Ссылки для упрощенного доступа

Почему в ГСИН солдаты идут на суицид и как это предотвратить?


Иллюстративное фото.

В конце ноября в исправительной колонии в селе Беловодском застрелился 21-летний сотрудник этого учреждения Нуржигит Нурлан уулу. Предположительно, причиной такого шага стало то, что ранее его девушка покончила жизнь самоубийством. Данный факт на сегодняшний день расследуется Военной прокуратурой КР.

Это не первый случай в Кыргызстане, когда военнослужащие в тюрьмах, армии сводят счеты с жизнью. 6 июня 2017 года в исправительной колонии №19 в селе Джаны-Джер находившийся на посту 18-летний охранник выстрелил в себя из автомата АК-74.

Немногим спустя, в конце июля того же года 19-летний солдат Департамента охраны и конвоирования Государственной службы исполнения наказаний (ГСИН), прибывший в составе охраны подозреваемых, которых доставили в Ленинский районный суд города Бишкека, зашел в уборную здания суда и застрелился из табельного оружия. ГСИН КР квалифицирует эти и подобные им случаи как суицид.

Руководитель Департамента охраны и конвоирования ГСИН КР Улан Бердикожоев возложил вину за данные происшествия на родителей военнослужащих:

Улан Бердикожоев.
Улан Бердикожоев.

- Все идет от воспитания родителями. Мы решили обсудить, почему в обществе, будучи храбрыми, они решают наложить на себя руки, когда речь идет о защите государства. Мы и сами хотим выяснить причину этого. Кроме того, мы пытаемся донести до общества эту информацию.

Все сотрудники ГСИН, которые застрелились, сделали это, воспользовавшись табельным оружием. По имеющимся данным, в Департамент охраны и конвоирования данного ведомства ежегодно принимается около 1000 военнослужащих. До принесения клятвы солдаты отправляются на месячные сборы, где их готовят к службе. После сборов идет также 12-дневное обучение, по окончании которого они начинают выполнять свою работу: сопровождение подозреваемых в совершении преступлений лиц, охрана тюрем и так далее. Руководство департамента заверяет, что «оружие выдается служащему только после тщательной проверки».

Заместитель главного врача Республиканского центра психического здоровья Кубанычбек Эрмекалиев отметил, что на службу принимают ребят, психическое состояние которых хорошо не проверяется:

- В советское время при призыве в армию сдавали тест, состоящий из 50 вопросов. Среди прочего туда включали 2-3 вопроса том, не возникало ли иногда у тестируемых желание покончить жизнь самоубийством. В случае если призывник отвечал «да», то с ним проводили беседу отдельно от остальных солдат.

По идее, не совсем здорового парня, который проходит медкомиссию, должны оставлять там же в военкомате. Тогда у нас станет меньше тех, что решается на самоубийство, дезертирует из армии. В последние годы в больницу, где я работаю, часто стали поступать ребята после попыток суицида. Главными причинами их такого решения становятся неверное воспитание, плохая проверка в военкомате при приеме на службу и дедовщина в армии. Вот эти все факторы влияют на то, что молодые мальчишки кончают жизнь самоубийством.

При приеме на службу в зависимости от состояния здоровья призывники делятся на группы 1-2 и 3-4. Те, кто отвечает требованиям категории 1-2, идут служить в Национальную гвардию, Государственную пограничную службу, такие подразделения как «Скорпион» и другие. А те, кто попал в группу 3-4, принимаются на работу в Департамент охраны и конвоирования ГСИН КР.

Председатель Наблюдательного совета ГСИН КР Чолпон Омурканова говорит, что в этот департамент, наоборот, должны приниматься ребята, имеющие крепкое здоровье:

Чолпон Омурканова
Чолпон Омурканова

- Национальная гвардия Кыргызстана – главная военная сила страны. Но служащие там не занимаются теми вещами, что ежедневно выполняют ребята из Департамента охраны и конвоирования ГСИН КР.

Последним приходится охранять исправительные колонии, тюрьмы. Это очень сложная работа. Во время несения ими службы заключенные пугают этих солдат. Поэтому работа у этих сотрудников очень тяжелая. Мы предлагали правительству при приеме служащих в Департамент охраны и конвоирования ГСИН КР брать на работу не тех призывников, кто вошел в группу 3-4, а хотя бы из категории 2.

Сотрудники и солдаты Департамента охраны и конвоирования ГСИН КР охраняют такие пенитенциарные учреждения как колония №47 в Бишкеке, три колонии в селе Молдовановке Чуйской области, а также по одной колонии в других селах этой области, таких как Джаны-Джер, Беловодское и Петровка, а также одну колонию в Джалал-Абаде.

Руководитель правозащитного центра «Кылым шамы», который занимается расследованием несчастных случаев в армии, Азиза Абдирасулова говорит, что обеспечение охраны закрытых учреждений с оружием в руках - это «уже изжившая себя система»:

Азиза Абдирасулова
Азиза Абдирасулова

- Сейчас уже прошло то время, когда тюрьмы охраняли с оружием в руках. Во многих развитых странах пенитенциарные учреждения по всему периметру оснащены камерами видеонаблюдения. В случаях, если заключенные пытаются сбежать или совершить что-то противозаконное, тот, кто отвечает за видеонаблюдение, принимает меры. На эту должность ставят компетентного человека, имеющего 10-15 лет опыта в этой сфере, который сталкивался по работе с такими ситуациями. В Кыргызстане же тюрьмы обязательно должны охранять люди с автоматами в руках. Мы продолжаем жить с понятиями старой системы, что 18-летний солдат должен с оружием в руках стоять на посту.

В обсуждении принятия превентивных мер, которые могли бы предотвратить суицид среди солдат, принимали участие и религиозные деятели. После последней трагедии в исправительной колонии в Беловодском, была обнародована переписка по WhatsApp погибших парня и девушки. Представитель муфтията Билал ажы Сайпиев выступил с обращением к солдатам:

- Любовь надо оставить на потом, когда вернетесь из армии. Потому что имеющиеся в вашем телефоне WhatsApp, «Фейсбук» позволяют вам получать почти все, что есть в жизни, помимо армии. Болотбек стоял на дежурстве, с автоматом. Узнав, что его девушку Бактыгуль украли, он застрелился. У солдат не должно быть мыслей об этом. Автомат Калашникова – это очень сильное оружие. Его выпускали не для того, чтобы кончать жизнь самоубийством. Вот это надо понимать. После окончания службы, надо рассчитаться с военным долгом, сказав: «Мама, вот я вернулся, живой и невредимый».

Помимо Департамента охраны и конвоирования ГСИН КР, как отмечается, в таких структурах как Министерство обороны, Государственная пограничная служба и другие силовые ведомства, ежегодно по различным причинам происходият около десяти трагических инцидентов, когда гибнут солдаты.

Правозащитная организация «Кылым шамы» выяснила, что с 2012 до 2016 года в стране погибло 62 военнослужащих.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

Материал Кыргызской редакции РСЕ/РС

XS
SM
MD
LG