Ссылки для упрощенного доступа

«Думал, что не выживу». Рассказ российского контрактника, отказавшегося воевать в Украине


Отправляемые в Украину мужчины из Башкортостана

Десятки военных из Башкортостана отказались от контрактов и дальнейшего участия в боевых действиях на территории Украины. Один из них, вернувшийся домой в прошлом месяце, рассказал Азаттыку о пережитом.

37-летний житель Башкортостана Анатолий в июне записался добровольцем на войну против Украины. Через три месяца его отправили на фронт.

Подразделение, по словам Анатолия, находилось на передовой две с половиной недели. С самого начала всё пошло не так.

«Всё это время наш батальон не стоял на довольствии, — рассказал он Азаттыку. — Боеприпасов не было — даже патроны для автоматов мы нашли в лесопосадках, по которым нас раскидали. Нам обещали новую технику, вооружение, а дали автоматы, прошедшие уже третий — последний — ремонт. У кого-то было дуло кривое, у кого-то пулемет заклинило на втором выстреле. Из тяжелого вооружения у нас вообще ничего не было».

Примерно через две недели после того, как его бросили в бой, Анатолий и десятки других контрактников из регионального добровольческого подразделения под названием «Батальон имени Шаймуратова» отказались от своих контрактов и попросились домой.

История Анатолия демонстрирует проблемы с логистикой и моральным духом, с которыми столкнулась Россия, борясь с крупными потерями в войне в Украине, поскольку этот конфликт длится намного дольше, чем предполагала Москва вначале.

Точные цифры неизвестны, но, по некоторым данным западной разведки, число убитых и раненых россиян оценивается примерно в 80 тысяч человек.

Чтобы восполнить эти потери, Россия объявляла набор новых добровольцев, предлагая им денежные стимулы, вербовала заключенных и обещала иностранным наемникам льготы при получении российского гражданства. 21 сентября президент Владимир Путин издал указ о «частичной» мобилизации с целью привлечь не менее 300 тысяч человек.

Проблемы с человеческими ресурсами усугубляются тем, что значительное число добровольцев расторгли контракты и отказались от дальнейшей службы.

Отдавая распоряжение о мобилизации, Путин также объявил о положении, которое автоматически продлевает контракты солдат-добровольцев и затрудняет для них отказ от участия в боевых действиях.

Точное число военнослужащих, разорвавших контракты, неизвестно, однако сотни таких случаев уже подтверждены документально. Руслан Левиев, основатель российской неправительственной организации Conflict Intelligence Team, которая отслеживает информацию о военных из открытых источников, сообщил «Настоящему Времени», что «феномен отказа становится системным».

«По нашим оценкам, от 20 до 40 процентов военнослужащих-контрактников, которые вернулись из Украины и которых вновь готовят к отправке туда, отказываются вернуться в строй», — сказал он в апреле.

Украинская артиллерия бьет по позициям противника в Донецкой области
Украинская артиллерия бьет по позициям противника в Донецкой области

Сообщения СМИ, полученные из открытых источников разведданные, а также заявления украинских чиновников позволяют предполагать, что проблема только усугубляется.

«ДУМАЛ, ЧТО НЕ ВЫЖИВУ»

«Батальон имени Шаймуратова» из Башкортостана был одним из многих региональных добровольческих подразделений, созданных летом в России для решения проблемы нехватки военных кадров.

Он был сформирован в конце мая для набора 800 солдат.

Добровольцам обещали первоначальную выплату в размере 200 тысяч рублей (3300 долларов) за подписание контракта и 2000 рублей (33 доллара) за каждый день службы. Это выше средней зарплаты по стране и значительно больше среднерегионального показателя по Башкортостану. Регион, несмотря на значительные запасы нефти, считается относительно бедным.

Анатолий, который говорил с Азаттыком на условиях анонимности, рассказал, что записался на военную службу в Украине, потому что думал, что может «там пригодиться».

«Ну и денежный вопрос сыграл свою роль — думал, отдам долги и заработаю немножко для семьи», — пояснил он.

Анатолий сообщил, что 42 его однополчанина подали письменные рапорты об увольнении 17 сентября, после нескольких недель обстрелов украинской артиллерией и беспилотниками.

«Их артиллерия работала настолько точно, что попадала в окоп размером метр на метр, — рассказал Анатолий. — Вот десять окопов, скажем, у нас было — так они во все десять подряд попали».

Он добавил, что не участвовал в прямых боевых действиях с украинской пехотой.

«Какие ответы с нашей стороны? — продолжил он. — Мы запрашиваем [ответный огонь], а ответа нет... И такое было с самого первого дня, как мы заехали на позиции».

На следующий день после того, как контрактники подали письменные рапорты с отказом продолжать участвовать в боевых действиях, по словам Анатолия, с ними пришел поговорить замполит — практика советских времен, в которой офицеру поручено следить за политическими взглядами военнослужащих. Затем военных погрузили в два грузовика и отвезли в соседний город.

«Искали детский лагерь… но по темноте его не нашли, — сказал он. — И пришлось заночевать в лесу».

На следующий день они нашли лагерь, и мужчин продержали там два дня, рассказал Анатолий. 20 сентября их перевезли в Херсонскую область и разместили в конюшне.

На следующий день — 21 сентября, как раз тогда, когда Путин подписал указ о мобилизации, — им сказали, что их перевезут в Крым (аннексированный Москвой в 2014 году украинский полуостров) небольшими группами, поскольку «сразу 40 человек через границу не пропустят».

Но после того, как первая группа проехала всего несколько километров, грузовик внезапно развернулся и вернулся к конюшне. По словам Анатолия, возникла бюрократическая путаница вокруг подачи рапортов об отказе от службы.

Анатолий рассказал, что 23 сентября прибыли еще офицеры и пытались заставить солдат написать новые рапорты, датированные этим числом, видимо, чтобы документы соответствовали новым правилам.

После острой стычки, во время которой офицеры якобы начали «обзывать по-всякому, орать», мужчин погрузили в грузовик и увезли в другое место, где располагалось региональное военное командование.

По его словам, солдат заперли в гараже площадью 25 квадратных метров с «задержанными пьяными военнослужащими, а также нарушителями комендантского часа». Анатолий добавил, что его поместили в «карцер», роль которого исполнял контейнер для перевозки грузов.

— Посадили меня туда, и я там просидел два с половиной дня — в одной футболке, в тапочках. А ночи холодные уже были, думал, что не выживу, — вспоминает он.

Военнослужащим удалось снять видеообращение и отправить его главе Башкортостана и его советнику и помощнику по мобилизации Алику Камалетдинову. Позже они опубликовали второе видео в социальных сетях.

Азаттык связался с Камалетдиновым, но тот отказался от комментариев.

500 КИЛОГРАММОВ МЕДА

По словам Анатолия, офицеры наказали солдат, ограничив доступ к туалетам и урезав нормы еды и воды.

Он рассказал, что 1 октября приехал некий человек, представившийся помощником Камалетдинова, и вручил отряду 500 килограммов меда в качестве «гуманитарной помощи», чем вызвал лишь насмешки солдат.

Через день прибыл сам Камалетдинов, который, видимо, ехал из Уфы, столицы Башкортостана. К тому времени, по словам Анатолия, 30 солдат согласились вернуться на фронт; 13 остались в гараже.

«Он предложил раскидать нас по разным подразделениям корпуса [в Украине], но мы все сказали — нет», — говорит Анатолий.

«Он называл нас псами, шавками, грозил, что нас дома будут считать предателями, "опустят", предупреждал, что нашим родственникам тоже "жизни не будет"», — рассказал Анатолий Азаттыку. — Потом уехал — и больше мы его не видели».

Реактивная артиллерийская система HIMARS, состоящая на вооружении ВСУ. Херсонская область, 29 октября 2022 года
Реактивная артиллерийская система HIMARS, состоящая на вооружении ВСУ. Херсонская область, 29 октября 2022 года

«ПРОБЫЛ БЕСПЛАТНО»

Анатолий сказал, что его держали в гараже до 9 октября, после чего его и остальных отправили на расположенный поблизости металлургический завод и продержали там еще девять дней.

18 октября офицер отдал им документы и сказал, что они могут уйти.

Затем мужчины добрались до Крыма, кто на автобусе, кто автостопом. Анатолий сказал, что он и еще четверо вернулись в Уфу 22 октября.

При этом он добавил, что не знает, что случилось с другими солдатами, которые остались воевать.

28 октября срок действия контракта Анатолия официально истек. Он признался, что боится идти в военкомат для окончательного оформления документов, опасаясь, что его задержат и отправят в тюрьму или того хуже — обратно в Украину.

В конце концов, по его словам, он так и не получил обещанную выплату в размере 200 тысяч рублей и большую часть причитающихся ему ежедневных выплат. Вместо этого ему заплатили всего 34 тысячи рублей.

«Фактически все эти дни в Украине я пробыл бесплатно», — сказал он.

Роберт КОАЛСОН, Idel. Реалии

XS
SM
MD
LG