Ссылки для упрощенного доступа

Трудовые мигранты — заложники коронавируса


Трудовые мигранты из Кыргызстана в международном аэропорту Толмачёво в ожидании отправки домой. Новосибирск, Россия, 30 марта 2020 года.

Среди москвичей, которые вынужденно сидят на всё более ужесточающемся карантине, разошлась шутка ксенофобского характера: дескать, постоянное присутствие рабочих-мигрантов на московских улицах показало, кто на самом деле хозяин российской столицы.

Но в то время как фотографии с трудовыми мигрантами, занимающимися своей обычной работой, дают повод для разговоров о том, что им как-то удалось избежать строгих мер изоляции, на самом деле особого выбора у них нет.

Для многих возвращение домой — не вариант, даже если бы они очень этого хотели. Оказавшись в сложной ситуации, как и 200 миллионов коллег-мигрантов по всему миру — перед лицом экономического краха, они, рискуя заразиться коронавирусом, вынуждены продолжать работу в кризисное время в условиях усиливающейся дискриминации.

УЕХАТЬ НЕЛЬЗЯ — ЗНАЧИТ НАДО РАБОТАТЬ

Российский запрет на международные пассажирские рейсы и железнодорожное сообщение в середине марта в сочетании с аналогичными мерами, принятыми на родине трудовых мигрантов, оставил сотни тысяч из семи миллионов зарегистрированных и незарегистрированных мигрантов без средств к существованию. Заявления российских чиновников красноречиво указывают на то, что для экономики и самих рабочих безопаснее продолжать работать, чем находиться в самоизоляции.

— По разным оценкам от миллиона до двух мигрантов работают в регионах, — сообщил в начале апреля правительству вице–премьер российского правительства Марат Хуснуллин — до того, как вспышка коронавируса ударила по России в полную силу.

Рабочие-мигранты в защитных масках у центра миграционного контроля в Санкт-Петербурге.
Рабочие-мигранты в защитных масках у центра миграционного контроля в Санкт-Петербурге.

Он отметил важность того, чтобы строительные площадки продолжали работать:

— В сегодняшней ситуации многие из них уехать не могут, потому что границы и возможности переезда уже закрыты… И лучше будет, если они будут находиться на работе, а не в общежитии.

14 апреля, когда власти обнаружили 35 человек, зараженных коронавирусной инфекцией в общежитии в Ленинградской области, где проживает более 470 рабочих-мигрантов, в парламенте начало циркулировать предложение об автоматическом продлении разрешений и трудовых патентов работникам, избавляя их от необходимости стоять в очередях у иммиграционных отделений.

СИТУАЦИЯ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Подавляющее большинство трудовых мигрантов в России — приезжие из стран Центральной Азии. По некоторым сведениям, в 2019 году посредством денежных переводов они отправили на родину более восьми миллиардов долларов США. Однако денежные переводы, от которых сильно зависят семьи мигрантов и их родные страны, вследствие кризиса COVID-19, по последним данным, сократились вдвое.

— Раньше я отправлял 400–500 долларов в месяц. Но за последние два месяца мы ничего не смогли отправить обратно в Узбекистан. Из-за коронавируса наш ресторан перестал работать и 50 человек остались без зарплаты. Все они из Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана. Теперь мы все ищем какую-то другую работу. Надеемся, что-нибудь да найдется, — сказал 23-летний Касым Рахимов Узбекской редакции Азаттыка.

Положение примерно миллиона таджиков — сезонных рабочих в России, — которые отправляют домой 2,6 миллиарда долларов (эта сумма составляет более 30 процентов ВВП обнищавшей страны), настолько плачевно, что члены семей пытаются отправить деньги обратно в Россию, чтобы их поддержать.

Трудовые мигранты в ожидании рейса в московском аэропорту Внуково.
Трудовые мигранты в ожидании рейса в московском аэропорту Внуково.

33-летний Фаррух Зардаков — один из тех, кто застрял в России. Он сообщил Таджикской редакции Азаттыка по телефону, что «работы нет и нет денег».

— Они позвонили из дома и сказали, чтобы я отправил деньги, но я не смог. Они купили мешок муки, но, возможно, они смогут взять у кого-то взаймы, здесь я безработный, а нас живет 18 человек в одном доме, — рассказал Фаррух.

ДЛЯ УКРАИНЦЕВ НЕТ МЕСТА НА РОДИНЕ

В 2019 году украинские рабочие-мигранты перевели домой 12 миллиардов долларов — более 10 процентов ВВП — в проблемную экономику своей страны. Более трех миллионов украинцев находились на заработках за рубежом, преимущественно в таких странах — членах ЕС, как Польша, Чехия и Италия. Когда начался кризис из-за вспышки коронавируса, десятки тысяч украинцев вернулись на родину — как раз в то время, когда в Украине из-за эпидемии COVID-19 уже стремительно росла безработица.

Украинские трудовые мигранты на польско-украинской границе.
Украинские трудовые мигранты на польско-украинской границе.

В марте более 155 тысяч украинцев — включая туристов, рабочих-мигрантов и других категорий граждан — вернулись в Украину. После заявлений правительства о введении строгих пограничных ограничений из-за эпидемии, украинские граждане образовали длинные очереди на пропускных пунктах на границах с Польшей и Венгрией, когда пытались вернуться домой

— Вспышка COVID-19 и, как следствие, закрытие бизнесов и замедление экономического роста в ЕС и ближнем зарубежье привели к резкому росту количества возвратившихся трудовых мигрантов в Украину, поставили ряд вопросов о защите и добавили веса далеко идущим социально-экономическим последствиям пандемии, — заявила ранее в этом месяце Ань Нгуен, глава украинского представительства Международной организации по миграции (МОМ) — структуры, которая работает под эгидой ООН.

ОНЛАЙН-ТРОЛЛИ И ТОРГОВЛЯ ЛЮДЬМИ

Как предупреждает МОМ, рабочие-мигранты во время кризиса подвергаются набольшему риску эксплуатации, включая торговлю людьми. И те, кто планирует возвращение домой, рискуют быть обвиненными в том, что они привезли с собой коронавирус.

МОМ заявила, что карантинные меры в отношении украинцев, эвакуированных в начале марта из китайской провинции Ухань, где возникла вспышка коронавируса, «показали, как воспринимаемая угроза общественному здоровью может быстро перерасти во вспышку насилия в обществе».

Организация пишет, что «во многих странах коронавирус порождает страхи, стереотипы и ксенофобию».

Примеров киберзапугивания в социальных сетях и СМИ – множество.

Ирина Коробченко, активистка правозащитной организации Promo-LEX в Молдове, объяснила феномен раздувания нетерпимости в стране, которая, по данным МОМ, поставляет на мировой рынок труда 430 тысяч трудовых мигрантов.

— В зависимости от того, как будет развиваться пандемия... интенсивность таких ненавистнических настроений может значительно возрасти, это может перерасти в насилие, ибо каждое общество хочет найти жертву-виновника, — сказала она Молдавской редакции Азаттыка.

Другие примеры — менее явные, как, например, множество комментариев после публикации 14 апреля прокремлевской газетой «Известия» статьи под заголовком «Рожденная изоляцией: мигранты пробуют силы в наркоторговле. Массовая потеря работы иностранцами может привести их в ряды оргпреступности».

Перевела с английского языка журналист казахской службы Радио Азатлык Алиса Вальсамаки.

XS
SM
MD
LG