Ссылки для упрощенного доступа

Россия хочет федерализировать Казахстан? Зачем Москва предлагает газовый союз?


Президент России Владимир Путин смотрит на карту своей страны и соседних государств

В западных изданиях продолжают рассуждать о планах России в отношении южного соседа, отмечая, что Москва «давно положила глаз на Западный Казахстан». В СМИ также ищут ответ на вопрос, не собирается ли Москва обойти санкции Запада, создав газовый союз с Казахстаном и Узбекистаном. Зарубежная пресса отмечает, что спустя год после Январских событий многие вопросы остаются без ответов, а расследования по делам о пытках прекращены.

«ФЕДЕРАЛИЗАЦИЯ» КАЗАХСТАНА, ИЛИ «ВПОЛНЕ КОНКРЕТНЫЕ ПЛАНЫ» РОССИИ В ОТНОШЕНИИ ЮЖНОГО СОСЕДА

«Россия давно положила глаз на Западный Казахстан», но сейчас она не пойдет на открытую агрессию, пишет казахстанский политолог Ахас Тажутов в статье для Eurasia review. Он продолжает тему, поднятую в предыдущей своей публикации, которая была включена в обзор прессы на сайте Азаттыка на прошлой неделе. Посвященная анализу Тажутова часть обзора вышла под заголовком «Западный Казахстан — соблазн для России?» Автор отмечает, что такая формулировка не отражает реальность, потому что это не вопрос, а факт: «Россия уже давно положила глаз» на западные территории страны.

Москва десятилетиями смотрела на богатый нефтью регион, где работают крупные западные энергетические корпорации, разрабатывающие Тенгиз, Карачаганак и Кашаган, «глазами бывшего хозяина, который, возможно, ждет подходящего момента, чтобы восстановить контроль над территорией», считает Тажутов. Годы ожидания закончились и, кажется, момент истины близок, продолжает он. И дело даже не в том, что ситуация не располагает к вторжению, считает он. Важнее другое: если Россия будет затягивать с планом действий в отношении Центральной Азии, то бывшие постсоветские республики могут уйти из-под ее влияния, пишет Тажутов.

Отжиг попутного газа на Чинаревском нефтегазоконденсатном месторождении в Западно-Казахстанской области
Отжиг попутного газа на Чинаревском нефтегазоконденсатном месторождении в Западно-Казахстанской области

Западный Казахстан — наиболее близкий к центральной части России казахстанский регион, через который пролегает кратчайший путь в другие центральноазиатские государства. Он также является потенциальным плацдармом для углубления сотрудничества Центральной Азии с Турцией и странами Южного Кавказа. Поэтому, по мнению политолога, Москва заинтересована в контроле над Западным Казахстаном и получении рычагов давления на присутствующие там энергетические компании и на западный политический истеблишмент.

«При нормальном развитии событий российские политики и принимающие решения лица, скорее всего, не стали бы торопиться. Но сейчас россияне находятся в ситуации, когда нужно действовать быстро, — пишет Тажутов. — На фоне войны России с Украиной и ее последствий, а также лихорадочных усилий Турции по скорейшему выводу тюркских стран Центральной Азии из зоны влияния Российской Федерации через убеждение присоединиться к Транскаспийскому международному транспортному маршруту (известному как Срединный коридор, который нацелен на создание жизнеспособной альтернативы давно существующему маршруту через Россию) создать армию Турана (своего рода военный союз под руководством Турции), не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что Западный Казахстан с высокой долей вероятности может стать местом, на которое будет направлено следующее внешнее действие России».

Россия не пойдет на открытое вторжение, продолжает автор, полагая, что Москва последует другим путем.

Российские власти и прокремлевские издания внимательно следят за общественно-политической ситуацией в Казахстане и уделяют особое внимание предпосылкам, которые способствуют росту социальной напряженности в Западном Казахстане, убежден автор. Он ссылается на мнение американской журналистки Шерил Л. Рид, посетившей Казахстан для исследования Январских событий, которая в интервью Азаттыку сказала, что «обстоятельства, из-за которых начались протесты, никуда не делись». Тажутов считает, что для России это не новость — Москва разрабатывает планы, что делать, чтобы повернуть ситуацию в Казахстане в свою пользу.

Политолог приводит мнение одного из авторов сайта Iarex.ru, который пишет о нескольких целях России в Казахстане и указывает, что «должна быть проведена федерализация республики с получением областями с компактным проживанием русского населения автономии (возможно, и с учетом их клановой системы)». Тажутов говорит, что это отражает общее отношение российского экспертного и медийного сообщества к соседней стране. Российские лидеры мнений навязывают установку, что Казахстан нуждается в «федерализации».

Отвечая на вопрос, кто за этим стоит, автор напоминает слова российского тележурналиста Александра Невзорова, который сказал, что ни один пропагандист в России не высказывается без четких указаний администрации президента. «Так что это не фантазии одного идиота, а вполне конкретные планы», — заключает Ахас Тажутов.

ЯНВАРСКИЕ СОБЫТИЯ: БЕЗНАКАЗАННЫЕ ПЫТКИ

Американское информационное агентство Associated Press отмечает, что спустя год после Январских событий, в которых, по официальным данным, погибли не менее 238 человек, многие вопросы остаются открытыми.

Правозащитники утверждают, что казахстанские полицейские и военные применили чрезмерную силу, имели место произвольные задержания и массовые пытки тысяч задержанных в январе, напоминает агентство. Власти опубликовали список погибших, но не привели обстоятельства их смерти. Астана отвергла призывы к международному расследованию.

После Кровавого января Токаев анонсировал усиление роли парламента, заявил о сокращении президентских полномочий, инициировал поправки к Конституции, ограничивающие президентский мандат одним семилетним сроком, пишет автор публикации Джоанна Козловска. Кроме того, 82-летнего экс-президента Нурсултана Назарбаева лишили части привилегий.

Правозащитники и эксперты тем не менее считают, что система не изменилась.

«Мы продолжаем жить в авторитарном режиме советского типа, который почти не изменился после Январских событий… Январские события привели к новым проблемам, таким как пытки, жертвы среди мирного населения. Соответствующие расследования прекращены», — говорит правозащитник Евгений Жовтис, руководитель Казахстанского бюро по правам человека.

Правозащитник «Коалиции против пыток» Татьяна Чернобиль отмечает, что в прошлом году в коалицию поступило 190 жалоб на пытки, но в действительности фактов пыток могло быть больше. 104 дела, которые мониторила коалиция, были закрыты за «отсутствием доказательств».

По словам Чернобиль, власти не принимают достаточный усилий для расследования жалоб на пытки. Следственные органы прекращают дела, ссылаясь на невозможность проверить показания заявителей.

«В Казахстане мы видим несоответствие международным стандартам. Мы видим, как обвиняют жертву, возлагая на нее бремя доказывания [того, что пытки имели место]», — говорит Чернобиль.

Рэйчел Гасовски, исследователь организации International Partnership for Human Rights по Центральной Азии, говорит, что пытки в Казахстане остаются безнаказанными. Задержанные после Жанаозенских событий в 2011 году тоже заявляли о пытках, но, вопреки рекомендациям ООН, Казахстан не расследовал жалобы, пострадавшим не выплатили компенсацию.

Жовтис считает, что необходимо международное расследование Январских событий, поскольку следствие по делам о гибели гражданских лиц в основном было прекращено, власти скрыли важные доказательства, такие, например, как записи с камер видеонаблюдения.

РОССИЯ ПРЕДЛОЖИЛА ГАЗОВЫЙ СОЮЗ, ЧТОБЫ ОБОЙТИ САНКЦИИ?

Какую цель преследует Россия, предлагая Астане и Ташкенту создание газового союза? В статье, опубликованной на сайте американского фонда Jamestown, ответ на этот вопрос ищет Нурай Алекберли, исследователь консалтинговой компании из Азербайджана.

Алекберли считает, что Россия через этот союз хочет спасти свою энергетику от негативного воздействий западных санкций. Предложение вступить в союз вызвало беспокойство в Ташкенте и Астане, вслед за этим Москва попыталась выступить с разъяснениями. Вице-премьер России Александр Новак заявил, что Россия, Казахстан и Узбекистан имеют единую систему транспортировки газа со времен СССР, а создание союза откроет путь для экспорта на дополнительные рынки, например, в Китай. Позже пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что никаких политических требований в газовом союзе выдвигаться не будет.

Алекберли говорит, что несмотря на негативную реакцию в Казахстане и Узбекистане, Кремль не отказался от инициативы. В официальных заявлениях Москвы подчеркивается, что по мере увеличения внутреннего потребления в центральноазиатских странах и увеличения их экспортных обязательств спрос на газ будет расти, поэтому им следует обсудить возможности увеличить поставки из России.

Для создания газового союза нужно будет модернизировать газотранспортную инфраструктуру и прокладывать новые газопроводы, полагает эксперт. Кроме того, необходимо построить отдельную газотранспортную систему через Казахстан в Узбекистан. На развитие внутренней российской инфраструктуры для транспортировки большего количества газа в Центральную Азию потребуется около 4,1 миллиарда долларов. Но Россия сталкивается с инфраструктурными и финансовыми проблемами из-за санкций. Сейчас все три страны не могут позволить себе оплачивать расходы на инфраструктуру, необходимую для союза, заключает автор.

«В конечном итоге создается впечатление, что идея союза изначально была предложена для спасения России от западных санкций. Как известно, Европа избавляется от зависимости от российского газа, и конечной целью Москвы может быть создание альянса как инструмента для транспортировки своего газа в Европу через территорию Казахстана и Узбекистана. Тем не менее, Астана и Ташкент категорически против такой договоренности. Таким образом, неопределенность в отношении потенциальных политических мотивов предлагаемого Россией трехстороннего газового союза оставляет мало места для серьезного рассмотрения экономических выгод, которые может принести такой союз», — считает автор.

XS
SM
MD
LG