Ссылки для упрощенного доступа

«Украинцы становятся сильнее, россияне — слабее». Полковник ВМС США — о боевой обстановке в Донбассе


Разрушенный мост, соединяющий Лисичанск с Северодонецком, 22 мая 2022 года

Марк Кансиан, полковник ВМС США в отставке и старший советник Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне, анализирует соотношение украинских и российских вооруженных сил спустя три месяца после начала войны и объясняет, почему российское наступление на два города в Донбассе является ключевым в конфликте.

Российские войска ведут наступление на два города, находящиеся по обе стороны от реки на востоке Украины, с целью окружить украинские силы. Это наступление может стать решающим в военной операции Москвы в соседней стране.

Северодонецк, город в контролируемой Украиной самой восточной части Донбасса, и Лисичанск, расположенный на противоположной стороне реки Северский Донец, находятся в эпицентре важнейшего штурма российских войск, которые пытаются окружить украинских военных на восточном фронте с трех сторон.

Попытка заманить украинскую армию в ловушку может серьезно повлиять на текущий этап войны и определить успех или провал пересмотренных планов Москвы по установлению полного контроля над Донецкой и Луганской областями. Российские войска продолжают продвигаться вперед, но пока не могут прорвать оборону, а президент Украины Владимир Зеленский предупредил о предстоящих трудных неделях.

Тяжелые бои в Донбассе завязались спустя три с лишним месяца войны, которая, по первоначальным прогнозам многих экспертов и западных чиновников, должна была закончиться победой России в течение нескольких дней или недель.

Москва добилась не очень больших успехов в войне, в которой, по сообщениям, она понесла значительные военные потери с начала вторжения в Украину 24 февраля. Украина также понесла ощутимые боевые потери, многие ее города превратились в руины, тысячи жителей убиты и ранены.

Корреспонденты Азаттыка побеседовали с Марком Кансианом, полковником ВМС США в отставке и старшим советником Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне, чтобы узнать, как меняется боевая обстановка.

Азаттык: Россия активизировала свои атаки на востоке и привлекла больше сил и техники, особенно в районе Северодонецка и Лисичанска, где российские войска пытаются окружить украинские силы. Что Вы думаете о таком развитии событий, и свидетельствуют ли они о том, что у России есть некоторое преимущество в Донбассе?

Марк Кансиан
Марк Кансиан

Марк Кансиан: Важно рассматривать события в широком контексте. Это [по сути] третий шаг в военных целях России, подразумевающий сокращение этих военных целей. В самом начале они пытались захватить Киев и установить контроль над всей страной, что, им, конечно, не удалось. Затем они перебросили свои силы на восток страны и попытались занять большую часть восточного Донбасса. Они попытались нанести удар к югу от Изюма, а затем продвинуться на север из Мариуполя, но и это им не удалось.

За две или три недели Россия не смогла добиться существенного прогресса. Мариуполь продержался гораздо дольше, чем ожидалось, и россиянам потребовалось много времени, чтобы освободить эти силы [из Мариуполя], и они также понесли большие потери.

Таким образом, план России по захвату южной части территории так и не был реализован. Теперь основное внимание уделяется гораздо меньшему по размеру Северодонецку. Российские войска пытаются окружить город: они предприняли атаку с севера и попытались пересечь реку, [но] сделали это очень неудачно и потеряли много солдат и техники.

Тем не менее они все еще пытаются завладеть этой территорией. Этот город позволил бы им установить значительный контроль над большей частью Луганской области. Возможно, это их последняя цель в этой войне, потому что они понесли большие потери. Российские силы явно выдохлись, а их боевой дух никогда не был высоким. Я сомневаюсь, что у них хватит боевых возможностей на что-то большее.

Азаттык: Многие аналитики отмечают, что российские войска, по-видимому, отказались от попыток окружить крупные украинские формирования на востоке Украины и вместо этого пытаются взять в небольшое кольцо украинские силы в Донбассе. Есть ли недостатки и риски для России в связи с таким изменением подхода?

Марк Кансиан: Скорее всего, их боеспособности на большее и не хватит, учитывая, что попытка окружить крупные формирования провалилась.

Важно помнить, что у россиян просто нет больших боевых возможностей, фактически, их не было на протяжении всей операции. В начале у них было примерно 200 тысяч военных, но из них около 30 тысяч были сепаратистами из Донбасса. Так что, возможно, у них было около 150 тысяч солдат сухопутных войск, но этого мало для большой территории, на которую было изначально предпринято наступление по четырем различным направлениям.

Для сравнения: нынешняя линия фронта находится примерно там же, где она была в начале 1943 года [во время Второй мировой войны между Советским Союзом и нацистской Германией]. В то время у Советов было более миллиона солдат на той же линии фронта, где сейчас у России 150 тысяч солдат или даже меньше.

Мужчина и его лошадь во дворе многоэтажки во время минометного обстрела Северодонецка, 18 мая 2022 года
Мужчина и его лошадь во дворе многоэтажки во время минометного обстрела Северодонецка, 18 мая 2022 года

Поэтому у них не такая уж большая боеспособность, учитывая поставленную задачу. Вот почему, когда атаки на Изюм провалились, им нужно было еще больше ограничить свои усилия. Такой прием как окружение является [устоявшейся] частью российской военной доктрины, и они прибегали к нему во время Второй мировой войны.

Природа поля боя располагает к тому, чтобы попытаться применить этот прием против украинских сил, учитывая их позицию на востоке. Со стратегической точки зрения это было бы целесообразно. Проблема в том, что неясно, есть ли у России силы для его применения.

Азаттык: Высокопоставленные кремлевские чиновники все чаще открыто признают, что российское наступление в Украине продвигается медленнее, чем ожидалось, а из западных стран в Украину продолжает поступать новая техника и помощь. Учитывая эти подвижки, каково, по вашему мнению, соотношение вооруженных сил двух стран спустя три с лишним месяца после начала войны?

Марк Кансиан: Со временем украинцы становятся сильнее, россияне — слабее. Украинцы пользуются боеприпасами и оружием, поступающими из западных стран, которые им очень сильно помогли. Они не смогли бы продолжать сопротивление до сегодняшнего дня без этой техники и боеприпасов.

Украинский солдат в укрытии во время российского обстрела Лисичанска, 23 мая 2022 года
Украинский солдат в укрытии во время российского обстрела Лисичанска, 23 мая 2022 года

Сейчас есть некоторые вопросы относительно того, какой объем этих поставок украинцы могут реально использовать. Но это оружие и заменит вооружение, которого они лишились, и увеличит возможности украинцев в некоторых важных аспектах, так что они становятся сильнее. Важно также отметить, что в начале войны украинцы призвали много резервистов и создали группы территориальной обороны, которые сначала были совершенно необученными и неподготовленными, но через три месяца, пройдя подготовку, они стали куда опытнее на поле боя. Поэтому я думаю, что их силы также становятся более эффективными.

С другой стороны, россияне становятся менее эффективными, они понесли большие потери. Определенно больше, чем украинцы, хотя неизвестно, сколько солдат потеряли украинцы.

Российские войска восполнили потери в большей степени, но они заменили их подразделениями более низкого качества, а также были произведены некоторые индивидуальные замены. Они использовали большие объемы приоритетных боеприпасов, в частности, кажется, что число их ракет поубавилось. Заметьте, что за последние пару недель они действительно выпустили не так много ракет. Я думаю, это потому, что их запасы на исходе.

Азаттык: Все чаще звучат предупреждения, а также данные американской и британской разведки показывают, что российская морская блокада останавливает работу украинских портов, что многие мировые лидеры называют преднамеренной атакой Москвы на глобальную цепочку поставок продовольствия. Значит ли это, что теперь больше боевых действий будет происходить на море, и более пристальное военное внимание будет уделено морю?

Марк Кансиан: Думаю, да. Нет сомнений в том, что россияне организовали морскую блокаду украинских портов, и это вполне стандартные действия в такого рода ситуациях. Блокада оказывает воздействие на мировые рынки продовольствия и также сказывается на украинском импорте, что значительно затрудняет любые поставки, включая поставки средств военного назначения.

Российский снаряд взрывается у дороги, ведущей в Лисичанск, 23 мая 2022 года
Российский снаряд взрывается у дороги, ведущей в Лисичанск, 23 мая 2022 года

Полагаю, что конфликт на побережье продолжится. Запад поставляет украинцам противокорабельные ракеты, у украинцев есть и свои ракеты, что может вытеснить российский флот дальше в Черное море. Вполне вероятно, что в какой-то момент российские корабли окажутся в зоне досягаемости, и украинцы успешно произведут по ним выстрелы.

Этот конфликт будет продолжаться и развиваться. Например, россияне также используют Мариуполь и некоторые другие порты для пополнения запасов. Пополнять запасы с помощью кораблей гораздо проще, чем с помощью грузовиков или поездов. Я думаю, что усилия России по пополнению запасов и использование Украиной противокорабельных ракет приведут к определенным боевым действиям.

Так что да, это будет зона продолжительного и даже потенциально обостряющегося конфликта.

XS
SM
MD
LG