Ссылки для упрощенного доступа

"Корни надо искать". Споры украинцев и белорусов о войне


Портреты Владимира Путина и Александра Лукашенка во время протестной акции в Лондоне 26 марта 2022 года

26 июня российская ракета попала в жилой дом в Киеве – один человек погиб, шестеро пострадали, в том числе семилетняя девочка. Российские вооруженные силы использовали для этого воздушное пространство Беларуси. Мониторинговая группа "Беларускі Гаюн" разместила в телеграме пост, который украинские паблики интерпретировали так, будто это белорусский диспетчер пожелал "мягкой посадки" российским бомбардировщикам.

Главное управление разведки Украины сообщило, что с территории Беларуси работали шесть российских бомбардировщиков Ту-22М3, которые запустили 12 крылатых ракет X-22. Запуски производились в районе Петрикова (Гомельская область Беларуси). По информации украинского ведомства, самолеты поднялись с аэродрома Шайковка (Калужская область), однако бомбардировщики проходили воздушное пространство Беларуси для нанесения ударов по Киевской, Черниговской и Сумской областям Украины.

"Беларускі Гаюн" отмечает, что данные украинской разведки подтверждают предположение, что бомбардировщики вылетали непосредственно из России. О вылетах с белорусских аэродромов не сообщалось. Во-вторых, люди не слышали истребителей/бомбардировщиков именно потому, что их работа велась на большой высоте, и на Земле можно было наблюдать лишь специфический след после запуска ракет и слышать звук, но были ли слышны запуски с земли – неизвестно.

Эти события спровоцировали небывалую волну взаимных обвинений между украинцами и белорусами. Украинцы обвиняют белорусов в том, что они не пытаются повлиять на ситуацию, когда Беларусь используется в качестве плацдарма для обстрелов Украины, а белорусы считают, что в условиях оккупации страны они не могут останавливать ракеты голыми руками, но делают со своей стороны все, что могут.

Граждане Украины рассказывают белорусам о том, что они неправильно протестовали в 2020 году – плакатами и цветами (кстати, один из белорусов, что снял обувь перед тем, как встать на лавочку в носках, сейчас воюет за Украину в батальоне имени Калиновского). Белорусы в свою очередь напоминают украинцам, что те до сих пор не признали Беларусь оккупированной страной, а президент Украины Владимир Зеленский так и не встретился со Светланой Тихановской, которая считается избранным президентом Беларуси - фальсификация выборов 2020 года и официальное объявление победы Александра Лукашенко и стали причиной массовых протестов.

Тем временем белорусы становятся важной частью украинского сопротивления. Уже около 1500 граждан страны принимают участие в боях против российской оккупационной армии. Идет сбор денег на белорусскую группу аэроразведки.

После волны недовольства в адрес белорусов в соцсетях, Телеграм-канал, публикующий информацию о передвижении российской военной техники по территории Беларуси "Беларускi Гаюн", поставил вопрос: нужно ли продолжать ночные смены с мониторингом запусков ракет российскими войсками, которые используют территорию и воздушное пространство Беларуси? 96 процентов респондентов ответили в опросе утвердительно.

Владимир Зеленский в очередном обращении 26 июня заявил, что белорусам "по силам не дать никому решать за них, что их ждет дальше". Также он заявил, что белорусы – "не пушечное мясо".

Светлана Тихановская записала ответное обращение к Зеленскому и украинскому правительству, где напомнила о том, что в условиях, когда в белорусских партизан стреляют, тысячи людей продолжают сидеть в тюрьмах, а за намерение организовать протест белорусам грозит смертная казнь, те не перестают поддерживать народ Украины. Она заявила, что и украинцы, и белорусы имеют свои национальные интересы, и сейчас они совпадают: оба народа хотят освободить свои страны и избавиться от российской оккупации. Тихановская предложила Зеленскому, когда он в следующий раз будет обращаться к белорусам, не переходить с украинского языка на русский.

Большинство граждански активных белорусов отреагировали на обвинения с украинской стороны довольно эмоционально.

Руководитель BYSOL (фонд помогает репрессированным белорусам и украинцам в условиях военных действий) Андрей Стрижак написал колонку о вторичной травме и национал-инфантилизме обоих народов.

"Как белорус я заинтересован в победе Украины, потому что эта победа откроет окно возможностей сохранения моего национального государства. Укрепление империи – это гарантированно уничтожение независимости Беларуси. Я не беру на себя ответственности за действия колониальной администрации в лице Лукашенко и не могу остановить ракеты, которые разбомбили девятиэтажку в Киеве. Я могу поддерживать партизан и разведчиков в моей стране, могу поддерживать уверенность в том, что помощь в трудную минуту будет оказана тем, кто сражается за свободу моей страны".

Старательно пытаются вбить клин и рассорить

Один из сооснователей инициативы BYCOVID19 и руководитель белорусского Фонда медицинской солидарности Андрей Ткачёв также высказался о реакции украинцев на роль белорусов: "Я очень хочу, чтобы это прочитало как можно больше украинцев. В начале войны волна праведного гнева в отношении Беларуси – страны соагрессора – была вполне понятна и очевидна. Почему она касалась белорусов, находящихся в Украине и тем более бежавших от преследования на родине, – не совсем понятно, явно несправедливо, но объяснимо эмоциями. Мне казалось, что спустя четыре месяца войны, антивоенные протесты в Минске с тысячами арестованных, рельсовыми партизанами с простреленными коленями, тысячами людей, задержанных за антивоенные высказывания в интернете и фотографирование российской военной техники, добровольческими батальонами, воюющими на стороне Украины, десятками тонн гуманитарных грузов, амуниции и оборудования, тысячами и тысячами белорусских волонтёров и структур помощи, – можно было бы уже понять, кто враг, а кто друг… Я хочу напомнить вам, что после протестов 2020 в Беларуси по политическим причинам сидит около пяти тысяч человек, десятки убиты, десятки тысяч прошли через тюрьмы и пытки, сотни тысяч вынуждены были уехать. Более 80% белорусов против войны, но мало что могут изменить прямо сейчас, потому что страна фактически находится под оккупацией. Нам очень болит всё то, что происходит в Украине, но открытый протест в таких условиях равносилен самоубийству или тюрьме. Между нами старательно пытаются вбить клин и рассорить, но нам очень важно не поддаваться и вместе бороться, потому что враг у нас общий".

Соучредитель фонда By_Help (фонд помогает репрессированным белорусам и украинцам в условиях военных действий) Алексей Левончик подчеркнул, что белорусы больше не готовы брать на себя коллективную вину: "До этого у белорусов был распространен нарратив о коллективной ответственности за то, что они не сбросили этого клиента тогда, когда могли. Однако они поджигали релейные шкафы на железной дороге, они передавали данные "Гаюну". Вклад белорусов в 2022 году куда больше, чем в 2014-м. Просто ситуации несравнимые. В 2014 году Лукашенко испугался, что станет очередным Крымом и стал немного откручивать назад, сейчас же у нас – Туркменистан. В таких условиях ловить оскорбления очень обидно. Общество должно бы реагировать спокойно, но никакое общество не будет реагировать спокойно".

В военном Киеве лучше, чем в белорусской тюрьме?

А вот что пишет в Facebook по этому поводу Татьяна Гацура-Яворская, белорусская правозащитница, глава ликвидированного властями общественного объединения "Звено", побывавшая в минском СИЗО на Володарского и уехавшая из Беларуси в Украину из-под следствия. На данный момент она находится в Украине: "Это грустно. Как человек, который жил в атмосфере тоталитаризма, а теперь живет в атмосфере войны, я вижу два травмированных народа, которые направляют свою энергию не туда, куда было бы полезнее. Друзья, если вы помните 10–11 августа 2020 года в Беларуси, то вот в такой эмоциональной атмосфере живет Украина уже четыре месяца. Это не состояние последних двух лет, когда люди живут в ожидании обыска, ареста и возможного срока (что тоже ужасно), это ожидание новых смертей (что непоправимо и невозвратно). Нет, никто не бежит уже в бомбоубежища, но несколько раз за день во время тревоги думает, а может, именно сейчас зря не спрятался. Никто не жалуется, что психически не выдерживает, но незнакомые люди ежедневные рыдают на похоронах. В военном Киеве лучше, чем в белорусской тюрьме? А я не знаю. Иногда меня радует, что я не в белорусской тюрьме и могу быть полезной, иногда мне настолько больно, что я думаю, в тюрьме, где от тебя ничего не зависит и твоя задача защищать только свое достоинство, было бы проще. Мне кажется, я и не выбирала на самом деле, где мне быть. Где оказалась, там стараюсь держать планку".

Украинский актер, поэт и активист Станислав Домбровский записал обращение к белорусам, отреагировав на новую волну взаимных упреков. Он отметил, что поддерживает "всех тех белорусов, которым сейчас тяжело от того, что происходит, тесно и одиноко. Мы с вами! Я хочу протянуть руку поддержки белорусам. Я хочу сказать: вы мне братья-белорусы, несмотря ни на что. Я всё прекрасно понимаю". Домбровский подчеркнул, что "оскорблять и обвинять белорусов, что с их стороны летят ракеты, – это то же самое, что обвинять и нападать на херсонцев за то, что с их стороны летят ракеты".

Серж Харитонов, медиаэксперт, глава офиса экспертной сети iSANS (International Strategic Action Network for Security) в США, занимается анализом дезинформации, пропаганды и гибридных операций России и режима Лукашенко в период совместного военного вторжения в Украину. Он считает, что Украина не может позволить себе разбрасываться союзниками – особенно если эти союзники находятся в странах вдоль её собственных границ.

– Как вы думаете, почему многие граждане Украины все еще приравнивают Лукашенко к белорусскому народу? Они ведь не могут не знать, что поддержка Лукашенко в стране – 3%, они не могут не знать, что белорусы не выбирали Лукашенко в 2020 году, не могут не знать, какой ценой белорусам достается этот протест.

Я бы не исключал версию того, что именно благодаря кремлёвским силам в социальных сетях появились однотипные сообщения

– Прежде всего я бы отметил, что таких социологических данных нет либо я с ними не знаком, но в целом создается впечатление, что да, очень многие полагают, что Лукашенко и Беларусь – это синонимы. В первую очередь это связано с той пропагандистской работой, которую вел сам Александр Лукашенко, он сам создавал имидж человека, без которого Беларусь просто перестанет существовать. Более того, корни этого также нужно искать в отношении самих украинцев к Лукашенко. Еще два года назад, по данным украинских социологов, порядка двух третей украинцев считали Лукашенко наиболее привлекательным политиком за рубежом. Поэтому неудивительно, что сейчас отношение к белорусам именно такое, каким мы его видим, – Лукашенко и Беларусь сливаются воедино. В значительной степени это нежелание украинских СМИ углубляться в вопросы Беларуси и ее политической жизни. Нельзя сказать, что и белорусы как-то особенно сильно заинтересованы в украинской политике, и все же мне кажется, что общая осведомленность белорусов об украинской политике намного выше, чем у украинцев о Беларуси.

– Почему украинцы не заинтересованы в освещении белорусской повестки и понимании ее, ведь это ближайший сосед?

– В какой-то степени Украина очень похожа на США. Это страна, которая очень сильно сфокусирована на внутренней политике, если говорить о широких массах. Сейчас украинское информационное поле загружено тремя основными темами: война, европейская интеграция и отношения с Россией. Беларусь до недавнего времени не входила ни в одну из этих тем. Именно поэтому украинские медиа предпочитали либо игнорировать белорусскую тематику, либо рассказывали о ней очень поверхностно, приглашая экспертов, которые давно не живут в Беларуси и осведомлены о событиях в весьма ангажированной форме. Отчасти это можно связать с нежеланием видеть белорусов равными. В той же степени это присуще и другим странам бывшего СССР. Тот негатив, который мы сейчас видим в адрес белорусов, связан и с советским наследием, которое не до конца получилось преодолеть. Ведь декоммунизация – это не только демонтаж памятника Ленину и переименование улиц, а много лет человеческих изменений. За одно поколение такие процессы в большой стране достаточно сложно произвести, хотя Украина очень активно работает в этом направлении.

Белорусы сделали все возможное, чтобы предотвратить и сохранение Лукашенко у власти, и в некоторой степени – эту войну

Если же рассматривать происходящее сейчас именно с медийной точки зрения, то это очень похоже на те кампании, которые ранее разжигались против поляков, разжигались в отношении молдаван, венгров, самих граждан Украины, когда они возвращались из Китая, где только начиналась глобальная пандемия коронавируса. (В феврале 2020 года украинские власти вывозили из Уханя своих сограждан, но жители украинских городов проводили акции протеста против размещения эвакуированных у себя, демонстранты даже приносили шины и устанавливали блокпосты. – Прим. РС.) Так что, я бы сказал, здесь мы имеем комбинацию нескольких факторов: использовалось незнание украинцев о Беларуси. Я бы не исключал версию того, что именно благодаря кремлёвским силам в социальных сетях появились однотипные сообщения в ночь обстрела в воскресенье на прошлой неделе. Это были комментарии в духе того, что Светлана Тихановская лично виновна в том, что российский бомбардировщик с российским пилотом с территории России зашел в белорусское воздушное пространство и по приказу российского командования выпустил ракеты. Мне кажется, что обвинять огульно белорусов в данном случае не совсем корректно, потому что сами белорусы сделали все возможное, чтобы предотвратить и сохранение Лукашенко у власти, и в некоторой степени – эту войну.

– Эта волна взаимных обвинений схлынет сама по себе или только после того, как будут предприняты какие-то действия на высшем уровне, например, после встречи Зеленского с Тихановской?

Администрации Зеленского стоило бы пересмотреть свою политику на белорусском направлении

– На данный момент я не вижу желания белорусов продолжать эту ссору. Его не было изначально, и хотелось бы отметить, что за последнюю неделю мы видели очень много различных мнений в соцсетях, но белорусы никогда не скатывались до того, чтобы называть украинцев теми выражениями, которые позволяют себе россияне. С украинской же стороны в адрес белорусов летит огромное количество терминов, которые ваше издание не сможет напечатать без звездочек в середине. Конечно, белорусы очень сильно сопереживают украинцам и понимают, насколько ужасно то, что происходит. Но есть объективные обстоятельства, в которых белорусы сейчас не могут оказать сопротивление на таком же уровне, как сейчас оказывают украинцы. Это связано как со внутренними условиями, так и с отсутствием внешней поддержки. Конечно, администрации Зеленского стоило бы пересмотреть свою политику на белорусском направлении и активизировать сотрудничество как с офисом Светланы Тихановской, так и с другими представителями демократических сил. Это связано в первую очередь с тем, что Тихановская, а не Лукашенко выиграла выборы в 2020 году.

Светлана Тихановская на фоне флагов Украины и Беларуси. Лондон, 9 марта этого года
Светлана Тихановская на фоне флагов Украины и Беларуси. Лондон, 9 марта этого года
Никто не обвинял поляков в том, что гитлеровская Германия напала на Украину в 1941 году с территории Польши

Встреча Зеленского с Тихановской и синхронизация действий в отношении минского режима позволили бы очень быстро снять существующее напряжение и разрешить эту проблему. Насколько сейчас это возможно, сложно сказать, это зависит от желания Зеленского, у которого до сих пор нет советника, который исправил бы ошибки коммуникации и выстроил бы её на понятном языке. Я говорю про язык смыслов. Огромная ошибка, что Владимир Зеленский, обращаясь к белорусам, на смысловом уровне все-таки обращается к украинцам и использует украинский опыт. Ему нужно бы обращаться к белорусам с теми смыслами, которые белорусы считывают. Мы близкие народы, но мы – не один и тот же народ. Это важно понимать.

– По поводу возможного вступления Беларуси в войну, хоть это и представляется маловероятным… Как белорусы могут изменить ситуацию, в которой украинцы боятся открытия второго фронта?

Украина до сих пор не признала Беларусь оккупированной территорией, а Светлану Тихановскую – избранным президентом

– От белорусов не нужно ожидать большего, чем они уже делают. Никто не обвинял поляков в том, что гитлеровская Германия напала на Украину в 1941 году с территории Польши. И никто не обвинял население Бельгии с 1940-го по 1944-й в том, что они не ведут активную борьбу с оккупантами, как, например, белорусские партизаны, а вместо этого слушают бельгийское радио, вещающее из Лондона. В разных условиях возможны разные стандарты сопротивления, но белорусы прекрасно понимают, что вступать в эту войну не в их интересах. По опросам Chatham House, в начале российского наступления в феврале-марте только 3% белорусов поддерживали участие белорусской армии в этом вооруженном конфликте на стороне России. Мне кажется, это прекрасно иллюстрирует нежелание белорусов. Их не нужно переубеждать или призывать, они и так не хотят. Необходимо просто сохранить отношения и поддерживать белорусов хотя бы на уровне юридических решений. Украина до сих пор не признала Беларусь оккупированной территорией, а Светлану Тихановскую – избранным президентом. Подобные шаги были бы куда более сильным сигналом белорусскому обществу, нежели видеообращение к солдатам той армии, которая участвовала в разгонах акций мирного сопротивления в 2020 и 2021 годах, – говорит медиаэксперт, глава офиса экспертной сети iSANS в США Серж Харитонов.

Евдокия Епифанцева, Радио Свобода

XS
SM
MD
LG