Ссылки для упрощенного доступа

«Тюркская экспансия», «уязвимая» Россия и оставшиеся без ответов вопросы о трагедии в Жанаозене


Саммит Организации тюркских государств в Стамбуле, 12 ноября 2021 года. В западной прессе пишут, что возможность объединения тюркских народов беспокоит Россию, Иран и Китай

Почему российские эксперты с опаской говорят о «Великом Туране»? Какие уроки казахстанские власти извлекли из Жанаозенских событий 2011 года и кто ответит на вопросы о тайнах вокруг этой трагедии? Об этом и не только на уходящей неделе писали западные СМИ.

ИДЕЯ «ВЕЛИКОГО ТУРАНА» И ОПАСЕНИЯ КРУПНЫХ ИГРОКОВ

Только ли Москва опасается объединения тюркских народов? Почему Иран обеспокоен этой интеграцией? Ограничивается ли «Великий Туран» только тюркскими государствами? Эксперт фонда Jamestown в США Пол Гобл отслеживает реакцию российских экспертов на усилия тюркских государств по интеграции и ищет ответы на эти и другие вопросы.

По мнению ученого Российского университета дружбы народов в Москве Камрана Гасанова, «Великий Туран» является для тюрков такой же сильной идеей, как идея о «русском мире» для русских.

По словам Гасанова, концепция «Великого Турана» отсутствует в официальных документах турецкого правительства, но она находит отражение во взглядах и политике турецких официальных лиц. Он говорит, что у Анкары есть «реальный план» и Москва «должна признать эту реальность». Идея «Великого Турана» охватывает не только тюркские народы, но и финно-угорские.

«Таким образом, любое движение, объединяющее эти две группы, будет угрожать не только влиянию России на Кавказе и в Центральной Азии, но и контролю Москвы как над тюркскими, так и финно-угорскими территориями в пределах нынешних границ Российской Федерации», — пишет Гобл.

Возможность объединения тюркских народов беспокоит не только Россию, но и другие страны. «Очевидно, Иран не хочет такой тюркской экспансии. В более долгосрочной перспективе Китай тоже этого не одобряет — не только из-за живущих в его границах тюркских народов (в первую очередь уйгуров, казахов и других), но и из-за надежд Пекина в конечном итоге стать доминирующим игроком в Центральной Азии и на Южном Кавказе», — отмечает эксперт.

По его словам, Россия — уязвимый перед лицом возможной «тюркской экспансии» игрок. Российские ученые и официальные лица сейчас стали уделять больше внимания современным исследованиям по турановедению и даже открыли русскоязычный портал по этой теме.

Озабоченность россиян была вызвана не только недавним заседанием Организации тюркских государств, но и фотографией президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана с картой «тюркского мира». На этой карте часть России отнесена к «тюркскому миру».

«Разговоры в Турции и других тюркских государствах о "Великом Туране" — регионе, который включает в себя гораздо больше, чем только тюркские народы, — вызывают тревогу в российской столице», — считает Гобл.

ИЗВЛЕКЛИ ЛИ ВЛАСТИ УРОК ИЗ ЖАНАОЗЕНСКИХ СОБЫТИЙ?

Исследователь международной правозащитной организации Human Rights по Европе и Центральной Азии Watch Мира Риттман опубликовала в издании Diplomat статью, в которой анализирует ситуацию с правами рабочих в Казахстане в преддверии 10-летия трагических событий в Жанаозене, где власти силой подавили забастовку нефтяников. Вместо того чтобы прислушаться к нефтяникам, которые пытались отстоять свои права, власти отключили связь и заблокировали доступ в город, задержав сотни людей и подвергнув многих пыткам.

«Власти Казахстана заявили, что таким образом они ответили на массовые беспорядки. Но событиям в тот день в Жанаозене предшествовала продолжавшаяся в течение семи месяцев неурегулированная забастовка нефтяников. А за этим последовало — несмотря на утверждения правительства об обратном — продолжительное подавление независимых организаций рабочих», — говорит Риттман.

Частично сгоревший во время Жанаозенских событий билборд с портретом Нурсултана Назарбаева. Город Жанаозен Мангистауской области, 19 декабря 2011 года
Частично сгоревший во время Жанаозенских событий билборд с портретом Нурсултана Назарбаева. Город Жанаозен Мангистауской области, 19 декабря 2011 года

По ее словам, власти Казахстана не извлекли уроков из Жанаозена: ограничения трудовых прав, которые существовали в стране до событий 2011 года, после трагедии лишь усилились. Вслед за тем, как на процессе в Актау активистов забастовки нефтяников приговорили к длительным срокам, был принят новый «репрессивный» закон о профсоюзах, независимые профсоюзы в стране ликвидированы, а их лидеры заключены в тюрьмы.

«Антипрофсоюзные шаги Казахстана не остались незамеченными. Постоянные нарушения Казахстаном с 2015 года конвенций Международной организации труда (МОТ) о свободе ассоциаций и праве на объединения вынуждали МОТ неоднократно выделять Казахстан для рассмотрения Комитетом по применению стандартов. В 2018 году Казахстан был вынужден принять трехстороннюю миссию МОТ на высоком уровне в стране, а в мае 2020 года, наконец, хоть и неохотно, принять поправки к репрессивному закону о профсоюзах 2014 года», — пишет Риттман.

По словам Риттман, Комитет МОТ по применению стандартов в этом году выпустил отчет, в котором подверг резкой критике Казахстан, и обязал установить «прямой контакт» с представителями профсоюзов во исполнение условий конвенции и предоставления соответствующих отчетов.

«Спустя десять лет стихийные забастовки, многие из которых власти считают "незаконными", — обычное явление. Число забастовок резко возросло в этом году во время экономического спада, связанного с пандемией COVID-19, на забастовки выходили новые группы работников, например, в гиг-экономике (работающие по гражданско-правовым договорам. — Ред.). Правительство продолжает препятствовать профсоюзным организациям, даже в то время, когда работники заслуживают дополнительной поддержки», — пишет Риттман.

ОСТАЮЩИЕСЯ БЕЗ ОТВЕТОВ ВОПРОСЫ О ЖАНАОЗЕНЕ

В своем блоге о Жанаозенских событиях 16 декабря 2011 года эксперт Симон Пирани отмечает необходимость международного расследования, подчеркивая, что многие загадочные обстоятельства трагедии до сих пор не раскрыты.

«Кто они, провокаторы на площади? Кто отдал приказ направить вооруженные силы МВД против безоружного населения? Кто стрелял?» Автор собрал эти оставшиеся без ответа вопросы казахстанских и международных правозащитных групп. По словам правозащитников, необходимо международное расследование случившегося в Жанаозене, поскольку «руководство Казахстана даже сейчас пытается скрыть правду».

Кроме того, правозащитники считают, что тщательно должны быть расследованы не только произошедшее на площади, но и предшествующие и последующие события. Известны заявления о пытках нефтяников и их сторонников, задержанных во время трехдневного подавления, изнасилования женщин и сексуального насилия. По словам правозащитника Галыма Агелеуова, исчерпывающие доказательства уже опубликованы. Среди пострадавших от насилия значится активист забастовки нефтяников Роза Тулетаева, среди жертв — дочь профсоюзного активиста Жансауле Карабалаева, дочь активиста Асем Кенжебаева.

«Есть свидетельства того, что мужчин и женщин раздевали догола [зимой] и избивали, обливая холодной водой», — говорит Агелеуов.

По официальным данным, в событиях в городе Жанаозене и станции Шетпе погибли 17 человек, около сотни получили ранения. По словам автора, эти цифры также должны быть пересмотрены. Родственникам некоторых погибших выдавали тела лишь после того, как подписывали медицинские справки о том, что причинами смерти были не огнестрельные ранения, а хронические заболевания или сердечный приступ, отмечает Пирани. Автор приводит слова корреспондента российской «Новой газеты» Елены Костюченко, которой одной из первых удалось прорваться в Жанаозен, — о наличии свидетельств в пользу того, что некоторые тела были захоронены в безымянных могилах.

Женщина идет по центральной площади Жанаозена мимо полицейских автобусов. Мангистауская область, 16 декабря 2021 года
Женщина идет по центральной площади Жанаозена мимо полицейских автобусов. Мангистауская область, 16 декабря 2021 года

«Несколько сотрудников полиции были осуждены на небольшие сроки за «превышение служебных полномочий», однако власти Казахстана до сих пор не сообщают, кто дал команду стрелять», заключает Пирани.

«КАЗАХСКАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ ВОЗВРАЩАЕТСЯ»

National Geographic опубликовал репортаж ко Дню Независимости Казахстана, в котором рассказывается о традициях и быте казахского народа. Автор побывала в гостях у живущих в городе Туркестане Жанболата и Гульзиры и рассказывает об увиденном.

«Стоило Жанболату краем глаза посмотреть в сторону сына, как он начал исполнять неизвестную народную песню. Хотя у домбры всего две струны, ее звучание завораживает, подобно гипнозу: мелодичный, мягкий, но ритмичный звук создает впечатление, будто вы сидите среди пирующих в средние века», — делится впечатлениями автор.

Она рассказывает о казахских традициях гостеприимства: как подают мясо, с каким уважением усаживают гостя во главе стола. И уделяет особое внимание традиционным предметам быта и украшениям в доме Жанболата.

«Узоры и орнаменты самых разных цветов — золотого, синего, красного и серебристого — встречаются практически на любой поверхности, от подушек и штор до стен и ковров. Герб Казахстана — пара златокрылых коней, готовящихся к битве на фоне бирюзового неба, — прикреплен к потолку», — пишет автор.

«В советское время казахские традиции подавлялись. Но сейчас всё меняется. Казахская идентичность возвращается. Когда я был молод, я не мог зарабатывать на жизнь ремеслом. Теперь в городе есть мастерские по обучению казахским ремеслам, возродились тюркские праздники, такие как Наурыз», — цитирует издание Жанболата.

Мухтар ЕКЕЙ, Радио Азаттык

XS
SM
MD
LG