айнагуль. По ее словам, с 2016 года Сакен избивал ее несколько раз. Однажды сломал ей нос, в другой раз у нее было сотрясение мозга. Как-то, утверждает Айнагуль, он нанес ей мощный удар кулаком в висок, когда они ехали в машине. «С тех пор у меня шумит в ушах», — рассказывает она. Женщина ни разу не обратилась с жалобой в полицию.

Инцидент, привлекший внимание общественности, произошел в ночь с 13 на 14 марта на рабочем месте Айнагуль — в пивном магазине-кафе на окраине Актобе. Бывший муж Сакен, как предполагается, до полусмерти избил женщину и порезал ей лицо.

Айнагуль, подвергшаяся избиению и увечьям, во время интервью. Актобе, 4 апреля 2020 года.
Айнагуль, подвергшаяся избиению и увечьям, во время интервью. Актобе, 4 апреля 2020 года.

Айнагуль, которой в этом году исполняется 28 лет, была второй женой Сакена. У него есть сын от первого брака. По словам Айнагуль, замуж за мужчину на девять лет старше ее она вышла не по своей воле.

— У меня не было мысли выходить за него замуж. У нас были общие друзья. Иногда мы вместе гуляли. В декабре 2013 года мы были в гостях у Сакена. В тот день, несмотря на мое сопротивление, мать Сакена надела на меня платок. Я им сказала, что у меня есть трехлетняя дочь, которую родила вне брака, что была обманута в молодости. Но они настояли на своем. Сказали, что моя дочь не будет для них чужой, примут как родную. Ты нравишься Сакену, сказали они, — вспоминает Айнагуль.

Сейчас ее дочь, которой в этом году исполняется десять лет, не знает, с какими трудностями сталкивается ее мать. После официального развода с Сакеном в 2018 году Айнагуль оставила ее на воспитание матери в селе. Лишь при разговоре о ней лицо Айнагуль озаряется.

— Моя дочь — ангел! Когда муж повалил меня, сев на спину, и начал полосовать ножом по моему лицу, я умоляла его прекратить. Он не слушал. В этот момент меня озарило, и я произнесла имя своей дочери. «Подумай о ребенке! Что ты ей ответишь, если она завтра спросит, где ее мать?» — сказала я, и он остановился. Он позвонил в скорую помощь и сообщил, что продавца пивбара «избили неизвестные», — говорит Айнагуль, еле сдерживая всхлипы.

ОТКЛИК СОЦСЕТЕЙ

После того как в соцсети появились фотографии Айнагуль с изуродованным лицом, пользователи, в основном женщины, начали выступать в ее поддержку. Некоторые пишут, что тоже пострадали от своих мужей.

Дина Смаилова, руководитель фонда «НеМолчиKZ», который занимается защитой прав женщин, ставших жертвами домашнего насилия, считает, что бороться с такими преступлениями нужно как на уровне закона, так и отношения в обществе.

— 9 апреля парламент Казахстана рассмотрит закон о борьбе с насилием в семье. Мы требуем ужесточить требования закона. Люди должны учиться не относиться к домашнему насилию как к чему-то обыденному, а женщины должны жить в безопасном обществе, — считает активист.

Дина Смаилова придерживается мнения, что полиция слишком мягко трактует подобные преступления. По ее мнению, именно по этой причине Сакена после первого задержания освободили в течение 72 часов.

— Когда лицо человека повреждено до такой степени, что о его восстановлении до прежнего состояния не может быть речи, должны были сразу возбудить уголовное дело по статье «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». Однако в полиции это дело расценили как бытовое насилие, — говорит Дина Смаилова.

Адковат подозреваемого Нурболат Тукеев отказался беседовать с репортером Азаттыка, попросив связаться позже. Родные Сакена также заявили, что разговаривать с журналистом, заявив: «Мы ничего не станем говорить, не посоветовавшись с адвокатом».

По сообщению пресс-службы Актюбинского областного управления полиции, подозреваемому изначально было предъявлено обвинение в «умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью» и он действительно был выпущен под подписку о невыезде.

После того как фотографии изувеченной Айнагуль получили распространение в социальных сетях, Сакен был арестован 3 апреля по обвинению в «умышленном причинении тяжких телесных повреждений».

Материал Казахской службы РСЕ/РС

XS
SM
MD
LG