Ссылки для упрощенного доступа

Украина поражает темпами контрнаступления. Произошел ли перелом ситуации на фронте?


Украинские военные на въезде в недавно освобожденном поселке Шевченково в Харьковской области, 10 сентября 2022 года

За минувшую неделю Вооруженные силы Украины прорвали российскую оборону в Харьковской области, вынудив противника отступить. Перехватила ли Украина инициативу в войне? Что будет дальше?

В начале августа всё внимание было приковано к югу Украины: ВСУ тогда активизировали артиллерийские и ракетные удары в Херсонской области, обстреляв переправы через Днепр и российские склады боеприпасов. Россия в ответ перебросила значительное количество подразделений на юго-запад, подальше от Донбасса, в ожидании крупного контрнаступления украинских сил.

Но на прошлой неделе в центре внимания оказался восток: в течение шести дней украинские силы продвинулись в Харьковской области, прорвав малочисленную и плохо защищенную российскую оборону. Они предприняли головокружительное контрнаступление до реки Оскол и переписали картину на поля боя в Донбассе.

По мнению экспертов, Украина, возможно, переписала вместе с тем всю историю российского вторжения почти через семь месяцев после его начала.

Украинские военные с национальным флагом на крыше здания в Купянске, Харьковская область, 10 сентября 2022 года
Украинские военные с национальным флагом на крыше здания в Купянске, Харьковская область, 10 сентября 2022 года

Украинские и российские войска на протяжении нескольких недель на линии фронта протяженностью примерно 2400 километров — от устья Днепра на юго-западе до Луганской и Донецкой областей на северо-востоке — наносили удары по позициям друг друга. Многие эксперты назвали ситуацию зашедшей в тупик войной на истощение.

Летом, когда в Украину стало поступать в больших количествах западное вооружение, ситуация начала меняться. Но за последние шесть дней положение изменилось в корне.

«Теперь инициатива в этой войне принадлежит украинцам, — говорит Мик Райан, отставной генерал австралийской армии и сотрудник вашингтонского Центра стратегических и международных исследований. — Россияне теперь будут сражаться там, где украинцы решат на них напасть, а не там, где они выберут сами».

«Потеря техники и сил в Харькове означает, что у россиян нет возможности вести какое-либо наступление в краткосрочной и среднесрочной перспективе», — комментирует Конрад Музыка, военный аналитик Rochan Consulting.

10 сентября украинские войска установили контроль над городом Изюм, стратегическим железнодорожным узлом на юго-востоке Харьковской области, который использовался российской армией для снабжения своих войск, продвигавшихся на запад в начале лета. Город был атакован россиянами всего через несколько дней после вторжения 24 февраля и находился в осаде в течение нескольких недель до конца марта, пока ВСУ не покинули Изюм.

Telegram, Twitter и другие социальные сети переполнены фотографиями украинских флагов, поднятых в городах, когда-то оккупированных российскими войсками. Украинские официальные лица утверждают, что за последнюю неделю они отвоевали у российской армии больше территории, чем захватила Москва с апреля.

«Мы наступаем не только на юг и восток, но и на север, — заявил главнокомандующий ВСУ генерал Валерий Залужный в Telegram’е 11 сентября. — До [российской] границы осталось 50 километров».

По его словам, с начала сентября украинские войска восстановили контроль над площадью более чем 3000 квадратных километров.

По неподтвержденным сообщениям, 11 сентября украинские силы продвинулись до границы с Россией. Глава Луганской области Сергей Гайдай предположил, что войска приблизились к Лисичанску, ключевому городу на реке Северский Донец, потеря которого в начале июля воспринималась Киевом как серьезное поражение.

ТРЕБОВАНИЯ «НАКАЗАТЬ КОМАНДИРОВ»

Украинцы настроены очень оптимистично. Восприятие происходящего российской стороной выглядит противоречиво.

Служащие ВСУ в освобожденном городе Балаклея Харьковской области, 10 сентября
Служащие ВСУ в освобожденном городе Балаклея Харьковской области, 10 сентября

Москва не признала официально ни успехов Украины, ни своего поражения. Минобороны России заявило, что вывод сил из Изюма и расположенной рядом Балаклеи осуществлен с целью «перегруппировки».

10 сентября в Москве устроили грандиозный фейерверк в честь 875-летия столицы. Президент Владимир Путин побывал в новом центре самбо и открыл колесо обозрения.

Неофициально в России воцарились тревога и ярость, особенно среди российских военных блогеров и националистически настроенных комментаторов, которые дали волю эмоциям в telegram-каналах, ругая российских командиров.

Игорь Гиркин, печально известный бывший офицер российской разведки, сыгравший важную роль в начале войны в Донбассе в 2014 году, а теперь открыто критикующий российских военных, с сарказмом отметил «блестящую операцию по передаче уважаемым украинским партнерам городов Изюм, Балаклея и Купянск». Он также язвительно предложил передать Украине несколько приграничных районов Белгородской области России.

Украинские солдаты готовятся транспортировать российский танк, захваченный в ходе контрнаступательной операции в Харьковской области. 11 сентября 2022 года
Украинские солдаты готовятся транспортировать российский танк, захваченный в ходе контрнаступательной операции в Харьковской области. 11 сентября 2022 года

Глава Чечни Рамзан Кадыров, бойцы которого сыграли заметную роль в нескольких битвах в Украине, сказал, что российскими командирами были «допущены ошибки».

«Если сегодня-завтра не будут внесены изменения в проведение специальной военной операции, я буду вынужден выходить на руководство страны, Минобороны, чтобы разъяснить им ситуацию на земле. Она очень интересная, офигенная я бы сказал», — заявил Кадыров в Telegram’е.

«Я не стратег, как в министерстве обороны. Но были допущены ошибки, — говорит он в аудиозаписи в Telegram’е. — Я думаю, что они сделают выводы. Когда ты говоришь правду в лицо, то это может не нравиться. Но я люблю говорить правду».

«Давно пора наказать командиров, которые допустили подобные вещи», — заявил другой откровенно пророссийский военный блогер Максим Фомин в видео, опубликованном 9 сентября.

До войны военные эксперты недооценивали способность ВСУ противостоять натиску более многочисленной и лучше оснащенной российской армии. Но украинцы сорвали первоначальные усилия России с севера, направленные на захват Киева, что побудило российское командование перебросить силы на восток, к Донбассу, где они медленно и упорно продвигались вперед с артиллерийским преимуществом десять к одному, изматывая украинскую армию.

Молниеносное контрнаступление ВСУ в Харьковской области и отступление россиян удивили даже искушенных наблюдателей, следящих за ходом войны.

Мик Райан называет украинское наступление «хорошо спланированным», объясняя, что ВСУ пошли в контратаки и в Херсоне, и в Харькове.

«Наступление в Херсоне не был притворством, — считает Райан. — Это важная операция, которая была хорошо спланирована и реализована против очень жесткого сопротивления России. Операции на севере и юге [и всё, что последует за ними], похоже, являются частью хорошо продуманного украинского оперативного плана».

«Я думаю, что украинцы пошли примерно с тремя или четырьмя механизированными бригадами и, очевидно, не знали, чего им ждать. Как минимум, они пошли проверить оборону россиян и посмотреть, что произойдет, — полагает Конрад Музыка. — А произошел на самом деле полный крах российских оборонительных военных позиций».

Брошенные россиянами при отступлении бронированные машины в Харьковской области
Брошенные россиянами при отступлении бронированные машины в Харьковской области

Упорство украинских солдат получило высокую оценку, но ВСУ воспользовались также преимуществами мощного западного оружия: американских артиллерийских систем большой дальности HIMARS, гаубиц M777, высокоскоростных противорадиолокационных ракет, французских гаубиц Caesar, германских самоходных артиллерийских установка Panzerhaubitze.

Это позволило украинцам обстреливать цели — например, мосты через Днепр или командные пункты в Харьковской и Луганской областях — с расстояний, недоступных для российских ракет.

Для военных планировщиков и экспертов более важный вопрос сейчас заключается в том, что будет дальше. Сохранят ли украинцы свою динамику, если линии снабжения растянутся и станут уязвимыми? Смогут ли россияне перегруппироваться и начать контратаку или даже противостоять дальнейшему наступлению Украины?

«МОГУТ НАНЕСТИ БОЛЬШОЙ УЩЕРБ РОССИЯНАМ»

Одна из самых больших проблем российской армии — качество личного состава. Чиновники провели скрытую кампанию по мобилизации для замены убитых и раненных в войне. Официальные лица США и Запада говорят, что с начала вторжения в Донбассе было убито или ранено до 80 тысяч российских военнослужащих и пророссийских сепаратистов.

По словам Конрада Музыки, кампания по вербовке в России, вероятно, сильно ослабнет, поскольку новости об успехах украинцев распространяются быстро.

«Разгром окажет негативное влияние на рекрутинг, — убежден он. — У России нет людских ресурсов. Единственное, что они могут сделать, — заставить людей пойти в армию, и единственный способ сделать это — через мобилизацию».

Солдаты фотографируются на фоне украинского флага в освобожденном селе Василенково Харьковской области, 10 сентября 2022 года
Солдаты фотографируются на фоне украинского флага в освобожденном селе Василенково Харьковской области, 10 сентября 2022 года

Нежелание Путина проводить всеобщую мобилизацию — де-факто это означало бы объявление тотальной войны Украине — сбивает с толку экспертов, которые приходят к выводу, что Кремль не хочет вызвать волнения в обществе или подорвать пассивную поддержку войны, которую оказывают россияне.

Решение российского командования перебросить некоторые из своих наиболее опытных подразделений из Харьковской области в Херсонскую еще больше подчеркивает эту проблему.

«Всё будет зависеть от того, насколько свежи силы украинцев и каков их уровень логистики, — говорит Райан Азаттыку. — Я ожидаю, что им прикажут действовать изо всех сил в течение определенного периода — скажем, недели или двух, — прежде чем они смогут рассчитывать на облегчение. За это время они могут нанести большой ущерб россиянам. Думаю, темпы российских операций в данный момент не в состоянии поспевать за украинскими. Украинцы не только могут проводить операции быстрее, они делают это очень географически рассредоточенно, что затрудняет усиление позиций россиян между севером, востоком и югом».

XS
SM
MD
LG