Ссылки для упрощенного доступа

Мобилизация, подкуп, холода. Как Путин хочет победить Украину и ЕС


Путинская мобилизация (коллаж)

Объявленная Владимиром Путиным, по его словам, "частичная" мобилизация была расценена за пределами России как новый конфронтационный шаг по отношению не только к Украине, но и к западному миру. Ведь, объявляя о мобилизации, президент РФ прямо назвал Запад противником, стремящимся уничтожить Россию. Между тем, пытаясь укрепить российскую военную мощь, поколебленную недавним контрнаступлением украинских войск под Харьковом, Кремль не забывает и о более мирных и мягких методах "работы в тылу противника", то есть в странах Евросоюза. Насколько он может преуспеть в этом?

Пару недель назад Госдепартамент США распространил информацию о том, что начиная с 2014 года Россия потратила не менее 300 миллионов долларов на финансирование или прямой подкуп политических деятелей, партий и институтов в более чем 20 странах мира – с целью лоббирования с их помощью российских интересов. В опубликованных материалах Госдепа мелькало множество названий, от европейских до африканских, вроде Мадагаскара и Судана, и перечислялись различные способы работы уполномоченных Кремлем лиц с их иностранными "партнерами". "Россия полагалась на госпредприятия и крупные компании, с помощью которых тайно переводила средства [заинтересованным субъектам] в Центральной Америке, Азии, на Ближнем Востоке и в Северной Африке, а также финансировала аналитические центры и фонды в странах Европы", – отмечается в документе.

За исключением цифры в 300 миллионов, в самой этой информации нет ничего принципиально нового. О том, что Москва активно работает над созданием сети своих агентов влияния в самых разных странах, известно давно. В странах Европы методы ее работы действительно более "аккуратны", чем в Африке или Латинской Америке. История с кредитом в 9 млн евро, выданным Россией через некий быстро обанкротившийся банк партии лидера французских ультраправых Марин Ле Пен, выглядит в этом контексте несколько топорной работой. С другими симпатизантами Кремля, вроде правопопулистской итальянской Лиги во главе с Маттео Сальвини, в свое время фотографировавшимся на Красной площади в футболке с портретом Путина, или австрийской Партии свободы, которая заключила соглашение о сотрудничестве с "Единой Россией", работали более тонко.

С Путиным и Орбаном против дороговизны?

Однако 24 февраля этого года, когда началось полномасштабное вторжение России в Украину, всё изменилось. Неспособность армии РФ, вопреки планам Кремля, быстро разгромить Украину и бесчеловечные действия российских военных на оккупированных территориях вызвали волну солидарности с украинцами – как в европейском обществе, так и в политических кругах. "Действия России в ходе этой войны значительно уменьшили влияние Кремля на Западе. Конечно, всегда есть Венгрия… Да и нынешняя зима может привести к ряду протестов под антизападными лозунгами в Центральной Европе. Но я не вижу ситуации, при которой Запад начнет распадаться – так, как об этом мечтает Путин", – говорит в интервью Радио Свобода немецкий политолог, вице-президент международного аналитического центра GLOBSEC Роланд Фройденштейн. Быть откровенно пророссийским в Евросоюзе стало не только "немодно", но и политически небезопасно.

Я не вижу ситуации, при которой Запад начнет распадаться – так, как об этом мечтает Путин

Исключение составляет разве что упомянутая Венгрия во главе с бессменным (с 2010 года) премьером Виктором Орбаном. В годы его правления Будапешт находится в почти непрерывном конфликте с Брюсселем и одновременно сближается с Москвой, с которой венгерским правительством был заключен ряд многомиллиардных контрактов. Орбан – единственный из лидеров стран ЕС, который после начала вторжения в Украину открыто ставит под сомнение европейские санкции против Кремля:

"Брюссельские санкции загнали Европу в энергетический кризис", – пишет Орбан на своей страничке в фейсбуке и добавляет, что санкции следует отменить до конца нынешнего года. По словам венгерского премьера, в этом случае растущие цены на газ в Европе немедленно упадут на 50%. Никакими ссылками или выкладками Орбан это заявление не подтверждает. Зато оно совпало по времени с двумя событиями. Первое – решение Еврокомиссии заблокировать выделение Венгрии 7,5 млрд евро в связи с тем, что Будапешт, по мнению Брюсселя, не принимает действенных мер по борьбе с коррупцией, а дела с гражданскими свободами и верховенством закона в Венгрии обстоят столь печально, что, согласно недавнему заявлению Европарламента, эту страну уже нельзя считать полноценной демократией.

Второе событие – протестная кампания, которую начали в ряде европейских стран оппозиционные и антисистемные политические силы, в том числе давние симпатизанты Кремля вроде немецких "Альтернативы для Германии" и Левой партии. На сей раз они не выражают напрямую поддержку Путину, а заявляют, что обеспокоены ростом цен и перспективой того, что без российского газа европейцы этой зимой замерзнут. Именно эту тему педалирует уже не первый месяц российская пропаганда:

В Праге 3 сентября около 70 тысяч человек участвовали в митинге протеста против дороговизны и роста тарифов на газ и электричество. Среди требований участников были и "прямые переговоры с Путиным" относительно цен на газ. Среди организаторов митинга – политики и активисты, известные своей пророссийской позицией. "Нынешнее правительство – возможно, украинское, возможно, брюссельское, но никак не чешское", – заявила одна из них, лидер националистической партии "Триколор" Зузана Майерова-Заградникова. В ответ премьер-министр Чехии Петр Фиала назвал участников митинга "пророссийской пятой колонной". За это он подвергся критике даже в либеральных СМИ, заявивших, что, кто бы ни были организаторы этих протестов, их участники – в основном действительно люди, озабоченные прежде всего ухудшающейся экономической ситуацией. Серия новых митингов намечена в чешских городах на 28 сентября.

"Проявления национализма и эгоизма"

Экономические трудности – отчасти реальные, отчасти лишь предполагаемые – становятся, однако, инструментом в руках кремлевской пропаганды и ее союзников, отмечает в интервью DW социальный психолог Пиа Ламберти из берлинского института CeMAS. "По опыту прошлых лет мы видим, что Россия активизирует свои операции влияния в периоды социальной напряженности, чтобы еще больше дестабилизировать демократии", – говорит она. По мнению Ламберти, в период кризисов "в обществе растут проявления национализма и эгоизма. Сейчас дезинформация очень умело работает с психикой людей, пытаясь усилить именно эту тенденцию".

Антиправительственная демонстрация в Праге 3 сентября
Антиправительственная демонстрация в Праге 3 сентября

Цель такого усиления понятна: перевести недовольство в политическую плоскость, что могло бы привести к власти на ближайших выборах силы, примирительно настроенные в отношении Кремля. Определенные политические сдвиги в некоторых странах ЕС уже заметны: так, на парламентских выборах в Швеции впервые в истории на второе место с 20% голосов вышла национал-популистская партия "Шведские демократы", чьи представители, судя по всему, войдут в новое правительство. Впрочем, этому успеху в Москве вряд ли очень уж радовались: по данным опросов, 72% избирателей "Шведских демократов" считают правильным недавнее решение властей страны вступить в НАТО. Это решение, нарушившее 200-летнюю шведскую политику строгого нейтралитета, было принято по единственной причине: из-за вторжения России в Украину, изменившего всю архитектуру европейской безопасности.

Россия активизирует свои операции влияния в периоды социальной напряженности

Куда больше оснований для радости Кремлю могут принести предстоящие выборы в Италии и Болгарии. В первом случае, если верить опросам, успех по итогам голосования 25 сентября ждет правых популистов из партии "Братья Италии" во главе с Джорджой Мелони: за них готовы проголосовать до 25% избирателей. В таком случае Мелони может сформировать коалицию с двумя другими подобными политическими силами – Лигой Маттео Сальвини и "Вперед, Италия!" экс-премьера Сильвио Берлускони, давнего приятеля Владимира Путина. "Хотя Мелони тоже критиковала российскую агрессию и поддерживала оказание военной помощи Украине, стоит напомнить, что в 2018 году она приветствовала переизбрание Путина как "однозначное проявление воли российского народа", – считает обозреватель издания Politico Мэттью Карничниг. По его мнению, в условиях коалиции с партиями, настроенными в пользу сотрудничества с Кремлем, "трудно быть уверенным в том, что Мелони не перейдет на более мягкие позиции".

Еще любопытнее болгарская ситуация. "В преддверии внеочередных парламентских выборов 2 октября, четвёртых за два года, либеральные круги прямо обвиняют президента Румена Радева в попытках превратить Болгарию в президентскую республику по путинской модели. Благодаря особенностям болгарской конституции он имеет возможность каждый раз в случае парламентского кризиса назначать техническое правительство, и за последние два года этот плохо замаскированный сторонник авторитарных методов чуть ли не половину времени в ручном режиме управляет страной", – рассказывает живущий в Болгарии политический обозреватель Геннадий Габриэлян. Радев – отставной генерал ВВС, пользующийся симпатиями пророссийских кругов.

Что будет, если победит Украина

Политолог Роланд Фройденштейн, однако, настроен весьма оптимистично. По его мнению, более вероятным сценарием, чем резкое смещение европейской политики в прокремлевскую сторону, "представляется война, проигранная Россией к концу будущей весны и огромные неприятности для Путина у него дома".

– Предварительным условием для этого, конечно, должен быть коллапс российского фронта, шагом к чему может парадоксальным образом стать объявленная 21 сентября Путиным мобилизация, – продолжает эксперт. – Она ведь не решает ни одной из военных проблем России – с логистикой, снаряжением, компетентным командованием, моралью войск, – а лишь создает новые проблемы, в том числе усиливает страх и подавленность в обществе. Это, кстати, может привести к дискредитации "патриотических" радикалов, которые громко требовали мобилизации.

Российская боевая техника, уничтоженная в ходе украинского контрнаступления под Харьковом, сентябрь 2022 года
Российская боевая техника, уничтоженная в ходе украинского контрнаступления под Харьковом, сентябрь 2022 года

– Те западные политики, которые пользуются репутацией вечно надеющихся образумить Путина, – например, канцлер ФРГ Шольц или французский президент Макрон – будут внутренне готовы к такому развитию событий?

– Если Украина добьется убедительной военной победы, у Шольца и Макрона не будет иного выбора, кроме как продолжать поддерживать украинцев. Соблазн сыграть роль посредников и принудить Украину к гнилому компромиссу (а такой соблазн существовал до самого недавнего времени) в этом случае окажется значительно слабее и перестанет быть политически релевантным.

Энн Эпплбаум в своей недавней статье в The Atlantic утверждает, что поражение в войне неизбежно станет для Путина как правителя "поцелуем смерти". Согласны ли вы с этим, и если да, то что это будет означать для России как государства?

– Я согласен. После того, как в первые недели войны стало ясно, что России не удастся уничтожить Украину как таковую, можно было предположить, что чем дольше продлится война, тем более вероятным будет падение режима Путина в ее результате. До сих пор всё подтверждает это предположение. Хотя некоторые западные и украинские наблюдатели опасаются, что неудачи на фронте могут привести к приходу к власти в России еще более радикальных элементов, по сравнению с которыми даже Путин и его окружение покажутся относительно умеренными, я не думаю, что это случится. В том числе и потому, что итоги объявленной мобилизации, вполне вероятно, окажутся катастрофическими.

Чем дольше продлится война, тем более вероятным будет падение режима Путина в ее результате

Конечно, если представить себе момент, когда Путин потеряет власть, то этот момент будет чрезвычайно опасным. Россия, проигравшая войну, окажется в очень плохом состоянии, и не исключено, что в ряде ее регионов возникнут центробежные тенденции. Всё это означает, что единственным приемлемым ответом на те вызовы, которые в этом случае возникнут – может быть, не немедленным, но довольно быстрым ответом, – может быть только радикальный разрыв с более чем 20-летней эпохой путинизма, – говорит Роланд Фройденштейн.

Реакция официальных европейских кругов на путинскую мобилизацию однозначна: в Брюсселе и столицах стран ЕС рассчитывают на поражение Кремля. "21 сентября Россия избрала путь конфронтации, объявив частичную мобилизацию и поддержав проведение незаконных "референдумов" на украинских территориях, оккупированных в данный момент Россией… Угрозы ядерным оружием не поколеблют нашей решимости и единства в поддержке Украины", – говорится в заявлении шефа дипломатии ЕС Жозепа Борреля. Идет обсуждение нового пакета санкций против Кремля. В Москве, напротив, надеются на то, что под влиянием суровой зимы, растущих цен и деятельности явных и скрытых европейских союзников Путина эта европейская решимость рассыплется в прах. Чьи расчеты оправдаются, покажут ближайшие месяцы.

Ярослав Шимов

XS
SM
MD
LG